- Коронавирус

Врач-пульмонолог Светлана Гук: вирусная инфекция не лечится антибиотиками

С каждым днем ​​в Украине растет количество больных COVID. Некоторые больницы уже переполнены, и может так случиться, что медицинская система не выдержит нагрузки, считает врач-пульмонолог Светлана Гук. Светлана Гук возглавляет инфекционное отделение, поэтому непосредственно занимается больными COVID, а также уже дважды переболела сама. Что делать, когда заразился коронавирус, как лечиться дома? Почему нужно принимать антибиотики? Насколько необходима компьютерная томография? Кому и когда следует сдавать тест на COVID? Обо всем этом, а также о повторные заражения, способы профилактики коронавируса, и психотические расстройства при Коронавирусная инфекции в интервью заведующего первого инфекционного отделения столичной больницы номер 17 врача пульмонолога Светланы Гук.

Инна Кузнецова: Сейчас будет, очевидно, своеобразный каминг-аут с моей стороны и с вашей. Потому что я переболела коронавирус, а вы переболели дважды.

— Да.

У вас трое детей. Болели они?

— Нет, не болели. Мы делали ПЦР, исследовали, следили за температурой, за самочувствием. Не болели.

Насколько люди, переболевшие коронавирус, безопасные для окружающих и период времени?

— Трудно ответить на этот вопрос. Исследования идут. И мы только знакомимся. Но я уверена, что те, кто переболели, и уже имеют от начала заболевания не менее 2-3 недели, отрицательный ПЦР, все же несут меньшую угрозу, чем те, кто не болели и могут болеть бессимптомно, то есть вы можете общаться с человеком и НЕ ожидать, что она имеет такую ​​проблему, как выделение вируса.

— Но человек, который переболел, все равно должна беречься обязательно, так же носить маску, мыть руки, пользоваться дезинфектором?

— Конечно. Это не гарантия. Видите, бывают повторные заражения. И с августа об этом говорят достаточно активно. И есть даже сообщение о 3 и о 4. Но, имея вторую заражения, я к этому отношусь теперь соответственно. И защита надо использовать, и маски носить, и любые катаральные проявления — надо сидеть дома и не идти на работу.

— Сколько времени нужно быть на самоизоляции, если ты контактировал с больным, знаешь, что этот человек заболел, ПЦР-тест положительный, а ты с ним контактировал более 15-20 минут, общался, вы при этом были без масок?

— Это зависит от инкубационного периода. Но мне кажется, что сегодня это уже не жизненная модель. То есть просто сидеть на самоизоляции по факту контакта с потом выясненным ковидним пациентом или сотрудником, то вы можете и не заболеть, и все это время вы выпадаете из социальной жизни, с работы. Я думаю, что такой человек вообще должен следить за температурой, по симптомам и при появлении чего-то такого, оставаться дома. Но если симптомов нет, нормальное самочувствие, можно принимать профилактически, есть такие схемы лечения профилактические и просто носить маску. Действительно, вы не знаете, заболеете вы, и если заболели, то когда это произошло, когда вы активно начали выделять то вирус. Просто быть вежливыми на сегодняшний день и носить маску.

— И когда надо идти сдавать ПЦР, через сколько дней после этого возможного контакта?

— Зачем сдавать ПЦР после контакта? Если нет симптомов, нормальная температура, не являются ни катаральные симптомы, не пропадает обоняние, все, здоров … Вы же не просто заражаетесь, контактируя с Коронавирусная пациентом, далеко не каждый может заразиться. Поэтому просто делать ПЦР — это дорого, это неоправданно.

— Это вопрос, который возникает постоянно. Поэтому я его и ставлю.

— Здесь самое главное — это клиническая картина. В любых вопросах о коронавирус, о лечении, о КТ, о ПЦР первым все же идет клиническая картина. Если ничего не беспокоит человека, она чувствует себя здоровой, просто носит маску, как все мы, и должен держать социальную дистанцию. Все. Если появляются симптомы, тогда уже разворачивается другой сценарий, тогда действительно надо обращаться к врачу, делать ПЦР, оставаться дома, и так далее.

— Нужно всем домашним делать ПЦР-тест, если в доме есть одна больной человек?

— Опять же, зачем? Если в доме есть уже подтверждена человек и понемногу начинают появляться катаральные явления у домочадцев, то это же достаточно очевидно, что это ковидна ситуация. То есть я считаю, что это не обязательно. Просто мы уже как факт говорим, что эта семья болеет, и относимся соответственно. Детки не ходят в садик, а взрослые сидят уже, если у них появились симптомы.

— Если человек болеет, бывает, что достаточно долго надо ждать результата, потому что семейный врач прописал это сделать в районной лаборатории, и там результата надо ждать от 6-и до 10-и дней, то через какой период времени можно выходить на работу или в школу? Я слышала, что 10 дней от первого теста, надо сдать второй, плюс три дня и можно выходить на работу. Так это или нет?

Пациент, от больных 10 дней и после того крайней мере три дня имеет нормальное самочувствие, автоматически считается уже незаразных
Светлана Гук

— Да, пытаются сейчас сокращать. Во-первых, ПЦР — это дорого для любого общества или для кошелька самого пациента. Тем более, что они могут быть ложные и за счет неправильного забора. И вообще это не идеальная методика. Другого просто нет. Поэтому пытаются сейчас упрощать эту систему. Если изначально требовалось два негативных ПЦР-тесты, чтобы отпустить человека из дома на работу, то сейчас уже достаточно одного. И предлагаются такие схемы, когда пациент, от больных уже 10 дней, хотя бы три дня он нормальное самочувствие, нормальную температуру, нет кашля, нет насморка, то есть нет катаральных явлений, автоматически считается уже незаразных. Насколько это оправдано? Ну вот, как есть. Постоянно делать ПЦР, каждый день и через 2 дня еще?

— С другой стороны, британские ученые выяснили, что каждый двадцатый человек имеет симптомы, имея отрицательный ПЦР-тест С OVID , еще иногда месяц. То есть не восстановился обоняние, или невысокая температура или кашель.

Что делать в таких случаях пациенту? Или ему бить тревогу, принимать антибиотики? Потому что, возможно, это бактериальная пневмония с невысокой температурой. Или еще что?

— Семейный врач должен определиться и назначить дополнительные обследования. Они очень просты. И каждый врач вообще-то это знает. Это общий анализ крови, С-реактивный белок. И назначать его надо не чувствительным методом, а количественным. Прокальцитонин. По этим трем показателям уже можно выяснить вообще бактериальный компонент у этого пациента.

После COVID-19 субфебрильная температура может длиться и месяц
Светлана Гук

А субфебрильная температура, до 37,5 может длиться и месяц, к сожалению. Каждый человек имеет какие-то свои фоновые заболевания, и сам вирус может сдвинуть там обмен веществ. И температура сама по себе не является болезнью. Это может быть просто остаточными явлениями, которые не требуют никаких вмешательств. Но если анализы показывают, что действительно осложнения, то надо их находить и работать с ними. Или это пневмония, или миокардит, или что-то еще.

В любом случае, если есть вот такие остаточные вещи, то надо идти к семейному врачу? Уже он согласится принять, потому что ты уже не заразен.

— Да. ПЦР уже отрицательный. И он уже назначит анализы. Если есть проблемы с семейными … Я знаю, что они сейчас работают вообще на истощение. Многие пациенты жалуются, что я не могу дозвониться — она ​​не берет трубку, то я их могу понять. Это жаль, но я могу понять. У нас лаборатории не требуют направление от врача. Это уже такая медицинская осведомленность рядового гражданина. Хорошо, если врач такой, что вы можете его каждый раз попросить — он вам все назначит. Но жизнь — это такое сейчас, тяжелое для всех. И эти анализы — можно прийти в лабораторию, надев маску с учетом всех эпидемиологических моментов … И сдать эти анализы.

— Вообще, мне кажется, большая проблема людей, страдающих коронавирус — психосоматическая. То есть человек жил сначала несколько месяцев в локдауни, ей зборонялы выходить на улицу неизвестно чего, пугали полицией и так далее. И она теперь боится. Потому что к кому-то приезжали в спецкостюмах, после того дезинфицировали подъезд. Человек боится. Более того, она не может пойти к семейному врачу, она может ему только позвонить, если он ответит.

Как быть? Она боится, что завтра ей не будет хватать кислорода. Поэтому и паникует. Как избавиться от этого страха? И что можно людям посоветовать? То есть заболел, ПЦР-тест положительный, врач сказал: сиди дома, пей теплую воду с лимоном. Что еще?

Лечение СOVID-19 нет, но есть лечение вирусного состояния пациента
Светлана Гук

— На сегодняшний день существуют такие профилактические схемы лечения. Они очень похожи на схемы для лечения легкого протекания СOVID. Лечение (это мы должны понимать) СOVID как такового нет, самого вируса, но лечение вирусного состояния пациента есть. Есть препараты, которые помогают это перенести. Вы мерить температуру. Если пожилой человек, то желательно иметь пульсоксиметр.

— Кстати, он точно способствует тому, чтобы не нервничать.

— Ой! Сколько раз он выручал, когда человек уже паникует. Только что дышала нормально, увидела положительный ПЦР я задыхаюсь, у меня в груди уже что-то не так! Меряем, вешаем на пальчик — все нормально. О, все! Человек имеет объективный критерий того, у нее дыхательная недостаточность. Это то, чего мы все боимся.

Многие специалисты правильно советуют: пить и отдыхать. Вирусная инфекция пройдет сама
Светлана Гук

Что принимать. Многие специалисты правильно советуют, пейте и отдыхайте. И вирусная инфекция вообще-то пройдет сама. Но люди не умеют просто пить и отдыхать. Им нужно что-то делать, особенно в этой ситуации просто сидеть, будто ты ждешь, простите, на какую трагедию. Можно принимать витамин С по 500 мг два раза в день. Можно принимать «Кверцетин», 250 мг, можно принимать витамин D 2000-3000 международных единиц. Можно принимать цинк 25 ​​раза в день после еды. Есть препараты, которые немного вас поддержат и дадут вам и психосоматической поддержку, что я что-то делаю для себя, для своей иммунной системы.

— Один народный депутат, заболел коронавирус, написал пост, под ним поставил свое фото со всеми названными вами препаратами, добавив еще один всем очень известный антибиотик, который назначают, честно говоря, и много семейных врачей. Мы можем назвать, очевидно, этот антибиотик. «Сумамед». Он еще известен под названием «Азитромицин». Его назначают часто.

Одному моему знакомому его назначил семейный врач в день, когда он получил ПЦР-тест. Я спрашиваю: а зачем? А он говорит: врач сказал, что для профилактики. Другая моя знакомая сказала, что ей несколько врачей посоветовали: «Я послушала врачей, а я антибиотикам доверяю, и начала их принимать». Вот такая проблема!

— Сейчас уже понемногу даже выдают такие письма с просьбой врачам не назначать антибиотики без подтверждения лабораторных признаков бактериального процесса. Потому что вирусная инфекция не лечится антибиотиками. Последние два, три, четыре месяца это просто какой-то такой медицинский шквал назначения антибиотиков. Мы очень с этим боремся, потому что это большая проблема. Она не только финансовая, что лечение получается очень дорогим. Это проблема будущего — антибиотикорезистентности, когда бактерии теряют чувствительность к тем антибиотикам, которые у нас есть, от бессмысленного назначения этих препаратов. Поэтому на сегодня уже понемногу от этого уходят. И это очень радует.

Я видела уже рекомендации и американские, даже российские мы читали. Они очень просят не назначать и прописывают, какие параметры должны быть именно в лабораторных тестах, чтобы назначать антибиотик.

Но многие по два сразу назначают, по три. И уже такие не первой линии, так уж препараты резерва, реанимационные сразу почему-то назначают. Я как врач сколько спорила с пациентами, им не нужен антибиотик, а они просят. Ну, как это так, если мне не дали антибиотик, то меня не лечат! Понимаете, есть какие-то такие в головах постулаты.

— Но, с другой стороны, если к вам попадает пациент уже немного, простите, «напичканный» антибиотиками, а дальше у него присоединяется бактериальная пневмония, то вам его уже нечем лечить, получается так.

— Так трудно. Надо уже делать и занял и смотреть, какую комбинацию препаратов. Но уже так легко, как могло бы быть, не будет.

Профилактически не назначаются антибиотики при вирусных инфекциях. Профилактически можно назначить во время оперативного вмешательства. И от этого отходят хирурги. Если операционно все соответствует стандартам современным, то антибиотик даже после операции — 38 температура — не назначается, потому что это реакция на рану, на заживление. И антибиотики не назначают. А тем более, когда это вирусный процесс, то как? Они не работают профилактически ..

— Мы говорили о легком течении болезни. Но есть случаи, когда люди тяжело переносят заболевания. И в последнее время количество больных увеличивается. Причем увеличивается в геометрической прогрессии. И так же увеличивается количество больных в больницах. И люди, которых приходится лечить вам, то это в основном тяжелые пациенты.

Какое лечение больницы? Потому кое-кто хочет просто в больницу, потому что там, возможно, помогут, а тут я сам в четырех стенах, а в больнице же врачи есть. Кислород. А еще, если это все же не бактериальная пневмония?

— В больнице должны находиться кисневозалежни пациенты, если кислород не нужен и даже высокая температура, таких пациентов можно вести дома. Он меряет себе сатурацию, сбивает температуру, связывается с врачом.

Более того, хочу сказать, что сейчас врачи, которые на добровольной основе общаются с ковиднимы пациентами, чтобы их оставить в одиночестве. Можно искать, искать. Люди этим занимаются. Просят врачей, и они соглашаются, то консультируют потришечку их бесплатно, чтобы поддержать.

Но если пациенты уже кисневозалежни — это первое и самое необходимое что есть. Если зависимость от кислорода, то эти пациенты чаще всего требуют и кроворазреживающие, и, возможно, уже гормональной терапии. Она сейчас выходит на первый план. Очень не хотела бы, чтобы сейчас все впадали в крайности и начали от антибиотиков давать себе гормоны. Я вас очень прошу, если речь идет о легких формы, они вообще не требуют лечения как такового. Наблюдение и постель, просто лежать.

— Кстати, кроворазреживающие препараты необходимы, когда легкий ход?

— Чаще всего нет. Если есть факторы риска, например, легко болеет человек, у которого уже в анамнезе, в ее истории есть какие тромботические осложнения, просто в прошлом. Возможно, ее надо подстраховаться. А легкие, то вообще нет. И в больнице, если это уже среднетяжелое, то там уже ползут почти все показатели. И там уже надо и разжижать кровь, и давать гормональную терапию. Дезинтификацийно лучше пить. Потому жидкость, выпитая внутрь через рот, и жидкость, которая прокапана, по-разному распределяется и нет смысла капать этих пациентов большими объемами. Это неоправданно.

— Говорят, что очень помична вещь — это спать на животе в таких случаях. Очевидно, это надо повторить, чтобы люди знали это. И предлагают дыхательные гимнастики. И кто-то дует шарики, а кто-то говорит, что шарики надувать нельзя, так как это может привести к пневмоторакса. Что нужно делать?

— Мы говорим немножко о различные стадии. Лежать на животе, не только спать, но и лежать в течение дня — это касается действительно тех пациентов, у которых уже развита пневмония, и она чаще всего занимает задние отделы легких, поэтому на животе улучшается оксигенация за счет того, что эти отделы легких лучше дышат. Это опять-таки уже пациенты стационара.

— То есть при легком течении это не нужно?

3-5 дней температуры — нормально для вирусной инфекции
Светлана Гук

— Нету смысла. Если нет одышки, просто есть температура, сбивается, 3-5 дней человек температурит, то нормально для вирусной инфекции. Им не обязательно лежать на животе. Но если хочется что-то делать — это не самое худшее, что можно сделать из всех фантазий, которые люди сейчас только не придумают.

По шариков, то их нежелательно надувать. Дыхательные гимнастики на разных систем, разных авторов. И принципиально их можно разделить на две. Одни из