- Политика

«Когда прилетел снаряд, врач лег рядом с больными»: Украинская журналистка об атмосфере в Нагорном Карабахе

Конфликт из-за Нагорного кабаре не утихает, и особенно от него страдают простые люди. Но несмотря на атмосферу войны местное население поражает своим гостеприимством и готовностью помочь, рассказала в интервью Радио Свобода украинская журналистка Екатерина Иванченко, ранее освещала войну в Донбассе и которая сейчас работает из столицы КарабахаСтепанакерте.

Читайте о том, как люди переживают войну, что население думает о России, которая не пришла на помощь, и как боевые действия затрудняют борьбу с эпидемией Covid 19.

Расскажите об атмосфере в Нагорном Карабахе.

— Меня поразило то, что во время военных действий ты можешь просто остановить любую машину, и водитель тебя совершенно бесплатно подвезет. Потому что я сравниваю это с войной в Донбассе — как люди относились к войне там, и как они относятся здесь, в Нагорном Карабахе — я была абсолютно потрясена.

В Степанакерте деньги не имеют стоимости. Есть два кафе, где бесплатно кормят журналистов и военных. Бесплатно подвозят и отказываются от денег. Эвакуация тоже была бесплатной. Каждый, кто мог помочь, помогал.

Поражало, насколько люди гостеприимные

Когда ты приходишь домой к людям, или к бомбоубежищ — они постоянно дают тебе в руки какой-нибудь подарок, или гранат, или хурму, потому что сейчас сезон. Поражало, насколько люди гостеприимные.

— Как люди реагировали на то, что вы с Украины?

Когда я говорила, что я из Украины, на некоторых людей это производило впечатление … Они осуждали, что [президент Украины] Владимир Зеленский встречался с [турецким президентом] Реджепом Эрдоганом

Каждый второй человек, с которым я общалась, училась или жила в Украине

Но эти люди, они имеют очень большой связь с Украиной. Потому что кто учился в Украине, например в Донецком университете, или в Запорожье. Каждый второй человек, с которым я общалась, училась или жила в Украине. Они вспоминают, как им нравится Украина, как им нравятся люди, это очень большой связь. Но они возмущены позицией Украины.

Какова ситуация с продовольственным обеспечением?

— Когда я в бомбоубежищах расспрашивала людей, они говорили, что все есть и все хорошо. Но даже омбудсмен Карабаха отмечал, что ситуацию можно называть гуманитарной катастрофой.

Не было молока, потому молокозавод перестал работать. Кофе люди пьют со сгущенкой. Рынок работает и три магазина. Есть несколько точек, которые продают еду, и то — утром. Две-три аптеки работают, но в ограниченное время.

Выбор в магазинах ограничен, можно приобрести колбасу или иногда сыр и хлеб. Это, в принципе, все скромные продукты в наличии.

Когда приезжаешь в Нагорный Карабах, у тебя не работает мобильный интернет. Работает «Карабах Телеком» но интернет был не очень хороший, и, можно сказать, что его не было даже к войне.

Когда происходят обстрелы, свет выключается по Степанакерт. В некоторых отелях или бомбоубежищах работают генераторы — только так люди могут подзарядить телефоны или посмотреть новости.

А как с медицинской ситуацией?

— В Степанакерте сейчас очень высокий уровень заболеваемости Covid-19. Когда идут обстрелы, помогать больным людям очень трудно. Жизнь в бомбоубежищах ухудшает их состояние. Сырость, неблагоприятные условия влияют на их самочувствие.

Врачи болели Covid-19, но не отходили от столов, а продолжали оперировать

Я разговаривала с министром здравоохранения Араратом Оганджанян , он сказал, что все врачи болели Covid-19, но не отходили от столов, а продолжали с температурой в 38-39 ° оперировать людей — надо было работать.

Тестирование на Covid-19 абсолютно бесплатное как в Армении, так и в Степанакерте. Из всей вирусологической лаборатории осталась только заведующая Лусине Товмасян . И эта женщина хрупкая ходит во время обстрелов и берет ПЦР-тесты у людей с признаками заболевания.

В детской больнице развернули мобильное инфекционное отделение для людей с тяжелой формой Covid-19. Сначала их отправляли в Ереван, но там также переполнены больницы. Это очень обидно, я не знаю, что будет с теми людьми. Сейчас происходят постоянные обстрелы.

Буквально [несколько дней назад] снаряд с ракетной учреждения упал в только построенный [но еще не запущен] роддом очень хорошо оснащенного Республиканского медицинского центра. В госпитале тогда находились также больные коронавирус. Их нельзя просто взять и транспортировать — они привязаны к аппаратам кислорода. Они на втором этаже этого госпиталя лежат. И когда прилетел снаряд, врач, с которым я общалась, сказал, что просто лег рядом с ними и пытался их успокоить.

Видели ли вы армянские войска?

— Официально их в Нагорном Карабахе нет. Армянские войска располагаются на своей границе. Если приходят, то только добровольцы. Я видела, как во время усиления обстрелов приезжали машины с военными.

Приходилось ли вам видеть азербайджанские беспилотники?

Я их слышала один раз. Но после воздушной тревоги лучше спускаться в бомбоубежище и переждать там.

Как часто людям приходится все бросать и бежать к бомбоубежищ?

— Первую неделю [нашего пребывания] было достаточно спокойно. А уже в среду-четверг постоянно была сирена воздушной тревоги. Рядовые люди принимают решение сами. Я также видела пожилых мужчин, которые просто гуляют по улице и не обращают на это внимания. Это также впечатляет. Потому что люди, несмотря на такой риск, не пытаются защититься.

Я видела в этом некоторое фатализм. Потому что люди говорили: ты не можешь защитить себя от снаряда. Это произойдет или нет. Они относятся к этому, как к судьбе.

— Что местные думают о помощи Турции Азербайджану?

— Есть разные мнения. Одна часть людей, с которыми мне пришлось общаться, они обращаются к религиозному аспекту и давнишней войны с Азербайджаном.

Другая видит войну — как войну с Турцией. Что это интернациональная война, где присутствуют бойцы «Идил», турецкие беспилотники и израильские артиллерийские учреждения. То есть вторая часть людей заявляет, что война происходит с Турцией, это пантюркизм и желание Эрдогана захватить еще эту часть. Люди пренебрежительно относятся к Алиеву, что он — не его отец, и он слаб, и без Эрдогана этой войны вообще бы не было.

Что говорят о том, что Россия не пришла на помощь?

— Люди ждут помощи от России. Они, конечно, ждут помощи и обращаются к Владимиру Путину . Люди ко мне обращались, спрашивали, можно ли нам сделать какое-то заявление, чтобы их услышал Путин, мол, он единственный может помочь всей ситуации. (МИД России выпустило заявление в связи с обращением Пашиняна к Путину. В ней сказано, что поддержка будет оказана, если боевые действия начнутся непосредственно на территории Арменииавт.).

Сейчас продолжается эвакуация людей, они уезжают, многие не хотят этого делать, хотят остаться.

(Имя журналистки было изменено по ее просьбе из соображений безопасности)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *