- Общество

«Пляска смерти» в Славянске. Как на Донбассе «забывают» о причинах войны

(Рубрика «Точка зрения»)

«Смертельная» социология

В середине сентября этого года аналитический центр «Соцоимодус» опубликовал интересные цифры. Оказывается, в Славянске — городе, в котором Гиркин «спустил курок войны» — подавляющее большинство населения собирается голосовать на выборах мэра за Неля Штепу , открыто поддерживала боевиков. Абсолютно понятно возмущение части общества полной импотенцией СБУ параллельно с другим, уже менее понятным фактом: а как, собственно, так случилось, что жители города, захватили боевики в 2014-м, собираются в свободном 2020-м голосовать за тех, кто этих боевиков и приветствовал?

политическая некрофагия

Ответ на этот вопрос, как ни странно, можно встретить в галерее Уффици, где со своего автопортрета игриво подмигивает всем жителям Славянска Ганс Гольбейн — один из величайших мастеров макабры в живописи. Классический Макабр, или «Танец Смерти», изображает, как и сама Смерть в виде высохших костей влечет за собой веселых и танцующих жителей города или даже целой страны, причем — всех подряд, независимо от социального статуса и финансового достатка.

Часть нашего государства не просто не связывает войну с Россией, — для этой части войны как и не было

Вероятно, современные «крестьяне» Славянская не видят связи между осадой города, распоротыми животами и крестиком в бюллетене. Не верят они и в то, что именно политическая некрофагия — из года в год поедания всего умершего, советского, «духовных скреп» в виде «крепких хозяйственников» и «великой Победы» — в конце концов выливается в новые «Грады», могилы и вопль о «проклятую власть». И современный Макабр был бы не полным, если бы беззаботно плясали только «крестьяне»: очевидно, и «киевский двор» считает, что худшее — позади, и все прививку от магических завываний 2014-го о Путине и его войска. Но за шесть с половиной лет войны России удалось больше, чем она ожидала: часть нашего государства не просто не связывает войну с Россией, — для этой части войны как и не было.

Это может звучать абсурдно, особенно для тех, кто первыми почувствовали «поребрик» вместо бордюра, но цифры говорят лишь об одном: война так и не вошла в сознание всей страны, часть которой все еще обвиняет в ней Украины, часть — не помнит , что происходило под окнами шесть лет назад. В конце концов, «та сторона» и «примирения» стали лейтмотивом, которые не дали четкого ответа — а с кем же, собственно, должен быть тот мир?

потерянная оккупация

Но славянской Макабр поднимает и более широкую проблему: а что же с оккупацией? С территорией, где матери все еще бережно протирают могильные фото своих сыновей с георгиевскими крестами? И этих могил — тысячи. С территорией, где каждый из 30 000 боевиков так называемых Корпусов имеет 3-4 члены семьи, которые разделяют их взгляды? С донецким СИЗО и макеевскими лагерями, которые забиты «своими» же боевиками, ненавидят «республики» не менее, чем Украина? С городами, где преподают «историю ЛНР с древнейших времён» и уже выросло поколение, которое не знает Украины в целом, так 6 лет изучает «подвиги казаков ЛНР»?

Это — не 36 процентов Славянская со спутанными сознанием без рефлексий. Это — под две сотни тысяч людей, враждебных Украине, часто — с российскими паспортами, которых уже никто и ничто никогда не изменит, как вопрос пульта от телевизора. И не замечать этого, бездумно «плясати» до выборов — только наполнять картину со Смертью новыми людьми. Потому что нас «не ждут» даже в Славянске, — что уж говорить о насквозь пропитанный российско-советским Донецк …

Станислав Асеев — писатель, журналист и блогер, бывший узник российских гибридных сил

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *