- Общество

Безработица растет, вакансии остаются: как коронавирусная пандемия повлияла на крымский рынок труда

В аннексирована Крыму не хватает около 10 000 рабочих, в частности, в сфере строительства — об этом сообщил спикер подконтрольного Кремлю парламента Крыма Владимир Константинов. В то же время, по информации местного Центра занятости населения, с начала года уровень безработицы на полуострове выросла в 13 раз.

По информации «Кримстату» на конец августа, количество безработных составило 44,7 тысячи человек — и это на 13,3% больше по сравнению с июльскими показателями. Но выросла за этот период, пусть и незначительно — на 0,8% — и заявленная работодателями потребность в работниках. В Крыму не могут восполнить 18500 вакансий, из них в рабочих профессий принадлежат более чем 10 000. О том, как сопоставляются безработицы и нехватка кадров, и чего ждать крымчанам от второй волны «коронакризы», говорилось в эфире Радио Крим.Реалии.

Строитель из Судака Денис рассказал Крим.Реалии , что при высоком уровне безработицы найти квалифицированные кадры в бригаду действительно сложно.

«Люди хотят зарабатывать, а специалистов не хватает. Я сам разбираюсь во всем этом, работаю — нанимаешь бригаду и начинаешь все им разжевывать, учить. Не то чтобы ребята не умели ничего — просто мало именно специалистов. Раньше больше было. Сейчас едут из сел — с Советского, Кировского районов. Все ребята крымские. С материка (т.е. из соседней России — ред.) Очень мало приезжают. У них там цены другие — выгоднее в Москву поехать на заработки », — говорит строитель.

Глава российского Союза промышленников и предпринимателей Крыма Артем Евтушенко считает, что такая ситуация с рабочей силой в строительстве сложилась из-за массового выезда трудовых мигрантов.

От пандемии в Крыму сильно пострадали сферы услуг, развлечений, общественного питания. Выпало около 25-30% рынка
Артем Евтушенко

«Проблема колоссальная — людей просто нет. Когда все стройки на полуострове остановились, много выехали, не зная, что будет дальше. Было много мигрантов — официальных и неофициальных — и теперь многие не могут вернуться назад, потому что границы закрыты. В то же время внутренний рынок частного строительства вырос — многие бросились вкладывать средства в недвижимость. Соответственно, на крупных объектах ощущается серьезная нехватка рабочей силы — наверное, до половины кадрового состава. Если говорить об общем безработицы, от пандемии в Крыму сильно пострадали сферы услуг, развлечений, общественного питания. Выпало около 25-30% рынка, особенно в этих областях. Уже к концу карантина поступила существенная поддержка в виде двухпроцентного кредитов и выплат в размере минимальной зарплаты — 12 с лишним тысяч рублей », — говорит он ..

Выиграли во время этого кризиса, по оценке Артема Евтушенко, прежде всего предприятия, связанные с обеспечением жизнедеятельности крымчан, например, производители санитарных средств и медицинского оборудования. Также, по его наблюдениям, некоторые крымские бизнес намеренно прекратили работу, чтобы получать гарантированную поддержку российского государства, а сами работники стремятся во что сохранить пособие по безработице.

«При этом настоящее безработицы посчитать сложно. Мне кажется, сейчас неофициальных безработных гораздо меньше, чем раньше, потому что многие стремятся стать на учет и получить какую-то компенсацию. Мне рассказывали, что некоторые претенденты на собеседованиях ищут именно неофициальное трудоустройство, чтобы не терять помощи », — рассказал он.

Российский руководитель Крыма Сергей Аксенов 3 октября сказал, что крымский бизнес получил уже 1,2 миллиарда рублей региональной субсидии с начала коронавирусной пандемии.

Впрочем, председатель крымского HR-агентства «Глабар» Оксана Волкина указывает на то, что лишь немногие сферы местной экономики получили российскую государственную поддержку, тогда как пострадали абсолютно все. По ее прогнозам, новое усиление карантина непременно вызовет еще более серьезный всплеск безработицы.

Если власть снова отправит компании и сотрудников на удаленную работу, то некоторые малые бизнесы не смогут себе этого позволить
Оксана Волкина

«Сезонные предложения смягчили безработицы, но осенью мы снова видим, что появляется все больше претендентов. Особенно в гостинично-туристическом направлении, общественного питания и тому подобное. Если власть снова отправит компании и сотрудников на удаленную работу, то некоторые малые бизнесы не смогут себе этого позволить, и на рынке появятся дополнительные руки. Если нет — все сохранится примерно на нынешнем уровне. В первую очередь сейчас нужны менеджеры продаж для различных отраслей экономики, ведь люди, которые умеют продавать, особенно нужны в кризис. К тому же это узкие специалисты вроде инженеров-конструкторов, инженеров-проектувальникив, высококвалифицированных сварщиков. С одной стороны, у них есть инженерно-технические навыки, с другой стороны, они должны уметь качественно работать руками — ремонтировать спецтехнику, станки и т.д. », — говорит она.

Между тем Министерство труда России рассчитывает вернуться к докризисному уровню безработицы к концу следующего года. По состоянию на конец августа зарегистрировались как безработные 3,6 миллиона человек во всей России (в эту статистику российские власти традиционно вносит и аннексирован Крым) — при том, что до кризиса таких граждан было всего 700 000.

Бывший заместитель министра труда и занятости населения России Павел Кудюкин сетует, что оценить реалистичность прогнозов правительства пока крайне сложно.

Российская экономика, к сожалению, отличается вялостью и вряд ли будет сильно и быстро восстанавливаться
Павел Кудюкин

«Я бы сказал, они чрезмерно оптимистичны. Есть высокий уровень неопределенности: мы до сих пор плохо представляем эпидемиологическую картину на перспективу. Сейчас начинается вторая волна пандемии, и не очень понятно, как власть будет реагировать на нее, ограничения введут. В Москве мэр требует выводить людей на дистанционную занятость, и очевидно, что под удар снова попадут граждане старше 65 лет. По крайней мере части из них работодатели постараются избавиться, хотя на показатели безработицы это не повлияет, потому что это пенсионеры. Другой вопрос: насколько удастся восстановить деловую активность, чтобы сократить безработицу? Российская экономика, к сожалению, отличается вялостью и вряд ли будет сильно и быстро восстанавливаться. Впрочем, в той части рынка труда, где заняты мигранты, наблюдается также рост зарплат из-за снижения предложения рабочих рук », — замечает бывший российский чиновник.

Мы уже наблюдаем урезания многих расходных статей, в том числе на высшее образование. Не исключено, что это коснется и дотации на Крым
Павел Кудюкин

Павел Кудюкин считает, что резкий рост безработицы минимум на треть обусловлено стремлением граждан встать на учет в центры занятости и получать пособие — и при этом работать неофициально.

«Вместе с тем в проект федерального (российского общегосударственного — ред.) Бюджета на 2021 мы уже наблюдаем урезания многих расходных статей, в том числе на высшее образование. Не исключено, что это коснется и дотации на Крым. Возможно, Москва будет стимулировать регионы, чтобы они сами как-то крутились и выискивали ресурсы — хотя не очень понятно, откуда их искать », — говорит он.

Между тем украинская экономика также отходит от последствий первой волны COVID-19. Старший научный сотрудник Украинского института экономических исследований и политических консультаций Ирина Федець добавляет, что ситуацию усугубляют другие, давно присущие стране проблемы.

«Чем меньше люди работают, тем меньше они платят налоги, но не только: параллельно снижается потребление. Из-за этого бюджет недополучает значительную часть поступлений, и при этом нагрузка на него увеличивается из-за того, что многие становятся на учет в центры занятости и подает заявки на пособие по безработице. Добавьте сюда то, что в последние годы в стране наблюдалось старение населения, тогда как многие уезжали на заработки за границу, а количество граждан, которые работали в Украине, которые платили налоги, уменьшалась. Теперь же ситуация с безработицей, наверное, еще ухудшится. В общем мы будем наблюдать, что из сфер, завязанных на физические контакты, работники будут перетекать в те отрасли, где возможна удаленная работа »- обращает внимание специалист.

Ирина Федець подчеркивает, что в этой ситуации от государства необходима понятная коммуникация: на что рассчитывать людям, оставшимся без работы, которой политики ждать бизнеса в дальнейшем и тому подобное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *