- История

640-летие Куликовской битвы: когда волынский князь воевал за московского

В Украине все чаще вспоминают Битву под Оршей, которая состоялась 8 сентября 1514, когда объединенные литовско-русско-польские силы во главе с князем Константином Острожским разгромили войска московского воеводы Ивана Челядин. Учитывая события последних лет эта битва приобрела новые значения и смыслов.

Между тем, 8 сентября произошло еще одно знаковое в военной истории событие — 640-лет назад, в 1380 году, войско великого московского князя Дмитрия разгромило золотоордынского армию, возглавляемую темником Мамаем. Интерпретации масштабов и значения этого события сильно скачут, но неизменным является то, что решающую роль в Куликовской битве сыграл князь Дмитрий Боброк Волынский, удачно контратаковал татарское войско.

О Куликовской битве в украинском историческом контексте Радио Свобода поговорили с историком медиевистом Вадимом Аристовым.

— Как менялись представления о Куликовской битве и ее историческое значение?

— Представление колебались от панегирического отношение — как о переломную событие в отношениях Руси и Золотой Орды, в крайне скептического — как о незначительном столкновения, которое ни к чему не привело. Но если брать культурную память Российской империи и позже Советского Союза превалировал панегирический и героический нарратив.

— Одни почти говорят, что этой битвы вообще не было, что это, мол, летописцы ее придумали, а другие утверждают, что это была ключевая событие в создании Российского государства .

— Здесь уместнее говорить о преувеличении этого события уже в позднесредневековых текстах, о том, что Куликовская битва очень рано начала играть важную символическую роль. Но надо помнить вот какую вещь: самые яркие тексты, доносят нам детали этой битвы, были созданы значительно позже, чем само событие.

Один поэтическое произведение «Задонщина», который сравнивают с «Словом о полку Игореве» — они между собой параллели — создали через несколько лет после битвы. Другое произведение «Сказание о Мамаевом побоище» — это вообще начало XVI века. Именно с него мы наибольшее количество деталей о том, как стояли войска, которая была их численность, об участии Дмитрия Волынского . Зато упоминания ближе по времени к событию подают значительно меньше подробностей.

Об участии в битве Дмитрия Волынского то Волынца близкие по времени источники не упоминают. Однако мы можем не сомневаться, что он в то время находился на службе у Дмитрия Донского

Между прочим, об участии в битве Дмитрия Волынского то Волынца близкие по времени источники не упоминают. Однако мы можем не сомневаться, что он в то время находился на службе у Дмитрия Донского, поскольку о нем есть упоминания в предыдущие годы и о событиях, в которых он принимал участие.

— Какими бы ни противоречивыми были представления о значении битвы и ее масштабы, но все, кто не отрицает само событие, сходятся на том, что Дмитрий Боброк Волынский сыграл ведущую роль на Куликовском поле. Что о нем известно и почему Волынь и даже галичанин оказался в армии московского князя?

— Это было связано с литовскими связями, которые имел Дмитрий Донской и его семья. Не надо забывать, что в те времена не было железной занавеси. Династические контакты или контакты на уровне служилых людей существовали. Эти люди могли переезжать на протяжении жизни и служить разным владельцам. То есть, такое перетекание кадров было.

То, что он волынский — это несомненно, поскольку в самых ранних источниках XIV века, он упоминается именно под таким прозвищем или определению. Это могла быть и Галичина, потому что в тех краях Галичину и Волынь одинаково называли «Волынью». Однако более вероятно, что это все-таки Волынь, которая на тот момент была неким рассадником князей.

Это могли быть князья потомки Рюриковичей, тех старых волынских князей, могли быть Рюриковичи с линии Турово-Пинских князей, а могли быть князья литовского происхождения. К сожалению, достоверных данных о происхождении Дмитрия Волынского у нас нет. Существует несколько научных гипотез о его происхождении, одна из которых говорит о том, что он мог быть с литовской династии Гедимоновичив и, таким образом, ближайший родственник тогдашних киевских и волынских князей, так же к этой династии принадлежали.

— В то время, во второй половине XIV века, на службе у московских князей было много выходцев с территории современной Украины?

— О многих выходцев мы сказать не можем, ведь это еще тот период, когда придворное круг не было таким многочисленным, как в XV-XVI веках. Но в целом то, что человек из украинских земель оказывалась на севере или на северо-востоке — по тем временам это не исключение и не редкость. Так и среди духовенства.

— Кстати, по духовенства. Обратил внимание, что в XIII-XIV вв. многие представители высшего клира в Москве и вокруг нее — это выходцы из Волыни или из Галичины. Скажем, первый киевский митрополит, переехал во Владимир-на-Клязьме — Кирилл III — епископ Холмский, начинал как сообщник Даниила Галицкого. Первый киевский митрополит, переехал уже в Москву — Петр — начинал как игумен монастыря-то из-под нынешней Равы-Русской — это на современном украинском-польской границе. А закончил он как сообщник московского князя Ивана Калиты. Как это объяснить? По каким причинам духовенство осуществляло такую ​​миграцию?

Не хочу, чтобы сложилось впечатление, будто все тогдашние, условно говоря, украинские заробитчане массово ехали в Москву

— Это не столь массовое явление. Не хочу, чтобы сложилось впечатление, будто все тогдашние, условно говоря, украинские заробитчане массово ехали в Москву. Действительно, некоторые люди делали такую карьеру. В случае митрополита Петра — это тоже, вероятно, было карьерный вопрос. Это надо рассматривать в контексте начала распада Киевской митрополии. Так как его предшественник митрополит Максим бежал из Киева во Владимир-на-Клязьме, а вскоре было организовано Галицкую митрополию — духовенство русское оказалось в непростой ситуации.

С одной стороны, есть старая Киевская митрополия, но уже ее центр фактически не в Киеве, резиденция митрополита не в Киеве. Есть уже новая митрополия Галицкая, но с которой тоже были определенные проблемы, поскольку ее протяжении полвека то закрывал патриарх Константинопольский , то восстанавливали. В таких условиях можем представить человека, который делает выбор в пользу того, чтобы стать киевским митрополитом во Владимире-на-Клязьме или в Москве. В конце концов, у такого митрополита в подчинении было более епархий, чем у галицкого. Поэтому это даже из меркантильных соображений понятно.

— Но такая миграция духовенства не ограничилось XIII-XIV веками. Впоследствии с территории современной Украины лица духовного сана регулярно ехали на северо-восток и там становились иерархами Московской православной церкви. Когда этот процесс был менее заметен, когда-то — больше, а во времена Петра I во главе Московской православной церкви появились выходцы из Украины.

Люди с митрополии, из ядра часто делали карьеру на периферии, на окраинах. Этот процесс длился веками

— Да, это очень яркий момент, но он и не начался в XIII столетии. Еще с самого начала, от XI-XII веков выходцы из Киево-Печерского монастыря или вообще с территории Украины ехали на Север, основывали там монастыри, становились там епископами. В принципе, здесь ничего удивительного нет: люди с митрополии, из ядра часто делали карьеру на периферии, на окраинах. Этот процесс, как вы правильно отметили, длился веками.

— Вернемся к Куликовской битвы: длительное время на ее месте, летописцы обозначили достаточно четко — там, где река Непрядва впадает в Дон — не могли найти каких-то артефактов, подтверждающих, что это событие действительно произошло. Но относительно недавно власть профинансировала там масштабные исследования, а затем российские исследователи более или менее точно локализовали место, где все происходило, установили примерное количество участников, в свое время сильно завышали летописцы.

У нас до сих пор не локализованы места сражений, которые произошли в тот же период — на Синих Водах (1362) и на Ворскле (1399). Возможно, украинским археологам стоит поставить вопрос, чтобы власть профинансировала соответствующие исследования?

— Да конечно. Вообще, археологические исследования надо финансировать в большую объеме, если мы на что-то претендуем в этой области. Единственная проблема, чисто источниковедческое, может заключаться в отсутствии в письменных источниках четких географических привязок. Если сказано, что битва произошла у впадения определенной реку в другую, то это относительно узкая территория. А когда указывают прямо на реку, то это надо все берега Ворсклы исследовать. Теоретически — можно, но это же колоссальные усилия. Или Синие Воды — тоже локализация не вполне определенная.

Там, где мы имеем четкую географическую привязку, таких проблем не существует. Например, взятие взятие Киева монголами в 1240 году. Мы знаем, где это происходило действительно археология фиксирует яркие следы этой трагической военной события. А если речь идет о полевых столкновения, то значительно труднее.

— Все же, по вашему мнению, локализация битвы на Ворскле или на Синих Водах имеет перспективу или нет?

— Мне кажется, если говорить именно о тех битвы, то с ними сложнее, чем с Куликовской битвой. Но не надо останавливаться на этих событиях. Вообще иные события и битвы, в частности, привязаны к населенным пунктам, могут иметь большие перспективы.

— Какие знаковые события еще ждут своих полевых исследований?

— В позднем средневековье меньше название таких событий. Здесь ситуация лучше для раннемодерных времен, например, знаем замечательный пример Берестечко.

Кстати, о Синие Воды, здесь есть одна загадка, о которой можно и нужно говорить отдельно. Как считается, о Куликовской битве есть упоминания в некоторых тогдашних немецких источниках. Но там это событие называется битвой на Синей Воде. И здесь есть большой простор для гипотез: или мы чего-то не знаем о Куликовской битве, или немецкие авторы имели в виду не Куликовской битве, а битве на Синих Водах, или они спутали или смешали эти события в одно? .. Это порождает много вопросов.

— Но битва на Синих Водах произошла раньше на 18 лет где-то на Подолье, а не где-то в Тульской области, как Куликовская.

— В том и загадка: почему к немецким хронистов пришли упоминания о Куликовской битве как о битве на Синей Воде? Или на самом деле они писали о битве на Синей Воде, а уже в историографии почему это сообщение восприняли как сообщение о Куликовской битве?

— Глава ордынского войска на Куликовом поле, фактический правитель Золотой Орды темник Мамай и известный украинский фольклорный персонаж казак Мамай — они, возможно, родственники или у них просто одинаковое имя?

— Одинаковое имя. Здесь нет прямой связи. Если искать реального прототипа украинском казаку Мамаю, то его скорее следует видеть в одном из главарей гайдамаков середины XVIII века по прозвищу Мамай. Общее у них только имя тюркского происхождения. И здесь можно только задавать вопросы: почему вдруг украинский предводитель повстанцев XVIII века имел такое тюркское татарское имя? Но к тому Мамая с XIV века он отношения не имеет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *