- Политика

Почему в Украине один государственный язык? 10 ответов Виталия Капранова

Предвыборные обещания некоторых кандидатов на местных выборах в Украине и возвращения Окружной админсуд Киева иска о признании русского языка государственным (истцом является ексмер столицы Леонид Черновецкий) вновь привлекли внимание к вопросам. Это совпало с очередной годовщиной принятия Верховной Радой УССР закона о государственном статусе украинского языка в 1989 году. Вскоре Советский Союз развалился, и в уже независимой Украине языковой вопрос остается одним из самых острых — политики постоянно его эксплуатируют. В то же время якобы притеснениях русскоязычных в Украине — одна из любимых тем СМИ России и ее президента Владимира Путина. В интервью Радио Свобода писатель, книгоиздатель Виталий Капранов раскрывает языковой вопрос простым языком. Десять ответов, начиная с «азов».

1. Зачем Украине государственный язык?

Государственный язык — это не награда, не название, это — функция. В любом государстве ее язык работает, как и любые другие функции госаппарата. При управлении любой страной должен быть один язык. Украина — не исключение. Чтобы ни один подчиненный не мог сказать: «Во-Украинской я не понимаю, потому исполнять не буду». Это же касается и судов, например. Законодательство должно быть на одном языке, чтобы не было его двойной трактовки. Это же касается армии. В ней приказы не только не обсуждают, но и однозначно понимают. То есть в сфере государственного управления в речи — бесспорно, монополия. Иначе управление не будет, суды будут работать еще хуже, а армия не будет защищать страну.

2. Эта монополия безгранична?

Государственный язык регулирует общественные отношения, а не отношения людей в семье. Как общается мать с детьми, муж с женой — такое под регулирование, конечно, не подпадает.

Все, что происходит в государстве, должна освещаться языке, который знают все

3. Но информационное пространство подпадает. Зачем?

Так, государственный язык — язык и информационного пространства Украины. Недопустимо, чтобы часть государства его не понимала. Он должен быть понятен всем — в том числе понятны, например, выступления президента, публичные обращения депутатов. И, грубо говоря, объявления из уст наделенных соответствующими полномочиями других представителей власти «Стой! Стрелять буду! »,« Проход запрещен! » тоже должны быть понятными. Поэтому все, что происходит в государстве, должна освещаться языке, который знают все. А все знают государственный язык, потому что она обязательна для изучения в школах. Недаром же на это идут деньги налогоплательщиков.

4. «Стой! Стрелять буду! »,« Проход запрещен! ». Кто именно должен так предупреждать государственным языком?

Например, на границе. В Европе якобы нет границ. Но, путешествуя той же Францией или Италией, пересекая их границы, вы сразу поймете по вывескам, где именно вы оказались. Вы это поймете также по меню в ресторанах, за местными газетами. Потому языковая территория данного государства определяется именно информационным пространством. То есть в нем тоже должен существовать границу. Языковой. И именно государственный язык и одновременно точный перевод задает здесь дистанцию.

Языковая территория данного государства определяется именно информационным пространством

Например, если вспомнить девяностые годы и позже, это было смешно, точнее, страшно. Люди в Украине смотрели российское телевидение и говорили: «наш президент Ельцин». Позже говорили: «наш президент Путин». Потому что так звучало из телевизора. Фраза русском языке «наш президент Владимир Путин» не переводится на украинский язык «наш президент Владимир Путин». Потому что это — не наш президент. Это переводится на украинский как «президент Российской Федерации Владимир Путин». Если же так не переводить, то мы признаем его своим президентом. Еще, кстати, можно перевести короче и понятнее фразой «Путин — …» (Виталий Капранов приводит кричалку украинских футбольных болельщиков, которая появилась в начале российской агрессии против Украины в 2014 году и стала интернет-мемом — ред.).

5. В Украине живут люди многих национальностей, а государственный язык — одна

Те, кто родом из Советского Союза, будет удивлен. Но в государственного языка в Украине есть еще одна функция — межгосударственного общения. На каком языке должны общаться между собой в Украину крымский татарин и венгр? Именно той, которую они гарантированно учат в школе и оба знают. Государство вкладывает в это деньги. Конечно, сейчас это — не так. Но должно быть именно так. Ведь именно государственный язык, в том числе, объединяет людей разных национальностей, которые живут в этом государстве. Для этого должна быть сильная государственный язык и одна такая речь. При этом, конечно, должны быть обеспечены права национальных меньшинств.

Именно государственный язык, в том числе, объединяет людей разных национальностей, живущих в государстве

И если возвращаться к событиям конца восьмидесятых, которые стали поводом для этого разговора (принятие Верховной Радой УССР закона о государственном статусе украинского языка), прошедшие тридцать лет — это путь. Путь от совковой оценки украинского языка как «бесполезно и ненужного языка» к ее позиции как сильной языка. Мы еще не прошли этот путь до конца. И каждый закон, принятый на этом пути продвижения государственного языка, является шагом в правильном направлении.

6. Новый языковой закон, вступивший в силу в прошлом году, — тоже шаг в правильном направлении?

В его тексте заложено очень много правильных аспектов по функциональному именно использование государственного языка. И это — не споры языковые, а государственный подход. «А я говорю по-русски!» И говори, как хочешь, но когда попадаешь в государственную сферу, в сферу публично-информационного пространства, то пожалуйста — это ситуация другая! Так, дома с мамой, общаясь со своими коллегами, в своей национальной общине — говори, как хочешь. Венгр, крымский татарин, гагауз, представитель любого другого народа, бесспорно, должен знать свой родной язык и имеет полное право ней общаться — это его долг перед родным народом. Но в Украине он должен знать также и украинский язык. Потому что это — его обязанность перед государством Украина. С этой точки зрения новый языковой закон очень важен.

7. Новый языковой закон работает больше года. На деле или только на бумаге?

  • Первое — украинский как язык государственного управления действует повсеместно, и закон это действительно закрепил.
  • Второе — украинский язык в публичной сфере. Закон действует, например, в крупных сетях супермаркетов, которые не хотят быть оштрафованы. И сегодня мы видим, что там стало больше обращений украинской.
  • Третье — квоты на радио, в СМИ, украинизацию в этом направлении закон тоже просунул.

И мы все больше видим, что и русскоязычные сайты в Украине должны обязательно украинскую версию, и средства массовой информации также украинский вещают. То есть сказывается риск попасть под санкции этого закона.

8. Это в СМИ. А в образовании действие языкового закона заметна?

В обучении мы еще не ощутили всех последствий. Ведь последние «пароксизмы» русскоязычного обучения были ликвидированы в Украине только с этого учебного года. Однако в целом все продвигается в правильном направлении.

9. Кроме нового закона, Украина теперь уполномоченного по защите государственного языка. Зачем нужен еще один чиновник?

Введена должность языкового омбудсмена интересна. Потому что она позволяет лоббировать, влиять на политику на местном уровне. У нас же — децентрализация! Не забывайте об этом. И как сегодня провели инициированное президентом опрос с пятью вопросами, завтра, во время следующих выборов, кто-то может предлагать опрос на тему «А на каком же языке нам здесь говорить?» И роль языкового омбудсмена в противодействии таким попыткам важна.

Помните атаку на языковой закон в начале лета этого года? Бужанский и Ко. Так вот, свеженазначенный языковой омбудсмен Тарас Кремень пришел на митинг против таких атак и вообще был одним из лидеров этого протеста. В результате атака была отбита. То есть государственный чиновник возглавил такой протест — это знаковая вещь.

10. 64% опрошенных социологами украинский считают, что государственным может быть только украинский. А 15% не прочь двух государственных языков и 18% за один государственный язык — украинский, но не против русского как официального в отдельных регионах Украины. И некоторые из таких респондентов приводит пример Швейцарии. В ней закреплены сразу 4 языка как национальные / государственные. Как вам такая аргументация? К тому же, на фронте в Донбассе воюют и русскоязычные украинские бойцы.

Например, если солдат с солдатом общается на фронте в Донбассе на русском языке — это его личное дело. К этому не имеет отношения закон о государственном языке. А вот если приказы издаются на русском языке — это опасность.

На фронте ранен разве крикнет «На помощь, братишка, меня ранили»?

Например, если украинской бойца ранят на передовой и он звать за помощью санитара, ранен разве крикнет «На помощь, братишка, меня ранили»? С какой стороны фронта в таком случае придут к раненому? Поэтому, помимо прочего, украинский язык на войне становится паролем. Хотя в личное общение государственный язык, конечно, не должна вмешиваться.

И в многоязычия других государств. Такая аргументация основана на лжи и спекуляциях. Возьмем здесь же Швейцарию. Это — конфедерация! В общем тенденция в мире такова: страны, где есть два государственных языка, вынуждены сталкиваться с проблемой сепаратизма. Бельгия, Канада этом является примером. И это рискует привести в конце концов к распаду государства. А именно Швейцария — исключение, потому что это конфедерация. А, например, федерация Германия держится одного государственного языка и на том стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *