- Общество

Коммунистический тоталитаризм «русского мира», или идея, что наполняет пушки 

(Рубрика «Точка зрения»)

Наибольшая угроза современной России

Если отталкиваться от ортодоксальной христианской теологии, Церковь является олицетворением полноты Истины — независимо от того, как эту Истину понимают на данном этапе исторического развития. Именно это является онтологической причиной, по которой не может быть общему знаменателю между ортодоксальным христианством и другими религиями. Мусульмане и христиане, например, никогда не смогут сесть за один стол и договориться о совместном понимание бога, которое бы устраивало всех. Почему? Потому что любой компромисс в этой парадигме был бы только потерей, а не достоянием.

Действительно, если кто-то считает, что он уже обладает полнотой истины, зачем же тогда искать общий язык с тем, кто, очевидно, «ошибается»? Религиозная парадигма принципиально тотальная, а не релятивная, а диалог в ее пределах возможен только на периферии вопросов (то, что в политике называется модальностями) — но отнюдь не по своей сути.

Тоталитарная система — это то же самое Царство Божие, только без бога

К чему же здесь тоталитаризм? Дело в том, что любая тоталитарная система — это то же самое Царство Божие, только без бога, так сказать — рай на земле. И именно в этом — ее самая большая угроза, ведь стреляют в конечном случае пушки, и не конвоиры отводят людей «на подвал». Перед этим они должны поверить в то, что давало возможность без всякого зазрения совести выкачивать кровь у детей в нацистских концлагерях. Без лирических рассуждений согреваться уже замерзшими трупами в ГУЛАГе. В конце концов, — пытать обнаженных отца с сыном на одном столе в подвале уже современного концлагеря — в «Изоляции». Все это — ради «истины», и каждая тоталитарное государство мыслит себя ее носителем.

Разница с теологию только в том, что теперь эта истина секулярной, то есть концентрируется вне религии — в политике, даже если религия продолжает существовать в тоталитарном государстве. Так было с итальянским фашизмом, так было с немецким нацизмом, так у современной атеистической Северной Корее — и, конечно, такова и современная Россия с созданными на востоке Украины ее сателлитами — так называемыми Л / ДНР.

«Царство Божье» от Москвы до Камчатки

Бесспорно, сравнивать современную Россию с ее моделью «русского мира» с бывшим тоталитарным СССР было бы в определенных аспектах некорректным. Но принципиальным остается одно: как советские коммунисты, строили «Царство Божье» от Москвы до Камчатки, так и современные строители «русского мира» сходятся в одном — безальтернативности собственной модели реальности. Модели, в которой Запад с его плюрализмом мнений и мультикультурностью — только враг, «потеря от истины», а следовательно — не субъект диалога, потому totality означает лишь монолог. Не потому тоталитарная — в смысле «принадлежности к истине» (пусть теперь — политической) — система прежде всего убирает на своем пути свободные СМИ?

Если концепция правды уже сформирована — другая точка зрения только «повредит», «собьет» человека. В общественной — как, собственно, и религиозной — рая не может быть недовольных

Действительно, если концепция правды, реальности уже сформирована — другая точка зрения только «повредит», «собьет» человека. В общественной — как, собственно, и религиозной — рая не может быть недовольных или несогласных с чем-то. Для таких теология имеет концепцию ада, а тоталитарная система сепарирует людей в ГУЛАГ и концлагерей.

Правда, и в тоталитарном государстве есть определенное понимание свободы, которая также является тотальным. Ее можно представить себе в виде пустой комнаты, где можно абсолютно все без последствий и наблюдателей. Для тоталитарного государственного ума он является самым высоким олицетворением истины, следовательно — судить некому.

Более того — любая попытка осуждения уже была бы ошибочной и сама заслуживает осуждения. Именно в такую ​​парадигму вкладываются и ГУЛАГ, и нацистские концлагеря, и «Изоляция» — одна из самых жестоких тайных тюрем так называемой ДНР, печально известная в Украине через систему пыток пленных.

«Русский мир» является религиозным

Интересно, что современный российский тоталитаризм (в рассматриваемом выше смысле) вышел из религиозных принципов. Концепция «русского мира», особой духовности, носителем которой якобы является Россия, мессианство российского народа, а следовательно — и священность российской истории вышли из максимы «Москва — третий Рим», которая уходит корнями еще в 16 век. Именно с этого периода Россия начинает мыслить себя как единственного носителя истины среди других империй, потому что «первые два пали, третий (Рим) стоит, а четвертому не быть».

С созданием же атеистического СССР эта концепция полностью переформатируется с религии в политику. Теперь только коммунизм — к которому мир ведет именно Россия — объявляется абсолютной истиной, которая имеет накрыть собой весь мир. Капиталистические же модели реальности является вариантом политической ереси, которая имеет уничтожаться как вне государства, так и внутри нее через ГУЛАГ.

Без права на ошибку

И еще одна интересная параллель религиозной тотальности и ее трансформации в политическую. Если посмотреть на иудейскую традицию, Бог через евреев уничтожает целые народы, прежде чем те же евреи достигают земли обетованной. Святые Божии уничтожают язычников и даже детей, которые посмели из них посмеяться (пример с ветхозаветным Елисеем). Все это — легитимно в рамках концепции абсолютной истины, которая не может ошибаться и которой есть Бог.

Если в России убеждены, что именно их страна наделена особой исторической миссией, — тогда что по сравнению с этим убийства несогласных по всей Европе, отравления политических оппонентов и создание современных концлагерей, вроде «Изоляция»?

Что же мешает современным политическим «святым» пренебрегать правами человека, международными нормами и уверенно идти к своей цели? Если в России убеждены, что именно их страна наделена особой исторической миссией, — тогда что по сравнению с этим убийства несогласных по всей Европе, отравления политических оппонентов и создание современных концлагерей, вроде «Изоляция»? Тотальность не может приобрести — она ​​способна только терять, поэтому заперта на себя саму. В этом смысле интересны относительно недавние слова Владимира Путина о возможном ядерного удара России в ответ: «Мы как мученики попадем в рай, а они — просто сдохнут». Пример политической религиозности, которая воспринимает только «да» или «нет».

Бесспорно, современные россияне способны вести переговоры с Западом по бизнесу, ядерного оружия, локальных конфликтов на Ближнем Востоке и по другим вопросам. Но все это — только модальность, которой для России и «украинский вопрос». Во времена СССР Запад это понимал. Современная же Россия измеряется ним длиной «Норд Стрима». Но каким бы привлекательным ни был цвет российского газа, стратегически важно помнить, что красный цвет никогда не сходил с кремлевских башен.

Станислав Асеев — писатель, журналист и блогер, бывший узник российских гибридных сил

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *