- Донбас

Поверить в стечение обстоятельств трудно — соучредитель «Восток SOS» о пожаре на Луганщине

На Луганщине — новые очаги возгорания. Лесные пожары там продолжаются уже неделю, охватив площадь более 20000 гектаров. Есть уже несколько десятков погибших и пострадавших. Сотни человек остались без своих домов.

Накануне благотворительный фонд «Вернись живым» опубликовал видео, которое, по их словам, прислали солдаты. На нем два члена группировки «ЛНР» поджигают сухую траву вблизи позиций ВСУ. Также волонтеры сообщают о потерях в технике среди украинских солдат, участвующих в тушении пожаров.

Коснулись пожара позиций ВСУ? Как появились новые очаги возгорания? И разрабатывает ГПУ версию о поджоге со стороны «ЛНР»?

Об этом в эфире Радио Донбас.Реалии говорили волонтер благотворительного фонда «Вернись живым» Андрей Римарук, председатель Попаснянской военно-гражданской администрации (Луганская область) Роман Власенко, соучредитель благотворительного фонда «Восток SOS» Константин Реуцкий и народный депутат фракции «Голос» Соломия Бобровская .

— Много шума в соцсетях подняло видео, опубликованное фондом «Вернись живым», где, как было сказано, два члена группировки «ЛНР» поджигают сухостой вблизи позиции ВСУ. Где оно было снято?

Андрей Римарук: Оно было снято непосредственно в Луганской области, в Попаснянском районе.

Тактику выжигания позиции противник применяет не первый год
Андрей Римарук

Если говорить обо всех поджоги, хочу обратить внимание, что эта тема, к сожалению, нарушается только в этом году из вот такие масштабные пожары, потому что тактику выжигания позиции противник применяет не первый год. Наши позиции горели и в прошлом, и в позапрошлом, и в 2016 годах. Это делают не только с помощью «коктейлей Молотова», трассирующих патронов, сигнальных ракет, также они сбрасывают зажигательные смеси с беспилотных аппаратов: используют все методы, которые могут поджечь сухую траву, используя ветер в нашу сторону.

— Обращались к этим бойцов или к вашему фонда из Генпрокуратуры Украины, чтобы зафиксировать эти показания? Неосторожное обращение с огнем — основная версия Генпрокуратуры: поэтому, с точки зрения Ирины Венедиктовой, и горит Луганщина.

Андрей Римарук: Генеральная прокуратура может обратиться в Штаб операции объединенных сил, в котором расставлены камеры наблюдения вдоль линии разграничения, где четко будет видно, откуда идет огонь. К нам в фонд никто не обращался.

— Мониторинговая миссия ОБСЕ фиксирует эти поджоги?

Андрей Римарук: Она имеет возможность их фиксировать, потому что в международной миссии ОБСЕ есть свои мобильные пункты наблюдения, камеры, установленные вдоль линии разграничения, они могут их перемещать. У них есть разрешение на полеты как вдоль линии разграничения, как над территорией временно оккупированной, так и над нашей. Я более чем уверен, что у них такие видеоподтверждение пожаров, которые двигались с той стороны, тоже есть.

— Есть фотографии сгоревших лесов, домов из Золотого, Катериновки, Горного — это села, где находятся позиции ВСУ, но в госслужбе по чрезвычайным ситуациям не отмечается, что на этих участках идут пожара. Или горят позиции ВСУ?

Андрей Римарук: На линии разграничения все очаги пожаров были ликвидированы уже на вторые сутки от начала, то есть сейчас проблем нет. Мы видим критическую ситуацию, например, в районе населенного пункта Артема Станично-Лугаснкого района, где огонь приближался к газораспределительного и электрического пункта.

Я даже не исключаю такие моменты, диверсанты специально поджигают эти леса на нашей территории и хочу обратить внимание, что в Новоайдарском, в Станично-Луганском районах не было таких масштабных пожаров со времен начала российской агрессии. Почему они начали гореть именно в этом году.

Если мы вспомним пожара в Новоайдарском районе, которые были в середине лета: на следующий день после пожара в Северодонецке у химкомбината служба безопасности Украины ловит диверсанта, который хотел взрывать 250-литровую бочку с химикатами, которые отравили бы половину города. Есть военно-тактический домысел, который до этого всего подталкивает. Враг хочет обнажить наши тылы и видеть определенные тыловые дороги, подъездные пункты, перемещения техники, личного состава, чего не может сейчас увидеть в таком густом лесу вдоль линии разграничения. Это одна из версий.

Все пожары — это сухая трава и ветер в нашу сторону. Вспомним материал ваших коллег из района Шумел: когда два дня ветер был в сторону противника, никто ничего не делал, только он подул в нашу сторону, они воспользовались возможностью и подожгли траву.

— Повлияло ли это на обороноспособность, ведь пожары начинаются вдоль линии соприкосновения, где как раз в ВСУ является окопы, техника, личный состав?

Андрей Римарук: Нет, у нас хватает сил, резервов и технических средств, чтобы любые намерения противника остановить течение пяти минут.

— Роман, вы сообщили, что снова пошли поджоги в Попасной, это недалеко от линии соприкосновения. Ваша версия: что случилось — тоже группировки «ЛНР» поджигает каким образом сухостой?

Роман Власенко: Есть подтверждение, что такая ситуация может быть, потому что 30 сентября первые очаги были в районе Новоалександровки и Золотого-4. За это весь период у нас где произошло 70 таких пожаров на всей территории района, не только на линии разграничения. Есть подозрение, что это все же связано с линией столкновения.

Мы стараемся отражать населенные пункты, есть около 10 сгоревших домов и хозяйственных сооружений, но они не жилые. Есть двое пострадавших местных, они получили ожоги и порезы при тушении пожара в Екатериновке. Но глобально проблем у нас меньше, чем в других районах Луганщины.

Таких масштабных, массовых поджогов, как в этом году, я не помню с 2015 года
Роман Власенко

У нас официально ДСНС зафиксировано около 70 пожаров с 30 сентября, но их последствия не такие масштабные, как скажем в районе Новоайдара, Станицы Луганской и Старобельска.

Каждое лето случаются такие пожары, мы и средства дополнительные привлекаем из местного бюджета на соответствующие программы по поддержке ДСНС. Но именно таких масштабных, массовых поджогов, как в этом году, я не помню с 2015 года.

Соломин, вы съездили в Луганскую с волонтерами, гуманитарной помощью, и не сомневаетесь, что это диверсия, поджоги. Почему вы так считаете? Владимир Зеленский призвал не связывать это с подпалинами.

Соломия Бобровская: Я уверена процентов на 90, что мы так и не узнаем истинных причин, уголовное производство, наверное, не будет закончено в ближайшие годы и мы не будем знать, кто же виноват в поджогах. Однако, обойдя с десяток сел, поговорив с председателями сельских советов, с гражданскими людьми, которые потеряли или часть хозяйства, то дома которых были сожжены дотла, даже пожилые люди не помнят таких масштабных пожаров.

То есть люди привыкли, что пожары случаются: это лесная зона, на песке, плюс 35 градусов летом — очевидно, что это способствовало такой пожара. Но чтобы в конце сентября, с таким масштабом, притом разговора были сразу, что определенные силы поджигали ночью.

Председатель сельсовета Боровеньок рассказывала, что парень возвращался со свидания около часа ночи, увидел, как на лесопилке уже горел огонь. Это место равноудален от двух АЗС. Он просто начал бить тревогу, поднимать село — четыре дня лес, вокруг тушили: насколько силен был очаг огня. Думаю, все сказали о скорости ветра, когда за 2:00 он мог пройти 30 километров.

Люди фактически были упакованы и готовы на выезд уже в ту ночь, когда они видели первые кадры с огнем
Соломия Бобровская

И видео, опубликовали «Вернись живым», ряд этих разговоров наводит меня на мысль, что эти пожары были далеко не основанием для разжигания листья, потому что такой масштаб и объем, особенно в первую ночь, когда было более 85 пожаров, шли массово на Северодонецк: боялись, что он взлетит в небо — азот стоит у самого города. Люди фактически были упакованы и готовы на выезд уже в ту ночь, когда они видели первые кадры с огнем.

Когда президент сказал, что он не предполагает, что это были поджоги, надо подождать правоохранителей, то мне очень странно, потому что предварительно уже было сказано о возможности умышленного поджога штабом ООС.

Максимально низкая внимание наших блоггеров, журналистов, политиков в том числе меня наводит на мысль, что мы, пожалуй, забудем об этом пожаре.

Константин Реуцкий: Пожары продолжаются. Действительно возникают новые очаги. К счастью, ситуация лучше, чем была 30 сентября, потому что сейчас лучше погода: не такой сильный ветер. Именно за сильного ветра невозможно было потушить пожара в ночь с 30 сентября на 1-е октября. Сейчас ветра нет и в принципе пожарные способны справиться с этими очагами.

Близко к населенным пунктам пожары не подпускают, но не понятно, что будет дальше: погода снова может поменяться. Ситуация остается пока достаточно напряженной. Уже пострадали сотни человек, сгорели дома и людям нужна помощь. Первоочередные потребности закрыты, но сейчас речь идет, например, о разбор этих пожарищ, чтобы люди могли уже начинать планировать восстановление своего жилья. Отчасти этим занимается ДСНС и военные, но их не хватает, нужны люди, нужно это делать быстро: сейчас общественные организации призывают волонтеров включаться в эту работу, поскольку скоро будет холодать.

Частично эту работу координирует, в том числе «Восток SOS», хотя есть несколько других волонтерских инициатив. Следите за сайтом и социальными сетями организации и других луганских волонтеров. Мы будем связывать желающих с сельскими советами на местах и ​​они уже будут координировать эти усилия.

Есть случаи, когда загоралося от поваленных линий электропередач. Но чтобы это было одновременно по всей линии фронта на 140 локациях, поверить, что это было не спланировано, а произошел такое стечение обстоятельств, мне лично достаточно трудно
Константин Реуцкий

Есть много информации от местных жителей, что это действительно были поджоги. В принципе, это распространенная практика: боевики с той стороны реки постоянно поджигают лес и поля вокруг украинских позиций. Думаю, что сейчас было нечто похожее, просто погода способствовала очень быстрому распространению огня. Но также есть информация о поджогах на участках, достаточно далеко находятся от линии соприкосновения. Думаю, что она, скорее всего, тоже правдива. Действительно есть случаи, когда загоралося от поваленных линий электропередач. Но чтобы это было одновременно по всей линии фронта и так же довольно далеко от фронта на 140 локациях — поверить в то, что это было не спланировано, а произошел такое стечение обстоятельств, мне лично достаточно трудно.

Подпишитесь на нашу пятничную рассылку «Неделя в Донбассе». Все важное о регионе коротко — лишь в одном письме в неделю!

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАС.РЕАЛИИ:

(Радио Донбас.Реалии работает по обе стороны линии разграничения. Если вы живете в ОРДЛО и хотите поделиться своей историей — пишите нам на почту Donbas_Radio@rferl.org , в фейсбук или звоните на автоответчик 0800300403 (бесплатно). Ваше имя не будет раскрыто).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *