- Политика

Игра в военную тайну: советская химическое оружие и угроза Черному морю

(Рубрика «Точка зрения»)

Катастрофа с отравлением морской среды в Авачинской бухте на Камчатке в России заставила средства массовой информации вновь обратиться к теме все еще опасных захоронений химического оружия в Черном, а также в Балтийском морях. В частности, в Крыму об угрозе природном и водном средам напомнил севастопольский сайт ForPost.

Как журналист я, возможно, знаю историю вопроса чуть глубже других коллег. Дело в том, что еще в 1993-96 годах я, работая в Крыму собственным корреспондентом тогдашних российских «Известий» , управляемых еще Игорем Голембиовский , а позже в «Зеркале недели» и «Дне» , одним из первых публиковал в СМИ материалы о сокрытии химического оружия в Черном море во время Второй мировой войны.

Тема оказалась очень важной, сверхинтересного для аудитории. С тех пор, без преувеличения, тысячи СМИ публиковали и квалифицированные, и не очень материалы о химической угрозе морской среде в Черном, Азовском, Балтийском морях и во всем мире.

Сегодня, с одной стороны, материалы о химическом оружии в бухтах Севастополя, на траверзе Лукулл, на пляжах Крыма — это уже своеобразное дежавю, к нему относятся уже не как к сенсации и реальной угрозы, а почти как к мифу, как к интересной исторической темы , что вызывает интерес, но не угрозу, и уже не актуальна. Это опасное заблуждение.

Во-первых, потому, что эти захоронения — не миф, а давно доказана, реальная и очень масштабная опасность, которая может сработать в любой, самый неподходящий момент, и тогда придется «тушить пожар» с совсем другими потерями и затратами.

Эти захоронения — не миф, а давно доказана, реальная и очень масштабная опасность, которая может сработать в любой, самый неподходящий момент

Во-вторых, с переходом Крыма под фактическую оккупацию Россией, страной, которая считает себя наследницей СССР, виновника этой угрозы, и всегда относилась к идее подъема и утилизации химического оружия в Черном море попало, эта угроза приобретает новые дополнительных аспектов.

Если в советские годы эта проблема просто замалчивалась, то Россия с 1990-х и до 2014 года использовала наличие этой проблемы в пропагандистских целях, чтобы отпугивать курортников от поездки в украинском Крыму и создавать конкурентные преимущества для Сочи. Теперь же в России появляется соблазн снова скрыть наличие или хотя бы остроту и актуальность, этой проблемы, чтобы теперь уже не отпугивать курортников от Крыма, потому что реальный курортный потенциал полуострова для России и так уже потеряна через другие факторы.

Российские военные могут попробовать самостоятельно, без новых эффективных технологий, секретно поднять контейнеры с ядом, которые уже потеряли герметичность

В-третьих, в связи с этим российские военные и ученые, которые, без сомнения, все эти годы оккупации Крыма активным образом в секретном порядке исследуют состояние Черного моря, периодически поднимают затонувшие ранее корабли и самолеты, боеприпасы, раскапывают поглощены водой античные города , не могли пропустить мимо своего внимания бывшие захоронения химического оружия. Российские военные могут попробовать самостоятельно, без новых эффективных технологий, секретно поднять контейнеры с ядом, которые уже потеряли герметичность, и попробовать ее утилизировать пока не известным нам способом. Это не может гарантировать безопасность ни для населения, ни для водной среды Черного и Азовского морей, а, соответственно, и для населения всех причерноморских стран.

Здесь следует рассказать об одной, пока никем не подтвержденную, версию. В Крыму об этом ходят не очень активны слухи, и это, повторяю, — только версия, проверить которую сегодня нет возможности, — но она может быть проверена после деоккупации. Некоторые люди говорят о том, что причиной нескольких выбросов сернистого ангидрида в атмосферу в Армянске в августе 2018 был совсем не дефицит воды и высохшее кислотосховище, а попытка российских военных испытать метод утилизации поднятой со дна Черного моря химического оружия времен Второй мировой войны путем нейтрализации ее большим количеством серной кислоты и последующим сжиганием в мощных печах титанового комбината. Эксперимент оказался не только неэффективным, но и очень опасным для окружающей среды. В регионе произошла экологическая НС.

После выброса кислоты с завода «Крымский титан» возбуждено уголовное дело о нарушении правил обращения с экологически опасными веществами

После очередного выброса 7 сентября из Армянска начали эвакуировать детей. Также через химический выброс в Армянске власть Украины начала эвакуацию в Скадовск детей с семи сел Херсонской области, у админмежах с Крымом. 37 украинских пограничников, которые стояли на контрольных пунктах Чаплинка и Каланчак, подверглись отравления через химические выбросы и тоже были эвакуированы. После выброса кислоты с завода «Крымский титан» возбуждено уголовное дело о нарушении правил обращения с экологически опасными веществами.

Главное управление МЧС России в Крыму проинформировало жителей и гостей полуострова Крым о том, что ситуация, которая сложилась в результате распространения химического вещества на город Армянск, четыре села Красноперекопского района (Филатовка, Пятихатка, Перекоп, Волошино) и село Суворово городского округа Армянска имеет локальный характер. С 31 августа по 6 сентября стала проводиться ежедневная санитарная обработка водой автодорог, конструкций и зеленых насаждений. С 1 сентября для снижения концентрации отходов производства стали наполнять водой высохший кислотонакопичувач.

В ночь на 4 сентября была остановлена ​​работа завода «Крымский титан» на две недели. Последняя из восьми печей была остановлена ​​9 сентября.

14 сентября 2018 специалисты крымского управления «Роспотребнадзора» зарегистрировали новый выброс концентрации вредных веществ в атмосферу на севере Крыма. В Армянске был введен режим чрезвычайной ситуации.

В водоем-кислотонакопичувач завода «Крымский титан» запомпувалы 1250000 кубометров воды и 918 тонн известкового молока. А 20 октября 2018 на заводе начался поэтапный запуск оборудования.

Сегодня никто, кроме причастных к этому неудачного эксперимента российских химиков, не может сказать, так ли это. Но вероятность того, что это так, — очень велика. Хотя бы исходя из того, что никогда ранее в истории завода, даже в самых неблагоприятных водных условиях, которые периодически повторяются в Крыму, ничего похожего не происходило. И после этого НС завод также работает в еще более суровых водных условиях, чем в 2018 году, но и сейчас НС не повторяется. Итак, причиной ее была не повторяющийся дефицит воды, а какие-то другие условия. Которые?

Поэтому пока Крым — в руках чиновников и военных России, пренебрежительно относятся к безопасности и жизни людей, химическое оружие в Черном море остается вдвойне опасной.

Коллеги по изданию ForPost , однако, обогатили историю с химическим оружием новыми сведениями и расширили проблему. До сих пор мы говорили о химическом оружии времен Второй мировой войны. Но, по их информации, «смертоносные цистерны лежат на дне Черного моря вблизи Крыма почти 100 лет».

«В начале XX века просто сбросить в море ядовитые бочки было весьма популярным методом утилизации опасных отходов. Так поступило командование кораблей, пришедших в Крым из Петрограда. Наверное, тогда, при сокрытии боеприпасов на морском дне, не задумывались об экологической безопасности, сообщил ForPost директор медицинского музея Севастопольского морского госпиталя Черноморского флота (России — ред.) Александр Зубарев . Иприт был очень популярен во времена Первой мировой войны, так и остались большие его запасы. В 1923-1925 годах он оказался на дне Черного моря. Зубарев отметил, что ядохимикаты выбрасывались в море и в следующие несколько десятилетий », — говорится в публикации.

До сих пор не известно, существуют ли вообще карты захоронений периода Первой мировой войны

Действительно, коллеги из ForPost правы, с тех пор предпринималось несколько попыток обезопасить акваторию Черного моря. Когда об этой теме после наших публикаций в начале 1990-х годов заговорили во всем мире, а тема была всеобщей огласке, украинские ученые, химики, военные пытались решить проблему, однако натолкнулись на множество трудностей.

Во-первых, до сих пор не известно, существуют ли вообще карты захоронений периода Первой мировой войны. А карты захоронений химического оружия в 1940-х годах, как тогда выяснили, существовали только в Военно-Морском архиве России. Но когда Украина обратилась к российскому руководству, оно отказалось предоставить их. А полное обследование всей акватории Черного моря и Керченского пролива оказалось понадсильним задачей.

Утверждение о том, что сегодня «карты потеряны», конечно, не соответствует действительности, так как маловероятно, чтобы в Военно-Морском архиве России что-то было «потеряно». Скорее всего, они существуют, и ими уже активно пользуются российские военные в Крыму.

Однако в 1990-х и двухтысячных годах этой проблемой занималось экологическое предприятие «Ситалл» . Как рассказал журналистам президент российской Крымской академии наук, руководитель российской общественной организации «Экология и мир» Виктор Тарасенко , специалисты фирмы готовили комплексную программу решения проблемы ядовитых бочек. Они планировали полностью очистить дно Черного моря до 2025 года.

«Ученые предлагали выявить все затонувшие объекты, имеющие техногенную угрозу. Программа предусматривала выявление и нейтрализацию объектов. Была ли она реализована, неизвестно. Программа была засекречена », — сказал Виктор Тарасенко.

Сколько бочек удалось уничтожить и удалось сделать это вообще, доподлинно не известно, пишет издание. Скорее всего, предполагают журналисты, работы были свернуты, так и не начавшись. И скорее всего потому, что «в возможных районах морских« кладбищ »фиксируется высокое содержание мышьяка — это значит, что иприт проникает из бочек в морскую воду», и это представляет опасность для исследователей и для окружающей среды.

По словам Виктора Тарасенко, который, как можно предположить, видел какую-то карту захоронений, «контейнеры разбросаны вдоль всего Крымского побережья»

По словам Виктора Тарасенко, который, как можно предположить, видел какую-то карту захоронений, «контейнеры разбросаны вдоль всего Крымского побережья». «Самые их скопления отмечены вблизи Керченского пролива, Ялты, а также вдоль всего западного побережья полуострова. В Керченском проливе было примерно 40 саркофагов, в каждом из которых находится от четырех до шести контейнеров с ядом. Тогда их спрятали в спешке, на мелководье, конечно, ни о каких мерах безопасности не шла … В районах Сатера, Лукулл и в акватории Севастополя также в свое время ждут бомбы замедленного действия », — заявил он.

ForPost пишет: «Виктор Тарасенко отмечает, что если задаться целью нейтрализации бочек сейчас, то подходить к этой операции надо с максимальной ответственностью. Нельзя использовать неуклюжие методы и просто поднимать контейнеры со дна — скорее всего, агрессивное морскую среду уже повредило их. Необходимо специальное оборудование, подводные аппараты ».

Чтобы обезопасить Азово-Черноморский регион, нужны действия совсем других масштабов

На момент публикации материала ForPost прислал официальный запрос в подконтрольное Москве Министерство экологии и природных ресурсов в Крыму с целью выяснить, какое количество цистерн с ипритом лежит у побережья полуострова и какие меры принимаются для их ликвидации.

Но этого недостаточно, к тому же вряд ли сведения о химическом оружии за последние 100 лет хранятся в российском Минэкологии Крыму. Чтобы обезопасить Азово-Черноморский регион, нужны действия совсем других масштабов. Попробуем выделить основные из них.

Во-первых, процесс поиска захоронений и утилизации химического оружия в Черном, Балтийском морях и Керченском проливе, а также испытания надежности и эффективности методов ее утилизации, потому что это уже достояние истории, необходимо рассекретить, опубликовать карты, хранящиеся в России, и поставить под общественный контроль. Следует прекратить играть в военную тайну.

Во-вторых, проблема опасности химического оружия в Черном море, несомненно, имеет международный характер. Поэтому следует создать международный консорциум для исследований, поиска и утилизации химического оружия. В него должны войти все страны Причерноморья: Украина, Россия, Болгария, Румыния, Грузия, Турция, — возможно участие и других стран, например, Балтийского или Прикаспийского региона, а также международных организаций, занимающихся проблемами химического оружия.

Нужно разработать технологии обнаружения, подъема и утилизации контейнеров с химическим оружием, потому что многие из них уже разрушены

В-третьих, нужно разработать технологии обнаружения, подъема и утилизации контейнеров с химическим оружием, потому что многие из них уже разрушены. В связи с этим необходимо разработать надежные способы сокрытия уже разрушенных контейнеров на морском дне, с целью обезопасить их для всего живого в морской среде, а также нанесения этих мест на морские карты для информирования служб контроля и пользователей морей.

В-четвертых, поставить под контроль соответствующих международных организаций наличие химического, бактериологического, а также ядерного оружия во всех странах Черноморского бассейна с целью обезопасить этот важный мировой регион Европы от угрозы ее использования.

Николай Семена — крымский журналист, обозреватель Крим.Реалии

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода

Оригинал — на сайте Крим.Реалии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *