- Донбас

Голос шахт. Три истории шахтеров, баллотирующихся в Донецкой области

Доброполье — одно из 65-ти украинских угольных моногородов. Две здешние шахты, «Добропольская» и «Алмазная», а когда и замороженная сейчас шахта «Белицкая», — единственные местные бюджетообразующие предприятия.

После четырехмесячного простоя компания ДТЭК, которая должна арендовать шахты до 2059, решила вернуть предприятия в государственную собственность. Своим недавним решением Кабмин решил «принять к сведению предложение ООО« ДТЭК Добропольеуголь о расторжении договора аренды от 22 декабря 2010 года по соглашению сторон ». Если изменения произойдут, работников местных шахт может ожидать, например, снижение зарплат, сокращение и даже заморозка предприятий. Большинство шахтеров признаются, что находятся сейчас в подвешенном состоянии и, наконец, переживают, что вместо угольной промышленности в регион придет зеленая энергетика. И, это хорошо с точки зрения экологии, без работы могут остаться тысячи горняков.

Пока Минэнерго совместно с правительством Германии выбирают шахты для пилотных проектов по трансформации угольных моногородов, в Доброполье за права шахтеров продолжают бороться сами шахтеры. В этом году на местных выборах работники «Добропольского», «Алмазной» и «Белицкая» фигурируют в списках почти всех партий. Мы побывали в Доброполье, и записали три монологи шахтеров, баллотирующихся в городской совет.

Этот материал создан в партнерстве Радио Донбасс. Реалии с Агентством развития локальных медиа «Или» и онлайн-журналом о жизни на востоке Свои.City. Вместе объясняем, что важного происходит на местных выборах 2020 году на Донетчине.

Андрей Ягодкин, 34 года, кандидат от партии «Голос»

Горнорабочий очистного забоя, работает шахтером более 15 лет. Фанат футбольного клуба «Шахтер». В 2014 году, чтобы помочь украинской армии, организовывал аукционы по продаже ценных для болельщиков вещей вроде мячей с автографами звезд футбола. Мечтает, чтобы городской бюджет Доброполье использовали честно и прозрачно:

«Мама умерла, когда мне было 14. Отец, как говорят люди, не выдержал горя и пошел вслед за ней. Не знаю, стоит ли рассказывать об этом, но эта личная трагедия действительно сформировала меня. После смерти родителей с Белицкого, что в 15 километрах отсюда, в Доброполье меня забрали тетя и ее муж. Я к тому времени уже вступил в лицей — начал учиться на шахтера. Еще два с половиной года продолжал ездить в Белицкое, потому что очень хотел получить образование.

В Доброполье с предприятий есть только шахты, поэтому выбор профессии у меня был откровенно ограничен. Сейчас под землей я работаю уже более 15 лет, и, что ни говори, наконец, горжусь, что стал шахтером. Это тяжелая, но честная, труд, кормит ли не большую часть местных семей.

Еще до того, как устроиться на шахту «Алмазная», где работаю сейчас, начал подрабатывать грузчиком. Я не хочу, чтобы кто-то читал и думал: «Ого, бедненький. Сирота. С подросткового возраста тяжело работает ». Нет. Это история не о жалости, а о том, что Донбасс вот такой. Украина, если речь о небольших городах, вся вот такая. Нет связи, но есть желание чего-то достичь в жизни, — то бери и занимайся, делай то. Борись за себя своими же руками.

Примерно с такими же мыслями, о борьбе за самих себя, я иду на местные выборы. Друзья, с которыми мы в 2014-м начинали поддерживать украинское войско, которым вообще немало прошли, предложили попробовать себя 25 октября. Я согласился, потому что живу в Доброполье, знаю проблемы города и искренне хочу попробовать их решить. Партию выбрал «Голос», потому что она без прошлого: еще не успела засветиться в скандалах, никем из олигархов не финансируется. Плюс в Доброполье от «Голоса» идет очень классная команда — люди, которых я знаю и за чьи поступки мне не стыдно.

Есть те, кто смеется, мол, сейчас каждый второй идет в депутаты

Семья поддержала меня в решении баллотироваться — все, как один, сказали: «Пробуй! Если даже ничего не получится — будешь иметь ценный опыт ». Впрочем, есть и те, кто смеется, мол, сейчас каждый второй идет в депутаты. Но мне кажется, что классно, когда есть из кого выбирать, когда местные наконец поднимаются и хотят перемен. Другое дело, что 25 октября далеко не все придут на избирательные участки. И вот это лично меня очень огорчает.

Почему? Потому что такая тенденция может увеличить шансы победы в Доброполье пророссийских сил. Судя по тому, что я вижу и слышу, люди старшего возраста планируют поддержать ОПЗЖ и, например, «Оппозиционный блок». И они, пожилые люди, придут на выборы. А молодежь наоборот более инертна, мол, не пойду на местные, потому что мой голос ничего не решает. Наоборот! Голос решает все.

Рассчитываю на силу соцсетей и поддержку людей, которые знают меня лично

Почти вся предвыборная агитация «Голоса» Доброполье — это дело рук самих кандидатов. Лично я рассчитываю, прежде всего, на силу соцсетей и поддержку людей, которые знают меня лично. Я такая же простой человек, как и любой другой рядовой житель Доброполья. С 17 лет работаю на шахте: полтора месяца до совершеннолетия работал на поверхности, а затем сразу начал спускаться под землю. Я на себе чувствую проблемы шахтеров и вообще местных, но не хочу что-то обещать и делать громких заявлений. Пусть словам предшествуют дела.

Мы в Доброполье буквально живем на угле. И это же уголь является нашим отоплением. Казалось бы, если не тратить деньги хотя бы на логистику, то цена должна быть дешевле, правда? Но только не в нашем случае. Вот, например, мы с женой и двумя детьми живем в квартире площадью 66 квадратных метров. В прошлом году отопительный месяц стоил нам 2000-2300 гривен. Чтобы уменьшить эту цифру, в городе до конца этого года, как обещала местные власти, старые котельные должны заменить на более модернизированные — такие, что экономнее сжигают уголь и имеют специальные фильтры, чтобы и дальше не ухудшать экологическую ситуацию региона. Сейчас уже октябрь, а это обещание до сих пор не выполнено. Поэтому простые люди, как и я сам, думают сейчас о том, что было бы хорошо, если бы зима началась позже, а весна — раньше. Тогда будет шанс меньше потратить на отопление.

Из-за этого и ряд других важных проблем, городу, прежде всего, нужно изменить подход к распределению средств. Жители Доброполье радуются новым лавочкам и фонарям. Но не задумываются, что это — самое малое, что должна сделать местные власти. Благодаря децентрализации, община может сама решать, на что ей тратить средства. А местные депутаты заботиться о том, чтобы бюджетные деньги использовались прозрачно, честно и на то, что действительно нужно людям ».

Сергей Голуб, 59 лет, кандидат от ВО «Батькивщина»

Работал шахтером более 30 лет, сейчас на пенсии. Возглавляет одну из местных шахтерских профсоюзов. Идет на выборы с одной целью — восстановить работу шахты «Белицкая», которую заморозили еще в 2013 году:

«Когда еще продолжался процесс заморозки шахты« Белицкая », я был на встрече в Киеве. И мне там предложили не расстраиваться из-за того, что компания ДТЭК, которая арендует шахту, принял решение об остановке предприятия, а начать делать на территории шахты-то новое. Вы не поверите, но мне предложили разводить червей. Затем делать чернозем. Люди, вы серьезно? Я — шахтер, человек старой школы. Еще черви? Больно было слышать это даже чисто с человеческой точки зрения.

По моим данным, 25 января 2021-му ДТЭК передает шахты государственного объединения «Добропольеуголь», которые взяла в аренду в 2059, обратно в коммунальную собственность. И это уже не просто слухи — с работниками прямо сейчас проводят беседы. Среди шахтеров уже давно идут разговоры о зеленой энергетике, о том, что уголь изживает себя. Нам ставят в пример Германию и Великобританию. Но, простите, Германия переходила на альтернативную энергетику постепенно, лет 30. И все эти процессы в Европе, в конце концов, до сих пор продолжаются в той или иной степени.

Я уверен, что в Украине еще рано говорить об отказе от угля

Я уверен, что в Украине еще рано говорить об отказе от угля. Ближайшие лет 20-30 шахты еще точно будут работать. Доброполье — город, который живет благодаря угольной промышленности. Если шахты будут перестраивать — скажите, что будет с людьми? Каким будет уровень безработицы?

Я иду на местные выборы с одной целью — добиться возобновления работы шахты «Белицкая». Несмотря на то, что ее заморозили еще в 2013 году, все стволы шахты рабочие. Из примерно тысячи человек сейчас на «Белицкая» осталось всего 96 работников. Государственная комиссия запасов списала ли не все запасы шахты, и мы возмущены этим. Когда ДТЭК заходил, «Белицкая» имела примерно 86000000 тонн запасов. Куда все делось? Почему людям не сообщают точные цифры и расчеты? С этим надо разобраться.

Выбрал партию «Батькивщина», потому что именно ее членом наш шахтерский лидер — председатель Независимого профсоюза горняков, действительный нардеп Михаил Волынец. Вместе со мной на местных баллотируются еще несколько человек с нашего профсоюза. И все мы об одном — об отстаивании интересов шахт совместно с обществом. Ведь на самом деле проблема не только в «Белицкая». Сейчас все шахты нашего региона могут оказаться на грани выживания, а мы должны думать о том, как на местах сохранить рабочие места, как удержать молодежь и как развивать нашу угольную промышленность.

Верхние этажи части домов просто забиты. люди выехали

Вы же знаете, что вокруг шахт обычно строят микрорайоны и деревни. Так было и с «Белицкая». Там и двухэтажные дома, и пятиэтажные. Раньше все процветало, а теперь что? Страшно смотреть. Верхние этажи части домов просто забиты. Люди уехали. В квартирах гуляет ветер. На первом третьем этажах еще живут. Но тоже поедут, если в нашем обществе перестанут думать о развитии шахт.Мисто у нас небольшой, все общаемся между собой. Люди смотрят, в основном, телеканалы, где агитируют за ОПЗЖ. Когда еще не шел на местные — думал, что 80% за них проголосуют. А теперь, когда уже сам работаю с избирателями, думаю, что эта партия и ей подобные в Доброполье все-таки меньше соберут. У нас сейчас представлено достаточно много политических сил, поэтому людям есть из чего выбирать. А вот по поводу «Батькивщины», скажу честно, наши шансы невелики. Несмотря на то, что председатель партии Юлия Тимошенко, когда была премьером, немало сделала для шахтеров, в нашем регионе ее не очень любят. Не понимаю, честно говоря, почему. И рассчитываю, что меня поддержат те, с кем мы лично знакомы, кто, как и я, переживает за судьбу шахт.

Моя агитация — это непосредственная работа с людьми. Просто в городе, на встречах. Вот на выходных, к примеру, мы снимали два автобуса — ездили с членами нашего профсоюза и их семьями за грибами. Грибов, правда, не нашли. Но о жизни города, само собой, поговорили ».

Александр Рычак, 36 лет, кандидат от партии «Наш край»

Работает шахтером 14 лет, занимает должность горного мастера на шахте «Алмазная». Занимается проблемами работников угольной промышленности, тренирует в исполкоме городскую футбольную команду «Спарта» и говорит, что стремится к развитию культуры здорового образа жизни в городе.

«В партию« Наш край »меня позвал товарищ, с которым мы давно знакомы. Я взвесил все за и против, посоветовался с женой и решил впервые попробовать баллотироваться. Да, у меня нет большого политического опыта, но я — шахтер, и на собственном опыте знаю проблемы местных жителей.

Нужно далеко отходить: вот мой избирательный округ. Идешь по улице и четко видишь, какой из домов находится в коммунальной собственности, а которым занимается ОСМД. Чтобы объединиться, жителям многоквартирных домов, надо не иметь задолженностей перед городом. В моем доме есть квартиры с задолженностями, и мы не можем создать ОСМД. Как это нужно решить? Может повлиять местные власти?

Если получится выбиться в депутаты — займусь, в том числе, вопросам забора

Затем возьмем придомовые территории. Дом, где живет моя семья, стоит прямо над дорогой. Детская площадка буквально упирается в трассу. У меня двое сыновей, меньшем всего два годика. И я, как отец, переживаю, чтобы, не дай Бог, малыши не выбежала на проезжую часть. Если получится выбиться в депутаты — займусь, в том числе, вопросам забора.

В Доброполье есть немало людей, которые живут за счет сельского хозяйства. В моем округе, например, приблизительно три сотни человек, которые арендуют у района землю под огороды. Пенсионеры выживают за счет выращенных собственноручно овощей. Срок аренды периодически нужно продолжать, и каждый раз люди сталкиваются с непонятными словесными отказами. В этом году им продлили срок аренды, но пенсионеры переживают, что в дальнейшем будут проблемы. Хочу разобраться, в чем же там, наконец, дело. И можно с этим помочь.

Я сейчас работаю горным мастером, помощником начальника участка. Каждый раз, когда прихожу на смену, обсуждаем с сотрудниками те же проблемы. Это и уровень заработной платы, и в целом уровень жизни. Что-то может решить местная власть, то — нет. Но, например, сделать бесплатный проезд для шахтеров, которые едут на работу, можно было бы. Хотя город и небольшой, но есть люди, которые живут в, например, в пяти километрах от шахты. На смену и со смены — это 10 километров. Если город в основном живет благодаря угольной промышленности, то почему бы не сделать проезд в городском транспорте бесплатным для шахтеров?

Есть и проблемы более глобального толка. Вы наверное слышали, что у нас четыре месяца был простой на шахтах. Люди бастовали из-за этого, часть из них уволилась. Это очень огорчает, ведь своих нужно бороться. Вместе с тем, не люблю рядовое нытье. На самом деле, в Доброполье есть работа. Вот даже на нашей шахте есть открытые вакансии — было бы желание работать.

Я мечтаю, чтобы молодежь осталась в нашем городе. Чтобы в Доброполье развивался спорт, здоровый образ жизни. Чтобы развивалась угольная промышленность. Чтобы власть помогала нашим шахтам работать. Вот вы спрашиваете, что за последние пять лет сделали для шахт? Честно говоря, я и не припомню. Профсоюзы — да, они делают. Например, отправляют своих членов на отдых в Египет 50% оплачивает сам шахтер, 50% — профсоюз. Люди отдают профсоюзе по 2% от зарплаты, но наши налоги, благодаря децентрализации, тоже остаются в городе.

Как другие мои коллеги, агитацией я занимаюсь самостоятельно. Когда общаюсь с людьми, всегда говорю им, что я не волшебник, еще только учусь. Подчеркиваю, не буду давать пустых обещаний, ведь слова для меня имеют значение. 25 октября в нашей общины, у шахтеров и у простых жителей города, будет шанс лично повлиять на наше будущее. Кто бы ни победил, надеюсь, эти люди, прежде всего, помнить о проблемах простых людей — тех, кто отдал за них свой голос ».

Читайте также, кто баллотируется на местных выборах в:

Константиновке, Дружковке, Бахмуте

Краматорске, Славянске

Мариуполе

И где выборы в Донецкой области не состоятся, и как это местным жителям

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАС.РЕАЛИИ ЗДЕСЬ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *