- Общество

Филарет: «советский» патриарх, строил независимую церковь в Украине

Ровно 25 лет назад, 22 октября 1995, Филарет (Денисенко) стал патриархом Киевским и всея Руси-Украины. Оценки его деятельности и заявлений всегда были полярными, особенно в последние годы, когда Украина получила Томос. Герой Украины и «раскольник»; вдохновитель независимой церкви и «мятежник» против ПЦУ; тот, кто поддерживал Майдан, украинских воинов, обвинял Путина в убийстве, и в то же время тот, кто давал интервью российскому пропагандистском телеканала. В любом случае за эти четверть века Филарет стал одним из ключевых личностей в истории постсоветского государства. Итог плюсам и минусам в его оценке подводит один из ведущих религиоведов Украины Людмила Филипович.

— С чем может войти Филарет в учебники истории Украины? Сделанным в девяностые или своими заявлениями после получения Украиной Томоса и создание ПЦУ?

— Как бы ни сложились обстоятельства, Филарет стал той ключевой фигурой, вокруг которой появилась и развивалась идея Киевского патриархата. Идея, что фактически вылилась в конечном итоге в поместную церковь, которой Украина в результате Томоса и объединительного собора. Филарет — масштабная фигура и очень сильная фигура. И не только на религиозном фоне, но и на общественно-политическом.

Знаете, как говорят, «со всяким бывает»

— Против чего применяется эта сила сейчас? Против предстоятеля Православной церкви Украины митрополита Епифания и ПЦУ целом?

— Знаете, как говорится, «со всяким бывает». Он имел большую самом деле идею и хотел ее воплотить. Чтобы все-таки Киевский патриархат был на уровне с Константинопольским, Московским и другими патриархатом. Но одна ситуация, когда тебе 40 лет и ты определенный лимит времени для реализации такой мощной идеи. А она требует много лет для развития. И совсем другая ситуация, когда этого лимита времени у тебя есть немного. А он, как и большинство украинский, хочет сразу и все. А так не бывает, тем более в религиозных делах, тем более с Вселенским патриархом.

— Например, в чем медлительность сдвигов в религиозных делах?

— Вот давайте вспомним — Московский патриархат получал в свое время признание чуть ли не сто сорок лет. А мы хотим, чтобы это произошло за каких-то тридцать лет. Я понимаю, что сейчас не пятнадцатый, а не шестнадцатый век, но и сейчас с некоторыми идеями следует свыкнуться постепенно. Я думаю, что мы еще оценим как роль патриарха Филарета как положено.

— А что мешает сейчас оценить его деятельность в последние годы, когда Украина получала томос?

— Без сомнения, к нему есть много претензий со стороны нового поколения православного люда, православных лидеров. Все-таки Филарет является продуктом, результатом развития религии в советские времена. Недаром его называют «советским» патриархом. Если бы у него не было таких конкурентов, как Ридигер (Патриарх Московский и всея Руси Алексий II — ред.), Московскую церковь кто возглавил бы? (После смерти московского патриарха Пимена в 1990 году Филарет стал местоблюстителем Московского патриаршего престола, но проиграл выборы и Московскую церковь возглавлял Алексий II — ред.). Тогда шансов у Филарета было не меньше. Вспомним, что в 1988 году Филарет принимал активное участие в праздновании 1000-летия Крещения Руси и именно он тогда делал основной доклад во время официальных торжеств. То есть, Филарету доверяли тогда в Москве. Понятно, что не Филарет писал этот доклад, но он ее провозгласил. Но из тех, кто жил в СССР, не было пятен советского воспитания и советских корней?

Филарету доверяли тогда в Москве

Филарет — не Гузар

— Но Советский Союз ушел в небытие, Украина стала независимой.

— Филарет строил церковь в Украине именно по советским лекалам и так и не перестроился. То есть, мы же строим демократическое общество, идем в Европу, стремимся развивать общество на возможности свободного выбора каждого гражданина. А в Филарета была жесткая иерархическая система, которая отвечает совсем другим историческим моделям общественного развития.

— Значит, одни минусы в оценке Филарета?

— Нет, потому что другой церкви он просто никогда не видел. Кстати, Московская церковь до сих пор осталась на этих же рельсам. Проблема Филарета была в том, что он пропустил момент, когда из паровоза, который тянет государство в независимой церкви, он превратился, к сожалению, на тормоз. Многие надеялись, что Филарет даст дорогу молодежи. Да, она будет делать ошибки. Но ждите — когда ты пришел, ты не делал ошибок? Ошибки неизбежны, делать их нормально. И они преодолеваются самим развитием событий. А ведь твои духовные дети, как тот же митрополит Епифаний, твоя действительно сильная команда, тобой же воспитанная. И что в итоге определяющее — личные амбиции или развитие поместности православной церкви? Надо было ей помочь, чтобы она получала авторитет как внутри страны, так и во всем православном мире. К сожалению, мы видим сейчас, что есть со стороны Филарета вместо помощи …

Надо было сделать, как Гузар

— Вы придерживаетесь мнения, которое многие высказывают: Филарет зря не стал следовать примеру Гузара (председатель УГКЦ Любомир Гузар передал управление церковью Святославу Шевчуку — ред.)?

— Надо было сделать, как Гузар — тихо, теплой рукой, с любовью и благословением передать этот корабль в руки молодого поколения. Ты можешь и связями помочь, и деньгами, и советами.

Филарет, Епифаний и «открытое православия»

— И что теперь происходит с ПЦУ? Скоро исполнится два года после получения Томоса. Тогда это было событие номер один, которая на время вытеснила с первого места по резонансу войну, развязанную Россией против Украины. А сейчас редко вспоминают о томос.

— Церковь все-таки постепенно набирает обороты. И в том числе потому, что она базируется не на беспрекословном исполнении постановлений и единоличных решений главы церкви. Она все-таки идет путем соборноправности, принимает коллективные решения, опирается на инициативу верующих, не все нужно согласовывать. То есть, это действительно так называемое «открытое православия». Раньше, например, как было? Книгу издать — обязательно нужно благословение предстоятеля. Хотя есть вещи (дело не только книг касается), которыми должен заниматься предстоятель. Он определяет общий курс церкви.

В Епифания нет такой бульдожья хватки

— И Епифаний в этом — не Филарет? Я понимаю вашу мысль?

— В Епифания нет такой бульдожья хватки, как у Филарета. Филарет очень все контролировал (в Украинской церкви Киевского патриархата — ред.). Так, в Филарета были люди, которым он доверял. Но команды у него не было. А в Епифания есть.

— Хотя Епифаний был ранее в КП «правой рукой» Филарета …

— Да. И когда речь идет о церковную структуру, очень трудно говорить о команде. Ведь это все — отголоски того феодального строя, когда были вассалы и сюзерены, короли и придворные. Сейчас другие требования к церкви. Выигрывает только тот, кто играет в командную игру. И вообще церковь имеет держаться на страхе Божием, а не на страхе патриаршем. И надо понимать, что такое страх. Страх — это ответственность.

«Наш» Филарет и белорусский

— И вернемся снова к Филарету. Или перечеркивают его заявления и действия последних почти двух лет все, что он сделал для независимой украинской церкви до того? Сделал всего за эти четверть века.

— Нет, это перечеркнуть мы не можем. И то, что он — как говорится — вытворяет и чудит в последние два года … Ну, мы же все понимаем. Но к тому даже не четверть века, а тридцать лет он действовал в пользу идеи Киевского патриархата, на идею Украинской церкви.

— То есть, без Филарета не было бы прогресса в воплощении этой идеи?

— А вот представим, если бы не было в Украине такого Филарета, а был бы, например, «белорусский» Филарет! Вот нет независимой церкви в Беларуси и все! От личности зависит многое. Конечно, мы не можем полностью сравнить белорусскую церковь с киевской. И по количеству общин, и по уровню самосознания и тому подобное. Но если бы в Беларуси был «наш» Филарет, думаю, что там тоже была бы независимая церковь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *