- Политика

«Достаточно воли, но есть дефицит в лидерстве» — бывший лидер оппозиции о том, чем отличаются протесты в Беларуси в 2020 от 2010-го

Белорусский политик, кандидат в президенты 2010 года и бывший политзаключенный Владимир Некляев рассказал в прямом эфире программы «Утро» на телеканале «Настоящее время», созданном Радио Свобода со участием «Голоса Америки», о том, кто сегодня поддерживает Александра Лукашенко, которое будущее у Светланы Тихановскои и чем отличаются протесты, продолжающиеся уже 4 месяца подряд, от акций 2010 года.

Теперь, к сожалению, ситуация выглядит наоборот. Достаточно силы, достаточно народной воли, но есть острый дефицит в лидерстве

— Изменились масштабы, а принципы остались те же. Подавления всякого свободомыслия, любого сопротивления нынешнем тоталитарном белорусском режиму. Есть проблема и разница, на мой взгляд, в том, что в 2010 году не было достаточно народной силы, народной воли для того, чтобы изменить ситуацию в Беларуси. Но хватало лидеров протестов. Теперь, к сожалению, ситуация выглядит наоборот. Достаточно силы, достаточно народной воли, но есть острый дефицит в лидерстве, и об этом уже говорят очень много.

— Как вы считаете, откуда сила и воля народа взялась через 10 лет?

Все эти 25 лет, по сути, белорусская оппозиция готовила народ к этому протесту. Так что это не вдруг. Причем это происходило не только в политике, но и в культуре, очень важно

— Это не внезапно все появилось. Можно, конечно, дело представлять так, что это какое-то чудо, что никто не ожидал от народа, он сможет подняться на борьбу за свободу. Это неправда, это все готовилось долгие годы. С самого начала от прихода к власти Лукашенко белорусская оппозиция, прежде всего «Белорусский народный фронт», протестовали против самого института президентства в Беларуси в целом, который вообще-то, не свойственный характера белорусов, и тем более против прихода и удержания власти Лукашенко. Пытались наладить импичмент — не получилось. Все эти годы, двадцать пять лет, по сути, белорусская оппозиция готовила народ к этому протесту. Так что не все и не вдруг. Причем это происходило не только в политике, но и в культуре, что очень важно.

— Как вы считаете, сам Лукашенко за эти 10 лет изменился? Сейчас он сильный или слабый?

— Надо понимать, что Лукашенко, в отличие от нас, не волнует, что убивают людей, их калечат, которые бросают в тюрьмы. Наоборот, он находится в кайфе. Это то, чего он всю жизнь хотел. Ему не хватало вот этого: сидеть и управлять боевыми действиями, вершить судьбы.

— При всем обсудим социологический опрос британского центра Chatham House, которое показало, что Виктора Бабарыка считают лучшим кандидатом на президентский пост более 38% респондентов, а вот за Лукашенко проголосовали бы 20%.

Откуда так много сторонников Лукашенко, ведь протестующие говорили о 3%?

Безусловно, часть общества, которая поддерживает сегодняшний режим — это не 3%. Но поддерживают этот режим эти люди из-за необходимости

— Политика такая вещь, что в ней все на преувеличение, как отрицательное, так и положительное. При этом безусловно, часть общества, которая поддерживает сегодняшний режим — это не 3%. Но поддерживают этот режим эти люди по необходимости. Или они служат, как служат ему люди в силовых структурах, в администрации президента, в ведомствах, в министерствах. Это не так уж и мало. Начальников колхозов, совхозов. И они, понимая, что с уходом Лукашенко потеряют все свои привилегии, они его.

— После выборов кто вас больше всего поразил как личность, как политик в белорусском общественной жизни?

— Меня лично Светлана Тихановська очень удивила. Прежде всего, потому, что я узнал, когда с ней встречался в Вильнюсе, что решение продолжить дело мужа, пойти в политику, очень опасную зону для любого человека сейчас в Беларуси, она приняла сама. Я-то думал, что у нее была какая-то договоренность с Сергеем Тихановським , с ее мужем, и вот она выполняла эту договоренность. Нет, это сделала она сама. И она очень быстро набирает форму политическую, набирается опыта. Она способна человек, и я ее готов поддерживать.

Многие говорили (о Тихановську) — и кто она такая, домохозяйка, а мы здесь в политике по столько лет. Да, вот она такая, вот она появилась

Хотя многие, ну знаете, политика такая вещь, ревностная зона человеческой жизни, многие говорили — да кто она такая, домохозяйка, а мы здесь в политике по столько лет. Да, вот она такая, вот она появилась.

— То есть вы считаете, что у нее есть политическое будущее?

— Да, я считаю, что это так. И оно уже очевидно. Она встречалась со многими западными политическими лидерами. Потом я у них спрашивал, каково ваше мнение об этом человеке, как о политики на. И никто мне из них не сказал ничего отрицательного. Все просто удивлялись тому, что они обнаружили в ней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *