- Политика

Пропаганда войны и дети: зачем это нужно России в Крыму и почему правозащитники называют это военным преступлением

С 2014 Россия призвала к своей армии около 25 000 человек в аннексирована Крыму и провела 11 призывных кампаний. Об этом сообщило Министерство иностранных дел Украины, подчеркнув, что Россия «должна прекратить такие правонарушения и неуклонно соблюдать обязательства государства-оккупанта». В Москве эти требования традиционно отвергают.

Между тем Украина в рамках иска против России направила в Офис прокурора Международного уголовного суда очередное сообщение о милитаризации детей в Крыму. Украинские правозащитники на пресс конференции по этому случаю объяснили, что речь идет как о принуждении молодых крымчан к службе в российской армии, так и о различных формах пропаганды этой службы в школах и внешкольных учреждениях на полуострове. Это связано с тем, что Россия де-факто распространяет на оккупирован Крым программы своего военно-патриотического воспитания. Об разные грани этой проблемы говорилось в эфире Радио Крим.Реалии.

Прокурор Автономной Республики Крым Игорь Поночовный на пресс конференции в Киеве объяснил, почему украинской стороне необходимо сотрудничество с международной инстанцией, когда речь идет о российских правонарушения в Крыму

Национальное законодательство дает нам возможность и расследовать, и отправлять эти дела в суд, и привлекать этих людей к ответственности, но у нас нет доступа к временно оккупированной территории и сотрудничества с Российской Федерацией как государством-оккупантом
Игорь Поночовный

«Цель, в первую очередь, заключается в том, чтобы с помощью Офиса прокурора Международного уголовного суда и самой этой инстанции добиться уголовного преследования военных преступников. Национальное законодательство дает нам возможность и расследовать, и отправлять эти дела в суд, и привлекать этих людей к ответственности, но у нас нет доступа к временно оккупированной территории и сотрудничества с Российской Федерацией как государством-оккупантом. Мы можем документировать и расследовать, но не привлекать виновных к ответственности. Поэтому мы и посылаем сообщение в Офис прокурора Международного уголовного суда. Это уже девятый такое сообщение. Надеемся, что они станут основанием для того, чтобы предварительное изучение материалов закончилось, и Офис прокурора Международного уголовного суда наконец перешел к официальному расследованию ».

Игорь Поночовный также очертил круг ответственных лиц, которые, по оценке украинской стороны, причастные к организации военного призыва и пропаганды службы в российской армии среди несовершеннолетних в оккупированном Крыму:

Оккупационные власти запугивает население, что в случае уклонения от призыва в Вооруженные силы России наступит административная или уголовная ответственность
Игорь Поночовный

«Кроме президента России, министра обороны, начальника Генштаба, местных военных комиссаров, ответственность за это несет также глава правительства России, который, кроме совместного участия в« интеграции »полуострова, также причастен к военному призыву и вообще к милитаристской пропаганды среди крымских детей. Да, именно правительство России в 2014-2015 годах принимал постановления о создании так называемого президентского кадетского училища в Севастополе и утверждение государственной программы патриотического воспитания граждан на 2016-2020 годы. Все это было реализовано на территории полуострова решениями так называемых «главы республики Крым» и «губернаторов Севастополя». В общем оккупационная власть запугивает население, что в случае уклонения от призыва в Вооруженные силы России наступит административная или уголовная ответственность ».

Юрист по международному гуманитарному праву Крымской правозащитной группы Богдан Мельникович рассказал Крим.Реалии, почему международные инстанции могут рассматривать действия российских властей в Крыму как военные преступления.

Такие действия подпадают под состав военного преступления, предусмотренного Римским статутом Международного уголовного суда
Богдан Мельникович

— С точки зрения международного права, Крым и Севастополь — оккупированные территории, и какие бы документы там не выдавала Россия, это не меняет ни статуса лиц, проживающих там, ни статуса самых территорий. Женевская конвенция о защите населения во время войны говорит о том, что государство, оккупирует, не может насильно призывать на службу в свои вооруженные силы населения оккупированной территории. Из этого следует, что Россия нарушает свои международно-правовые обязательства, когда удается к насильственному призыву — то есть гражданин не может отказаться от него под угрозой уголовного преследования. Такие действия подпадают под состав военного преступления, предусмотренного уставом Международного уголовного суда. Сейчас его прокурор собирает всю информацию по этому поводу, необходимую для ведения дела.

Богдан Мельникович прогнозирует, что конкретный круг лиц, ответственных за эти правонарушения, будет очерчен позже.

В Крыму есть много организаций, которые внесены в систему так называемого «русского патриотического воспитания», и оно финансируется из государственного бюджета
Богдан Мельникович

— Международный уголовный суд работает с наиболее значительными преступлениями, и причастных к ним лиц определит уже во время самого процесса. В Крыму есть много организаций, которые внесены в систему так называемого «русского патриотического воспитания», и оно финансируется из государственного бюджета. Конечно, должностные лица, которые направляют деятельность таких организаций, имеют привлекаться к ответственности. Их работа — всеобъемлющая. Начиная с того, что в Крыму часто можно наблюдать публичные мероприятия, где солдаты российской армии рассказывают о своей службе, демонстрируют технику, превозносят роль России и ее военные успехи, и заканчивая тем, что Россия создает специализированные военные учреждения для детей, где их воспитывают как будущих солдат и наставляют на путь так называемых «защитников отечества».

По информации крымских правозащитников, только на организацию и работу одного российского государственного учреждения дополнительного образования «Кримпатриотцентр» , который занимается так называемым «патриотическим воспитанием на полуострове», из бюджета выделили 800 000 000 рублей. На официальном сайте указано, что эта организация занимается «методическим обеспечением получения гражданами начальных знаний в области обороны, подготовкой граждан по основам военной службы в образовательных учреждениях и учебных пунктах и военно-патриотическим воспитанием». Журналисты Крим.Реалии прислали информационный запрос в «Кримпатриотцентр» , чтобы выяснить позицию его представителей относительно сведений о нарушениях, переданных в Офис прокурора Международного уголовного суда, однако ответа на момент подготовки материала не получили. Редакция готова опубликовать заявление организации после ее получения.

Руководитель центра гражданского образования «Альменда» Валентина Потапова указывает на то, что российское государство использует для милитаристской пропаганды прежде всего сами школы.

Я бы здесь говорила не о патриотическом воспитании как таковое, а о системной работе по уничтожению украинской идентичности и формирования российской
Валентина Потапова

— Я бы здесь говорила не о патриотическом воспитании как таковое, а о системной работе по уничтожению украинской идентичности и формирования российской — то есть об ассимиляции населения, особенно молодого поколения и детей. Безусловно, крымчан заставляют вступать в армию, но через шесть лет большинство молодых людей не понимают, что это принуждение. В их понимании это что-то добровольное. Но откуда взялась такая оценка? А все началось с 2014 года, когда перед Россией встала сложная задача за очень короткое время интегрировать в свою систему Крымский полуостров, который жил по правилам свободы, открытости и демократического государства. Для этого россияне привлекли все инструменты, и, прежде всего, формальное образование. Тот же «Кримпатриотцентр» и другие организации дают неформальное образование, это долгий путь.

Валентина Потапова утверждает, что для пропаганды войны российское государство использует множество элементов школьной программы.

Это прямая пропаганда, нарушает все нормы международного гуманитарного права: первое лицо государства в обращении к детям пропагандирует войну
Валентина Потапова

— Это и учебники, и внутришкольные конкурсы, и школьные музеи — кстати, их достаточно быстро был переформатирован для возвеличивания «героического пути России». Так что главные проблемы, с которыми мы столкнулись шесть лет, это именно последствия таких элементов формального образования. И в этом году 1 сентября президент России Владимир Путин провел первый урок для школьников — в том числе в Крыму, — посвященный 75-й годовщине победы над нацистской Германией. Но говорил он не о мире, а о войне! Он сказал детям, что их сверстники тогда брали в руки оружие, шли в партизанские отряды, становились к станкам на заводах и тому подобное. Это прямая пропаганда, нарушает все нормы международного гуманитарного права: первое лицо государства в обращении к детям пропагандирует войну. Кроме того, президент показал европейские страны и США как врагов.

По мнению Валентины Потаповой, украинское государство, кроме организации дистанционного обучения и поступления крымчан в вузы на материковой части страны, не сделала больше ничего для реинтеграции молодого поколения крымчан после аннексии. Руководитель центра «Альменда» считает, что в этой сфере украинская власть может взять на вооружение давний опыт европейских государств вроде Германии после Второй мировой войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *