- Общество

«Русским боевикам придется ответить за военные преступления на Донбассе и в Крыму» — заместитель генпрокурора Украины Мамедов

«Жернова истории мелют медленно, но неотвратимо». К образности юристы-международники в принципе не склонны, однако к такому сравнению прибегают часто. Так часто, как звучат вопрос, когда Российская Федерация ответит за развязанную против Украины войну, а отдельные российские граждане понесут наказание за убийства, пытки, преследования украинский на Донбассе и в Крыму. Юридическое противостояние агрессии России — через международные иски, процессы, санкции — для Украины не менее важным чем противостояние военное. Возможно, не всегда последовательно и успешно, но и на юридическом фронте Украины также продолжает воевать.

Международный уголовный суд в Гааге иногда неофициально называют «Гаагским трибуналом», считая его своеобразным потомком Нюрнбергского трибунала, где судили военных преступников Второй мировой. Однако в отличие от Нюрнбергского или более приближенного к нашему времени Международного трибунала по Руанде, которые были судами ad hoc (созданными на конкретный случай, для рассмотрения нарушений, совершенных на одной территории и / или в рамках одного вооруженного конфликта — ред. ), Международный уголовный суд (МУС) является судом постоянно действующим.

Как Украина сотрудничает с этой судебным учреждением в расследовании военных преступлений, совершенных комбатантами российскими (и не только) на украинском территориях Донбасса и Крыма? Об этом общаемся с заместителем генерального прокурора Украины Гюндуз Мамедовым , который в Офисе генпрокурора курирует работу Департамента по надзору за расследованием преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта (неофициально его называют «департаментом войны» — ред.).

— Господин Мамедов, с начала вооруженной агрессии России против Украины Офис генпрокурора доставил к МКС всего 15 информационных сообщений. Семь из них касаются Донбасса, остальные — Крыму. Последнее по времени датировано, кажется, июлем этого года, там говорилось о «масштабные и систематические нарушения имущественных прав». Объясните, пожалуйста, что означают эти «информационные сообщения»? Какой статус и значение они имеют в коммуникации между Украиной и Международным уголовным судом?

Если речь идет о Крыме — это насильственное перемещение гражданского населения, незаконный призыв крымчан в ряды Вооруженных сил Российской Федерации

— Информация, которую направляем в Офис прокурора МУС, как правило, тематической. То есть, вместе с правозащитными и общественными организациями мы систематизируем случаи совершения конкретного вида военного преступления или преступления против человечности.

Например, если речь идет о Крыме — это насильственное перемещение гражданского населения, незаконный призыв крымчан в ряды Вооруженных сил Российской Федерации. В последнем сообщении о нарушениях имущественных прав, о котором вы упомянули, говорится о систематических и широкомасштабных действия оккупационных властей. Они осуществляется по всей территории Крымского полуострова с привлечением практически так называемых «судебных органов».

В Международный уголовный суд мы доводим факты-свидетельство о контроле страны-агрессора над оккупированной территорией

Таким образом, в Международный уголовный суд мы доводим факты, которые могут свидетельствовать о контроле страны-агрессора над оккупированной территорией.

Последнее информационных сообщений по Донбасса касалось внесудебных казней украинских военнослужащих в ходе боев за Иловайск и Дебальцево. Также в нем освещалась практика ведения Россией боевых действий «чужими руками», то есть привлечения им к конфликту подконтрольных незаконных вооруженных формирований.

По Иловайске ближайшее время передадим в Офис прокурора Международного уголовного суда еще один пакет собранных доказательств совершения российскими военными военных преступлений. В частности, новые факты нарушений российским военным руководством договоренностей по «зеленого коридора» для ухода украинских сил под Иловайск.

— То есть на сегодня Офис прокурора Международного уголовного суда все еще изучает нашу ситуацию?

При наличии достаточных оснований для начала расследования прокурор МУС обращается с просьбой о разрешении в Палату досудебного производства

— Да, на основе информации, представляемой украинскими органами прокуратуры совместно с правозащитными организациями, Офис прокурора МУС осуществляет предварительное изучение ситуации в Украине.

Согласно Римского статута, то есть документа, регламентирующего деятельность МКС, в случае, если прокурор МУС сделает вывод о наличии достаточных оснований для начала расследования, то он обращается в Палату предварительного производства с просьбой предоставить разрешение на это.

Мы все понимаем важность и серьезность принятия решения о расследовании ситуации, связанной с вооруженным конфликтом в Украине, поэтому надеемся на взвешенный подход.

— Украина не объявляла состояния войны, ограничившись введением режимов АТО / ООС. Как этот факт может юридически повлиять на будущие позиции Украины в Международном уголовном суде?

— На оценку ситуации Международным уголовным судом озвучена обстоятельство не влияет. Для квалификации вооруженного конфликта, как такового, ни международные конвенции, ни доктрина международного гуманитарного права не требуют факта его признание стороной конфликта или формального объявления войны.

— По Донбасса в отчетах Офиса прокурора Международного уголовного суда одновременно фигурируют понятия и «немеждународного», и «международного вооруженного конфликта». Последний, как считают в прокурора МУС, начался не позднее 14 июля 2014. Почему именно эта дата?

Наша позиция заключается в том, что вооруженный конфликт между Украиной и Россией начался 20 февраля 2014 от оккупации Крыма

— В своих отчетах Офис прокурора не конкретизирует, почему именно такая дата выбрана для отсчета международного вооруженного конфликта. Но в этот день в Луганской области был сбит самолет Ан-26 Вооруженных сил Украины, погибли два пилота.

Наша позиция заключается в том, что вооруженный конфликт между Украиной и Россией начался 20 февраля 2014 от оккупации Крыма. Этот конфликт продолжается по сей день.

— Война — это прежде всего человеческие жертвы. И уже потом финансовые убытки. Или оценивались события в Крыму и на Донбассе через призму причиненного Украине материальный ущерб?

— По предварительным данным материалов уголовных производств, только по Крыму убытки достигают одного триллиона гривен. Очевидно, это не зафиксирована сумма, ведь агрессия РФ продолжается, как продолжаются и нарушения прав граждан на оккупированных территориях полуострова и Донбасса.

— Сколько уголовных производств (и каких именно из наиболее масштабных) в настоящее время находится под процессуальным руководством так называемого «департамента войны» Офиса генерального прокурора Украины?

— Департамент — это некий мозговой центр, координирующий работу следственных органов, производит единый подход в расследовании и квалификации. Под его процессуальным руководством сейчас находится почти 200 уголовных производств. Это такие глобальные, резонансные дела, вроде захвата Крыма и развязывания войны в Донбассе; взятие в плен украинских моряков в Керченском проливе в ноябре 2018; дело рейса MH17; Иловайская и Дебальцевская трагедии 2014 и 2015 соответственно.

— Разве раньше подобной координации не было, а дело не расследовались?

— До образования в ноябре 2019 специализированного Департамента надзора по уголовным производствах в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта, в составе Офиса генерального прокурора вопросами этой категории преступлений в разное время занимались до 5 подразделений. Понятно, что о едином, системный подход в таком случае говорить сложно. Хотя утверждать, что не делалось вообще ничего, будет тоже неправильным.

По каждому факту смерти украинских военнослужащих и гражданских лиц прокуратуры Донецкой и Луганской областей открывают производства и координируют следствие

Важно, что аналогичные подразделения созданы и в прокуратурах Донецкой и Луганской областей. Их задача — раскрыть более 14 000 преступлений, совершенных на временно оккупированных территориях и в условиях вооруженного конфликта: пытки военнопленных и гражданских лиц, обстрелы гражданской инфраструктуры, использования запрещенного Женевскими конвенциями вооружения, Мариупольская и Волновахская трагедии в 2015 году. По каждому факту смерти украинских военнослужащих и гражданских лиц областные прокуратуры открывают производства и координируют следствие.

Прокуратурой Автономной Республики Крым осуществляется процессуальное руководство в более тысячи уголовных производств, таких как нарушение имущественных прав, принудительная депортация, колонизация полуострова, незаконный призыв, преследования членов Меджлиса и др.

Все эти дела являются сложнейшими и многоэпизодным. Например, по уголовным производствах, что на контроле в Департаменте, зарегистрировано более 700 эпизодов, объем только отдельных дел составляет более 1500 томов.

Мы неоднократно обращались по внесению изменений в законодательство об отмене «поправок Лозового» в соответствующей категории преступлений

На самом деле это колоссальная работа по исследованию событий всего периода ведения Российской Федерацией агрессивной войны против Украины. И все это при отсутствии доступа к оккупированным территориям, невозможности проведения всех необходимых следственных действий, законодательные преграды и тому подобное. Здесь я имею в виду отсутствие возможности применить процедуры заочного досудебного расследования и судебного разбирательства, ограничения сроков досудебного расследования (это так называемые «правки Лозового»).

Мы неоднократно обращались по внесению изменений в законодательство о применении института заочного расследования и об отмене «поправок Лозового» в соответствующей категории преступлений.

Нашей следующей задачей является создание отдельных подразделений в органах досудебного расследования (СБУ, Нацполиции, ГБР), которые специализировались на расследовании военных преступлений и преступлений против человечности.

— Учитывая масштабность осложнений, имеют ли эти дела хоть какую-то перспективу?

Преследования военных преступников — задача в первую очередь органов власти Украины

— Бывший президент Республики Сербской в ​​Боснии Радован Караджич и командующий армией боснийских сербов Ратко Младич более 10 лет скрывались от Международного трибунала для бывшей Югославии, но в конце концов они были осуждены к пожизненному заключению.

Не хочу сказать, что вопрос преследования военных преступников мы полностью передаем в международных учреждений. Это в первую очередь является задачей органов власти Украины. Но примеры из Караджичем и Младичем иллюстрируют неотвратимость наказания за международные преступления.

Суд признал Михальчевский и Ганыша виновными в госизмене и приговорил к 10 и 12 годам лишения свободы соответственно

Что касается привлечения к ответственности на национальном уровне. Только с начала этого года прокурорами Департамента сообщено о подозрении 47 лицам, в том числе и сотрудникам спецслужб России, склоняли граждан Украины к госизмене. Кроме того, в 2020 году судами принято 7 обвинительных приговоров.

Могу привести в пример дела «министра здравоохранения» оккупационной администрации АР Крым Петра Михальчевский и бывшего депутата Верховной Рады АР Крым Василия Ганыша . Суд признал их виновными в госизмене и приговорил к 10 и 12 годам лишения свободы соответственно.

— В 2016-м, едва ли не на следующий день после того, как в своем годовом отчете Офис прокурора Международного уголовного суда назвал события в Крыму «международным вооруженным конфликтом», Российская Федерация прибегла к демарша. Она отозвала свою подпись под Римским статутом, что в дальнейшем делает невозможным его ратификации. Украина Римский статут подписала, но не ратифицировала его. Еще одно препятствие?

— Во-первых, как я уже говорил ранее, препятствий на нашем пути хватает. При существующих обстоятельствах, Российская Федерация действительно не обязана выполнять решения МКС или его запросы, например, о выдаче обвиняемого.

Однако ничто не длится вечно, в том числе, это касается позиции государств по принятию юрисдикции международных трибуналов. Также не стоит забывать об усилении международных санкций в отношении государства, покрывать международных военных преступников.

Сегодня Международный уголовный суд полномочия расследовать и судить за военные преступления, совершенные в Крыму и на востоке Украины

Во-вторых, двери для ратификации Римского статута Украины для себя открыла в 2016 году, когда парламент внес изменения в Конституцию. Они вступили в силу в 2019 году. Напомню, что сегодня Суд полномочия расследовать и судить за военные преступления, совершенные в Крыму и на востоке Украины, ведь в 2015 году Верховная Рада Украины своим заявлением приняла его юрисдикцию ad hoc .

— Еще один вопрос о России, которая недавно через собственный референдум внесла поправки в Конституцию, согласно которым национальное российское законодательство стало иметь преимущество над международным. То есть даже если Международный уголовный суд вынесет приговор, скажем, первым лицам российского государства, они все равно могут проигнорировать судебное решение?

— Повторюсь: избегать ответственности вечно не удастся. Я верю в международном праве и в успех совместных действий международного сообщества. Отвечать за преступления придется. Рано или поздно. И отдельным лицам и государству-агрессору. В том числе за причиненный ущерб в период оккупации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *