- Политика

Кремль мобилизовал своих соперников на войну с Украиной — Павел Казарин

(Рубрика «Точка зрения», специально для Крим.Реалии)

наследники октября

Двадцать семь лет назад в России танки расстреляли парламент.

В октябре 1993-го в Москве произошло все то, что потом Кремль станет приписывать Украины. Государственный переворот, во время которого сбросили и расстреляли легальную власть. Правовой вакуум, который закончился законодательным закреплением прав победителей. Потом — гражданская война на территории Чечни. Характерно и то, что официальная Москва вела себя во время той войны за хорошо знакомым Украины сценарию. Сначала отсылала военных — «отпускников» помогать председателю Временного совета Чечни Умару Автурхановым брать Грозный. А когда «добровольцы» проиграли — в ход пошла кадровая русская армия.

Российский наемник, который едет на Донбасс воевать с украинской армией, — это наследник тех, кто был на стороне Белого дома

Долгое время отношение к тем событиям делило россиян на лагеря. Кто-то считал, что это была победа демократии над сторонниками реванша. Кто-то — что это была победа будущего реванша над сторонниками демократии. Но сегодня споры о тех событиях потеряли всякий смысл. Потому что аннексия Крыма и вторжения на Донбасс сумели примирить тех, кто в начале 90-х сидел внутри Белого дома, и тех, кто выводил на него танки.

Российский наемник, который едет на Донбасс воевать с украинской армией, — это наследник тех, кто был на стороне Белого дома. Российский чиновник, который обеспечивает наемнику логистику и прикрытия, — наследник Ельцина, который победил.

Чтобы разобраться в мотивах первых — нужно понимать, откуда они взялись. Защитники Белого дома — это классическое потерянное поколение. Если можно так говорить о людях, которые успели до 1991 года пройти всю цепочку советских институтов взросления. Их ковали детсад, школа и армия, но потом распался Союз, и они оказались выброшены из нового социального порядка. В октябре 1993-го кто-то из них мечтал о социальной справедливости без богатых. Кто-то — о реванше и восстановления империи. Все они пытались отыскать смысл в новой реальности, но в 1993 году им пришлось проиграть.

Кремль отмобилизовал этих людей на войну с Украиной для решения своих собственных задач

А потом начался 2014-й. И все эти строители не осуществима будущего и солдаты пропавшей страны решили, что это их шанс. Они считали, что аннексия Крыма и вторжения на Донбасс заставят Россию измениться. Что международная изоляция и санкции не оставят ей выбора — и на смену прежнему способа существования придет новый. Что ради выживания Москве придется перестраивать страну по новым правилам. Они мечтали о новой реинкарнации империи и были убеждены, что ее новая редакция будет лишена прежних родимых пятен. Типа неофеодализму, олигархов и социального неравенства.

Удивительная наивность.

На самом деле все произошло с точностью наоборот. Кремль отмобилизовал этих людей на войну с Украиной для решения собственных задач. Всех этих анекдотических казаков, «ополченцев», реконструкторов, членов маргинальных партий и завсегдатаев протестных митингов. Когда они были соперниками российской власти в битве за будущее. А шесть лет назад согласились на роль вооруженных марионеток в руках Москвы. В начале 90-х они боролись за революцию. А в 2014-м их послали усмирять украинской революции.

Когда русские наемники выполнили свою задачу — они стали таинственно исчезать

Москва пообещала этим людям плацдарм для социальных экспериментов. Территорию для игр в историческую реконструкцию под названием «Новороссия». Но в том и особенность, Москва обманула своих давних противников. Пока они шли убивать за придуманную «другую» Россию, Кремль использовал их для консервации существующего статус-кво. Москве была нужна не смена парадигмы существования. Ей нужен был всего лишь поводок для Киева. Очаг контролируемой нестабильности. И в тот момент, когда российские наемники выполнили свою задачу — они стали таинственно исчезать.

Российские добровольцы, которые ехали бороться с украинской армией, видели себя по меньшей мере кубинскими партизанами. Принты с Че Геварой. «Революция на экспорт». «Интернациональная помощь». С той лишь разницей, что кубинские боевики боролись в Конго и Боливии, а российские — в Донецке и Луганске. Но в том и дело, что сходство было ошибочным. Потому что Кремль вовсе не собирался быть реинкарнацией Фиделя. Единственное его задача — быть главным контрреволюционером, не выращивает новое, а сохраняет себя. До тех пор, пока наследники побежденного Белого дома вписывались в его сценарий — им находилось место в российском прайм-тайме. Как только перестали — они с него исчезли.

Кремль дважды победил своих соперников. Впервые в 1993-м — расстреляв из танков. Второй раз — в 2014-м — отправив их умирать в окопы Донбасса.

Иногда империи закрывают свои гештальты достаточно причудливым образом.

Павел Казарин — обозреватель Крим.Реалии

Оригинал публикации — на сайте Крим.Реалии

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *