- Политика

Первое интервью Виталия Маркива после освобождения: «невозможно сломать человека, который продолжает борьбу»

Сегодня украинский военнослужащий Виталий Маркив — после полного оправдания и освобождения с итальянской тюрьме -повертаеться в Украине. Корреспондентка в Италии Наталья Кудрик встретилась с Маркивым и расспросила его о том, что ему позволяло не терять надежды, о тюремном опыте, о его отношении к Италии, к журналистам и каким он видит свою жизнь дальше.

  • Апелляционный суд присяжных в Милане 3 ноября 2020 вынес оправдательный вердикт 31-летнему украинскому нацгвардийцю Виталию Маркивым за отсутствием состава преступления.
  • Три года и четыре месяца солдат провел за решеткой. Ему инкриминировали соучастие в умышленном убийстве двух иностранных журналистов на подконтрольной пророссийским боевикам части Донецкой области в мае 2014 года.
  • Суд первой инстанции в Павии летом 2019 осудил Маркива до 24 лет заключения.
  • Сторону защиты и государство Украина подали апелляционную жалобу в миланский трибунала, заявив об абсолютной непричастности бойца к трагическому индиденту на войне и полное отсутствие доказательств его вины.

— Верится, что вы уже на свободе?

— Не верится. Я готовился к худшему, но надеялся на лучшее. У меня было одно желание и надежда, чтобы итальянский суд действительно отстаивал правовую сторону этого дела. Если судьи будут смотреть объективно на доказательства и отвергнут эмоциональную сторону дела, тогда есть надежда. К счастью, так и произошло. Правда победила!

— Вы сказали, что произошло чудо.

— Действительно произошло чудо. Было очень тяжело. Я реалист по жизни, считаю себя оптимистом, вижу стакан полуполный, чем полупустым. И будучи реалистом и оптимистом, одновременно я понимал сложность ситуации. Понимал, это все не так просто.

— Вы оставляете Италию, где росли и жили с 13 лет. Что вы бы хотели сказать этой стране и ее людям?

— Италия дала мне возможность почувствовать «европейскости», возможности демократической страны.

Хотя, конечно, если брать во внимание мою ситуацию, то эти три года заключения показали мне и другую сторону.

Осуждать Италию через деяния отдельных лиц я не буду. это несправедливо

Однако, Италия — это страна, которая дала мне образование, крыша над головой и показала, что жизнь в Европе. И осуждать Италию через деяния отдельных лиц я не буду. Это несправедливо.

Я никогда не держал зла, как вы правильно сказали итальянского народа. Меня не итальянский народ осудил. Так, осуждение произошло именем итальянского народа, но если спросить людей, или они все согласны с решением суда … Думаю, нет.

— Какими будут твои первые слова, когда ступишь на украинскую землю?

— Столько всего в голове сейчас … Уже в дороге домой подумаю. Отдамся эмоциям. То, что есть на сердце, я этот месседж передам Украины.

— Стал для вас уроком этот длительный тюремный опыт?

— Да, пребывание в тюрьме — это отдельный урок. Когда ты теряешь все и остаешься ни с чем, начинаешь обращать внимание на те вещи, которых раньше не замечал.

На Майдан и я научился ценить жертвенность, то свободу и вдохновение, которую проявлял украинский народ, несмотря на препятствия.

Я научился ценить мужскую дружбу. Речь идет о моих собратьев, несмотря на все не оставили меня в тюрьме

На востоке Украины, на войне, я научился ценить мужскую дружбу. Речь идет о моих собратьев, несмотря на все не оставили меня в тюрьме, писали мне письма, были готовы приехать и свидетельствовать в суде. Это давало мне надежду, что я не один.

Я обращусь к греческой мифологии — или со щитом, или на щите — мы своих не оставляем. Я был уверен в собратьях, что они меня не оставят или на поле боя, или в тюрьме.

— За эти три с половиной года, что оказалось самым трудным для вас в увьяненни?

— Если говорить о итальянское законодательство, то теоретически человек считается невиновным до третьей стадии осужденного. Но в действительности это не так.

Как только ты переступаешь порог тюрьмы, то все — твои права, кем ты был — становится второстепенным

Как только ты переступаешь порог тюрьмы, то все — твои права, кем ты был — становится второстепенным

И входить в эти рамки для человека оч трудно. Особенно гражданским.

Для военного немного по-другому, мы привыкли к соблюдению правил, выполнение приказов, дисциплины.

Я был в одной из крупнейших тюрeм Ломбардии, там сидели осуждении за тяжкие преступления, меня поместили на этаж с ограниченными правами.

— Каким был день в тюрьме?

— День в тюрьме зависит от самого человека, тото, как ты сам себе его организуешь.

Начинаешь свое свободное время приспосабливать к тамошним условиям.

Буду откровенным, чего не хватает в тюрьме, так это свободного времени. И альтернатива такова: либо ты должен себя чем-то занять, или просто дурачиться.

Я прочитал Василия Шкляра «Черный ворон»

Мне запрещали ходить в библиотеку.

Все книги, которые я там читал, я получал благодаря моей жене Диане и моим родным.

Они передавали мне разную литературу, и на патриотическую тематику тоже.

Я прочитал Василия Шкляра «Черный ворон» . Шкляр мне понравился как писатель.

Еще поддерживал физическую форму, чтобы соответствовать образу военнослужащего.

— Относительно вашего образа. Эта короткая стрижка и небольшая бородка у кого в Италии вызвала ассоциации с образом «бритоголового нациста», советовали изменить прическу. Мол, это могло положительно повлиять на судей. Вы такой look выбрали сами?

— Я ничего не выбирал, я всегда носил такую ​​стрижку, брился наголо, а бородку уже отпустил с момента вступления в Нацгвардии Украины.

Наш генерал Сергей Кульчицкий (Герой Украины, генерал-майор, начальник управления боевой и специальной подготовки Главного управления Национальной гвардии, погиб разм с 11-тью бойцами 29 мая 2014 в результате попадания ПЗРК террористов в вертолет МИ-8 у Славянская — ред. ) сказал тогда: «на присягу должны быть все выбритые, а затем на фронте, уже делайте, как хотите».

Мы дали себе обещание, что поголовье бороды уже после победы.

— Как журналистка не могу не спросить, каков теперь ваше отношение к медиа? Ведь одни сыграли негативную роль в вашей жизни, другие наоборот — помогали выйти на свободу.

— Я к журналистам никогда не относился враждебно еще с Майдана. Я считаю, что и благодаря журналистам, которые рискуя своей жизнью на Майдане, освещали те события и была достигнута победа.

Именно благодаря журналистам я узнавал новости, из Киева.

Журналисты играют огромную роль в распространении правдивой информации.

Ну, а то, что произошло со мной …

Нельзя за действиями нескольких, судить обо всех других.

Я принципиально не называю имени лица, написала статью обо мне. (25 мая 2014 журналистка Илария Морани написала статью для Corriere della Sera , на основе которой итальянские следователи вышли на Виталия Маркива — ред.) Но пример украинских и иностранных журналистов, которые писали правду и заинтересовались: если он такой, как его хотят представить — «заклятый враг журналистов» — то почему тогда факты не соответствуют этому?

Это была огромная и сложная битва за правду! За точную информацию !.

Журналисты начали интересоваться мной. Это была огромная и сложная битва за правду! За точную информацию!

Мы видели, как искривляли информацию о тех событиях, производя фейковые новости.

Здесь, щвидше речь идет не о журанлистив, а о нравственное поведение конкретного человека.

— По вашей историей следили и молодые люди в Украине. Какие советы вы бы им дали теперь?

— Борьба продолжается до тех пор, пока ты продолжаешь бороться. Невозможно взломать человека, который продолжает свою борьбу.

Только когда кажешься, опускаешь руки, все заканчивается, борьба останавливается и наступает поражение.

Поэтому молодых поколений и всем, кто имеет мечты, я советую не испытывать неполноценности.

Кто не уважает самого себя, ему будет трудно ценить другого.

Следует ставить перед собой цели и не сдаваться никогда, идти к ним.

Только когда кажешься, опускаешь руки, все заканчивается

На сложном пути будут препятствия, будут люди, которые будут тебя отказывать. Будут говорить, что ты — маленький человек, что от тебя ничего не зависит. что ты только «одна капля».

Но как показывает практика, объединение создает силу, это как капли воды, которые спускаются с горы, набирают мощности ипробивають скалы.

— Вернитесь когда в Италию?

— Думаю, да. А почему нет? Конечно, я сначала запитаюся, действительно ли на меня не открыли еще одну выдуманную дело (смеется).

Я считаю себя полностью оправданным в этом деле. Я всегда говорил, что не виноват, не совершил никакого преступления, и правда победила.

В Италии живут мои родные, здесь украинская диаспора, которая меня очень поддерживала и мою семью, а без их огромной поддержки было бы невозможным освобождение.

— Каковы ваши планы на будущее? В частности, есть намерения заняться политикой?

— Это такие вещи, о которых надо тщательно думать. Я действующий военнослужащий Украины.

Моя жена видела огонь в моих глазах, когда я каждый день собирался на службу, я горжусь тем, чем я занимаюсь, я горжусь тем, что могу носить военную форму.

Я хочу не только защищать свою страну, но и делать то, чем бы гордились мои родные. Я собираюсь продолжать свою военную карьеру.

Мое будущее только в Украине! Она мне дала огонь, который разжигал мою гордость, когда я видел желто-синий флаг.

Читайте еще:

Маркив вышел на свободу из тюрьмы «Опера» неподалеку Милана

«Официальный Киев должен защитить имидж украинской армии»: выводы о итальянский приговор Виталию Маркивым

«Решение суда Павии побуждает не верить итальянскому правосудию» — адвокат о приговоре Маркивым

«В гибели итальянца Марко не должен, стреляли сепаратисты» — защитная речь адвокатов на суде в Павии

«Дело Маркива»: Есть ли надежда на итальянское правосудие?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *