- Политика

# ЖиночаСправа: что изменят для политики на (и Украины) первые местные выборы с гендерными квотами

В течение двух месяцев перед местными выборами Радио Свобода пообщалось с 10 женщинами, которые на протяжении последних пяти лет так или иначе строили политическую карьеру на местном уровне. Эти материалы не претендуют на уровень социологического исследования. Однако трудно не заметить общую черту большинства героинь, независимо от партийной принадлежности, идеологии и должности: политические оппоненты, а иногда и избиратели не давали им забывать, что они — женщины. В канун первых выборов, где будут применены гендерные квоты, експертка проекта «Выборы без сексизма» подтверждают: предубеждения в отношении женщин в политике существуют до сих пор и эти выборы во многом «протестуют» готовность украинского общества к изменению ситуации.

«Не раз слышала от мужчин в обществе, что они бы никогда не жили с женщиной-политиком, политика не для женщины. Я отвечала, что не могла бы усидеть дома и заниматься только домашними делами », — рассказала корреспонденту Радио Свобода в августе этого года Ульяна Пак — депутат Львовского городского совета от« Блока Петра Порошенко ».

Об похожие истории можно было услышать и от депутаток городских советов в Житомире и Северодонецке. Только две героини Радио Свобода рассказали, что не сталкивались с дискриминацией — это голова села Холмок Татьяна Вачиля и депутат горсовета Запорожья Ирина Костенко . Последняя, впрочем, отмечала, что ее коллеги-мужчины в начале каденции позволяли себе некорректные высказывания, от которых их «отучила» негативная реакция депутаток.

В 2018 году аналитический портал «Слово и дело» подсчитал, что женщины составляли 5,6% от общего количества мэров городов-областных центров, 9,6% — мэров городов районного значения, 19,3% — председателей поселковых советов и 32,1 % — сельских голов. Однако это соотношение может вскоре ощутимо измениться.

В июле 2020 вступили в силу изменения в Избирательный кодекс, которые предусматривают обязательные гендерные квоты. Поэтому партии должны обеспечить наличие присутствие мужчин и женщин (или наоборот) в соотношении «два к трем» в каждой пятерке своих избирательных списков. Таким образом женщины должны составлять 40% от партийных списков.

Ранее эта норма выглядела иначе и была необязательной: партии получали дополнительное финансирование, если имели 30% и больше женщин (или мужчин) в своем составе. Поощрения стимулирует далеко не все политические силы — в текущем созыве Верховной Рады квоты придерживаются только «Голос» и «Европейская солидарность».

Что будет с квотами после выборов?

На этих выборах партиям придется привлекать больше женщин. Их количество в избирательных списках выросло в разы, говорит председатель правления гражданской сети «Опора» Ольга Айвазовская . При этом вопрос о том, не было ли в отдельных случаях выполнения квоты скорее данью формальности, чем качественным привлечением активных женщин, она осуждает как сексистское.

«Выделять каким образом качество женщин-кандидаток по сравнению с качеством мужчин-кандидатов, нельзя. Нет критериев качества для мужчин-кандидатов. Поэтому утверждать, даже гипотетически, что женщины-кандидата не является качественным — это и есть сексизм », — считает Айвазовская.

Зато координатор Общественного совета по гендерным вопросам межфракционного объединения «Равные возможности» Лариса Кобелянская обращает внимание на риски, связанные с механизмом квот: он не регламентирует, что делать, если женщина, которая обеспечила партии соблюдение квоты, сложит мандат.

«Например, если сформирован список проголосован, партия зашла в областную, районную или городскую совет, и вдруг составляют мандата — ну, например, женщины. Или замещаются эти вакансии, возникшие следующими женщинами из списка, или просто теми, кто дальше стоит в списке? Это может вызвать ситуацию, квота формально соблюдена, а реально мы будем иметь 40-процентного представительства того или иного пола — безусловно, мы предполагаем, что уязвимыми будут женщины — в органе исполнительной власти », — предполагает она.

По наблюдениям експертка, отдельные политические силы «пытаются заполнить так называемые квотные места теми женщинами, которые затем беспроблемно сложат мандаты и позволят зайти в другой, чаще всего это не женщины, а мужчины».

Поэтому эти выборы позволят «протестировать», как работают женщины квоты, добавляет она. И кандидатки в этой предвыборной кампании в определенной степени не только агитируют за себя, но и борются с патриархальными предрассудками относительно политической деятельности женщин в целом.

При этом такие предубеждения относительно политики на выражают не только избиратели, но и их оппоненты. Перед местными выборами представительницы нескольких общественных объединений, в том числе «Равные возможности» и «ЮрФем», совместно запустили мониторинговый проект «Выборы без сексизма». В рамках инициативы работает чатбот, через который можно сообщить о сексистские высказывания в адрес кандидата.

Читайте также: Объединенные горем. История жителей фронтовых сел под Мариуполем, которых лишили права голоса на местных выборах

Координатор проекту, председатель общественного альянса «Политическая действие женщин» Ирина Тишко говорит, что волонтеры проекту зафиксировали более 20 обращений. Однако реальная цифра таких случаев может быть и выше, ведь далеко не всегда женщины, которые становятся объектами сексистских выпадов, сообщают о них или даже понимают, что имеют дело именно с предубеждением на основе пола.

В качестве примера она обращает внимание на случай, опубликованный проектом в начале октября: кандидат в городской совет Борисполя подверглась сексистские высказывания со стороны кандидата на пост главы объединенной общины из-за своей беременности.

«После таких комментариев она обратилась к нашему проекту, я лично с ним разговаривала, и пришлось помогать ей не только психологически, но и идеологически, потому что в действительности женщина не фиксировала это как дискриминацию и сексизм и пыталась это всячески то дипломатично обходить. Но когда я ей заявила, что все-таки это сексизм и надо прямо указывать на нарушение чести и достоинства, и пригрозить таком конкуренту иском в суд или обращением в полицию, она изменила свою тактику », — рассказывает Тишко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *