- Политика

«Мы планируем забыть слово« маршрутки ». Интервью с переизбран мэром Днепра Борисом Филатовым

Действующего мэра Днепра Бориса Филатова снова избрали на должность. Во втором туре выборов он со значительным отрывом победил оппонента Загид Краснов: Филатов получил более 80 процентов голосов во втором туре.

Теперь он будет продолжать начатое при первой каденции, и помогать ему фракция новообразованной партии «Предложение», которая заняла первое место на выборах в горсовет Днепра.

И хотя горожане вдруг доверили Филатову управлять Днепром, его политические оппоненты и общественные активисты упрекают его хищения местного бюджета за незаконные тендеры, а также конфликт интересов через связи с бизнесменом Геннадием Корбаном.

В интервью Радио Свобода Филатов рассказывает о подкупе избирателей, мечтаю полететь в космос и о том, как он будет мириться с центральной властью.

— Уже было зарегистрировано уголовное производство, и многие фиксировалось нарушений, в частности по «сетки» избирателей, которым предлагали 1500 гривен, чтобы продать свой голос. Также стало известно, что эта «сетка» работала на вашего оппонента — Загид Краснов. Как считаете, будут ли наказаны те, кто принимали в этом участие?

— Я хотел бы выразить благодарность Национальной полиции. Они во втором туре, подчеркиваю, именно во втором туре, а не в первом, фактически это «сетку» сломали. Были задержаны более 100 человек, причастных к этой «сетки», начиная от людей, которые фотографировали бюллетени с паспортами, и заканчивая различными товарищами, которые бегали с деньгами у избирательных участков. Я бы очень хотел, чтобы наконец те люди, которые занимались этими грязными технологиями, понесли полную юридическую ответственность. И желательно, конечно, чтобы эта юридическая ответственность была не только для исполнителей, но в том числе и для организаторов этой «сетки».

Весь город это обсуждало. Все вайбер-боты, все телеграмм каналы были завалены предложениями, обзванивали людей колл-центры. Это была настоящая вакханалия.

— Как вы будете выстраивать отношения с центральной властью? Ведь мы знаем, что до выборов эти отношения испортились, но диалог нужно как-то выстраивать.

— С первого дня своей конфронтации с центральной властью я говорил о том, что основная причина — это отсутствие коммуникации, отсутствие диалога. Монобильшисть, партия «Слуга народа» шли на волне «зеленого хайп». И почему они не делали выводов из событий, которые происходили, и не понимали, что местные выборы они в любом случае проигрывают, и сейчас мы видим — они не взяли ни одного мэра областного центра, — для меня это до сих пор не понятно. Но получилось, как получилось.

Конечно, я не могу ставить родной город в заложники своих собственных амбиций и идти уже в полную конфронтацию, потому что в любом случае за мной стоит территориальная община, и город живет на Луне, и мы не можем существовать отдельно от государства.

Что сейчас меня утешает и вызывает взвешенный оптимизм? Уже во второй тур выборов у нас были две селекторные совещания с премьер-министром после демарша мэров против карантина выходного дня. И я вижу начало диалога. На этом совещании присутствовал Кирилл Тимошенко вместо [Сергея] Трофимова, который провалил региональную политику в Офисе президента. Они пытаются уже коммуницировать. Я надеюсь, что в них наступило просветление, и сейчас мы достаточно остро, напряженно, но все же в конструктивном направлении обсуждаем ряд проблем.

— Несмотря на то, что вы победили на выборах мэра и ваша политическая сила заняла первое место на выборах в горсовет, все же большинство в горсовете у вас нет. То есть придется договариваться. Как будете собирать голоса?

— Я вообще считаю, как региональный лидер, партизации в местных советах не должно. Если хотите знать мое мнение, сугубо политическую — в городские советы надо избирать депутатов по мажоритарке, но в два тура, чтобы они не скупали голоса. И тогда пройдут председателя ОСМД, общественные активисты, экологи и неравнодушные люди.

Если мы говорим о большинстве, то называть вещи своими именами. Большинство все равно всегда формируется вокруг мэра и крупнейшей фракции. То есть они никуда не денутся

По законам о местном самоуправлении, нет юридической необходимости создавать так называемую коалицию. Если мы говорим о большинстве, то называть вещи своими именами. Большинство все равно всегда формируется вокруг мэра и крупнейшей фракции. То есть они никуда не денутся.

Я готов сотрудничать с любыми депутатами, которые готовы голосовать за вопросы развития городского хозяйства независимо от их партийных зонтиков. Если кто-то уйдет в оппозицию, то пусть идет в оппозицию. Учитывая, что уже сейчас на меня ориентируются более двух третей городского совета, подавляющее большинство из них избирались уже второй-третий раз, я думаю, мне не стоит даже волноваться по поводу большинства.

— Я хотел спросить о том, что обвиняют вас все ваши оппоненты — это ваши связи с Геннадием Корбаном. Считается, что у вас есть конфликт интересов, ведь он является вашим другом, но также является влиятельным бизнесменом в Днепре, а еще возглавляет общественный совет при городском совете. Вы считаете это конфликтом интересов?

— Я не считаю это конфликтом интересов. Во-первых, в отличие от других городских голов, никогда не скрывал таких связей. У меня нет людей в кладовке, которых я прячу.

А громрада — это официальный орган, как и в любых органах местного самоуправления. И это выборная должность. То есть его реально, как ни парадоксально это звучит, выбрали общественные организации, потому что видят его профессиональные качества и его желание работать во благо родного города.

Почему я не вижу здесь никакого конфликта интересов? Потому что, хоть он и большой бизнесмен, он не имеет никакого отношения к городскому хозяйству и не получает никаких преференций от городской власти.

В это можно верить, и можно не верить, но этому человеку нравится общественная работа, ему нравится предвидения, нравится придумывать различные проекты культурологические. Он — человек очень творческий, и люди это видят, и общественный совет видит.

Поверьте, у нас в общественный совет входят разные люди: от религиозных организаций к «Национального корпуса». Но они дали ему мандат доверия.

— Вы говорите, что он не имеет никаких преференций от городской власти. Есть много расследований и материалов, которые говорят, что были определенные преференции. И таких упреков было много. Один из таких примеров — это реконструкция улицы Короленко в Днепре. Есть доказательства, что было много нарушений при этой реконструкции, и также сведения о том, что там есть коммерческая недвижимость Корбана. Как вы можете это прокомментировать?

— Я могу сказать одно: во время этой избирательной кампании, против меня, я имею в виду, против городских властей, было возбуждено более 300 уголовных дел. То есть давление через административный ресурс был колоссальный. А кроме этого, были политически мотивированы дела, 125 обысков, и они ничем не закончились.

— Вы считаете, что это политические дела, которые не имеют оснований?

— Ну, это понятно. Когда киевская центральная СБУ занимается этими вопросами непосредственно, а не госбезопасностью и сепаратистами, а коммунальными службами, и бегают с автоматами по горводоканала и пугают бухгалтерок, понятно, что это — политическая история.

А если мы говорим об улице Короленко, то это вообще отдельная история. Полностью политизированный кейс. На канале «1 + 1» вообще рассказывали, что эту улицу смыло, и она не существует. Филатов на нее потратил 150 000 000 гривен, а улицы не существует. Люди в городе смеются над этим.

— Помогите мне разобраться, ведь я не глубоко в контексте. К этой реконструкции много есть претензий …

— Если есть много претензий, пусть правоохранительные органы докажут эту историю. Только не довели ничего. Это просто политический кейс.

Ну пусть покажут хотя бы один мой оффшор или хотя бы один ларек в городе, который принадлежит мне. Я его подарю при вас в прямом эфире человеку, покажет документ

Есть много претензий по поводу парковки, как будто они принадлежат каким-то кипрским оффшорам моим. Ну пусть покажут хотя бы один мой оффшор или хотя бы один ларек в городе, который принадлежит мне. Я его подарю при вас в прямом эфире человеку, покажет документ.

— А какое влияние Геннадий Корбан имеет партию «Предложение»?

— Конечно, как хороший орговик, он участвует в развитии партии, но в партии «Предложение», мы всегда это подчеркивали, нет лидера. Это партия, которую основали лидеры местного самоуправления, мэры областных центров. Сейчас мы выиграли все областные центры, где представлены наши мэры. Поэтому, поверьте, Геннадий Корбан мэрами Житомира, Кропивницкого и Николаева точно командовать не может.

— Поговорим о «Южмаш». Это завод в Днепре, который в советское время был известен на весь мир, потому что проектував ракеты. Сейчас ему не хватает заказов, цеха не загружен, и у предприятия много задолженностей. В частности, по зарплате. Как вы видите решение проблемы нерентабельности «Южмаша»?

— Конечно, город не способен помочь заводу в плане заказов, потому что мы не заказываем ракеты. Мы — не Национальное космическое агентство, и не NASA.

Первое, что нужно сделать государству, — изменить организационно-правовую форму Южного машиностроительного завода. Сейчас он является государственным унитарным предприятием. Этот правовой режим не позволяет делать ему никаких особых заимствований, и финансово он не способен, скажем так, вести мобильную деятельность. Надо предприятие корпоратизировать — превратить его в акционерное общество. Пусть даже в этом акционерном обществе будет 100% акций у государства. И все же это сразу даст возможность, в том числе, брать кредиты. Это первое.

Второе — государство должно последовать примеру хотя бы днепровской мэрии. Мы в силу своих возможности загружаем «Южмаш» заказами. Мы, конечно, не заказываем там ракеты, но мы заказываем там троллейбусы, мы дали заказ на производство коммунальной техники, тракторов …

Понятно, что это не высокие технологии, как в космосе, но все же это дает заводу хоть какие финансовые возможности. И государство должно поддерживать отечественного производителя …

Эти вопросы подвергают критике наши европейские партнеры, но если мы не загрузим собственные производства заказами, то у нас просто народ разбежится, ему нечего будет есть.

— Продолжим тему космоса. Вы обладателем билета в космос и можете стать одним из первых космических туристов. Ранее вы говорили, что после того, как глава компании Virgin Galactic Ричард Брэнсон, который и занимается космическим туризмом, полетит в космос, за полтора года сможете и вы. Но сейчас, вижу, сроки сместились. Когда все же сможете улететь?

— Компания Virgin Galactic не сообщает публично, когда будут окончательные сроки полетов. Действительно, они сдвигались уже несколько раз. Планировалась вся эта история еще в 2014 году. Но это космос. И там бывают разные ситуации. Один из наших челноков разбился: один пилот погиб, а другой — тяжело ранен.

Поэтому однозначно сроки были перенесены. Буквально пару недель назад со мной связались и сообщили, что в тестовом режиме уже происходят полеты. И уже нам показали, как будет выглядеть салон космического челнока. Поэтому сейчас я надеюсь. Мой номер — 146-й. Я надеюсь, в течение следующих полутора-двух лет моя мечта воплотится.

— А вам не страшно из-за того, что такой инцидент произошел?

— Нет, мне не страшно. Пройдя такую ​​грязную, ужасную и лживую избирательную кампанию, я уже ничего не боюсь. 300 уголовных дел [возбужденных против городских властей Днепра] — я чувствую себя хорошо.

— Напоследок — блиц-вопросы. Назовите три приоритета на следующую каденцию.

— Если примерно, то первое — это развитие рекреационных зон. Город огромное, и на каждом жилом массиве мы будем делать так, чтобы люди могли не ехать куда-то далеко, в центральные парки или на улицу Короленко, которая никому не дает покоя, хотя это и стало символом нашего города, а могли провести спокойно и хорошо время там, где они живут. Это первое.

Второе — мы будем продолжать транспортную реформу. Мне удалось победить картель частных перевозчиков, возродить электротранспорт. Для понимания: за эти пять лет я открыл шесть новых троллейбусных маршрутов. И мы планируем в ближайшие годы забыть слово «маршрутки». То есть «газели-труновозкы» я хочу вытеснить с улиц города. И реально уже сейчас под 500 больших автобусов, большой емкости, с кондиционерами, выехали на улицы города. Мы заставили перевозчиков изменить подвижную часть.

И третий приоритет, который сразу приходит на ум, — мы будем менять структуру мэрии. Сейчас она была выстроена вертикально, но мы хотим больше полномочий передать в районы. Мы, опять же, расширять общественный совет, который возглавляет Корбан.

Я во время кампании встречался с руководством вузов, ПТУ, колледжей. Очень много профессиональных сред хотят быть представлены в общественном совете. То есть народ реально хочет участвовать в местном самоуправлении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *