- Донбас

Как управляют украинским ракетами?

За пять лет в Вооруженных силах Украины должно быть три дивизиона противокорабельных ракет «Нептун». Это фактически главное оружие украинской армии на море. Комплекс, по утверждению разработчиков, способен поражать технику противника на расстоянии 280 километров. Журналисты проекту Радио Свобода «Донбасс Реалии» получили эксклюзивную возможность изучить комплекс и ракету вблизи, а также поговорить с главным конструктором Олегом Коростелевых.

О закупке комплекса украинской армией

Комплекс взят на вооружение. Есть уверенность, что с Государственным оборонным заказом будет включено определенное количество машин, но пока непонятно с деньгами. Определятся на самом высоком уровне сколько выделить средств — будет понятно, сколько мы построим таких батарей.

В одну пусковую установку, с вспомогательными машинами, входит 12 ракет. К примеру, мы батареей называем две пусковых установки. Если дивизион — это, как минимум, три батареи. От трех до шести батарей в одном дивизионе. Это уже приход армейской науки — как их расположить, предоставить целеуказания, определить зоны для охраны и обороны — это за военными. Где, что и как применять.

О «Нептун» изнутри

Ядро комплекса — подвижной командный пункт. Там сосредоточена вся информация, которую получают со всех сторон и которая касается боевой работы. Непосредственно запуск ракеты, передачу данных осуществляет пусковая установка. Еще есть транспортная и транспортно-заряжающая машины.

Подвижной командный пункт — это крытая бронированная машина, которая позволяет офицерам управления получать задания от высшего командования на поражение целей. Распределять эти цели, вводить полетное задание и раздавать эти задачи пусковым установкам. То есть командир должен здесь, в этой машине, принять решение о пуске по определенной цели.

Такая машина может управлять десятью пусковыми установками.

Это современная система, которую используют все. Обычная логика оптимального и быстрого управления для пуска и поражения целей. Здесь есть средства связи, экраны, на которые выводится морская обстановка. В данном случае — Черное море. Мы можем получить все данные о расположении надводных объектов от специальной системы управления, которая существует в войсках. Информация может попадать сюда от наземной, воздушной, радиолокационной или спутниковой разведки. От Генерального штаба или штаба Военно-морских сил. Поэтому в комплекс не входят средства обнаружения целей.

Электронику и микросхемы — мы покупаем за границей, потому что Украина не производит свою микроэлектронику. Экраны, к примеру, тоже приобретены, как и системы связи, выбрали военные. Но все остальное — алгоритмы, системы обмена — это все наше. Сделано нашими инженерами. Не только КБ «Луч», но и других предприятий.

С марша комплекс разворачивается за 15 минут. То есть после этого он готов к проведению выстрела. Если пусковая отстреливается, то перезагрузка ракет занимает около 7-8 минут. Отстрел происходит в режиме залпа за 3,5 секунды после каждого изделия. На мониторах пусковой показано состояние изделий. Какие системы проверены и после нажатия одновременно двух кнопок происходит пуск.

О разработке комплекса

Чудеса — не было. КБ «Луч» существует уже 55 лет. Все время это была ракетная компания. То есть мы разрабатывали аппаратуру контроля для всех типов авиационных ракет в СССР. Соответственно, у нас были группы специалистов по этому виду вооружения.

К 2014 году мы подошли как опытные разработчики ракет. К тому времени на нашем счету были комплексы «Стугна» и «Корсар». Был вертолетный комплекс с дальностью полета ракет на 8 км — несколько сотен мы продали в Азербайджан. Конечно, ракету «Нептун» не сравнить с ракетой для вертолета. И «Ольху не сравнить, но опыт мы получили и понимали все сложности, которые нас ждут. У нас был готов аванпроект, а получив деньги два с половиной года назад мы полностью включились в работу и включили в нее около двадцати украинских предприятий.

Скажу прямо — 80% тех, кто ставил перед нами задачи и сопровождал разработку не верили, что это завершится успехом.

Но мы знали точно. По крайней мере, я точно знал, что закончится успехом. Иначе не взялся бы за такую ​​работу.

Нам повезло, что в Украине уже была готова школа разработки турбореактивных двигателей. Это конструкторское бюро «Прогресс» и предприятие «Мотор Сич», которое серийно выпускало турбореактивные двигатели, крылатых ракет. Мы взяли готовый продукт, приспособили его к нашей, так сказать, аэродинамики. Один из самых трудных элементов — это головка самонаведения. Мы ее успешно реализовали. Пришлось вложить очень много усилий — и интеллектуальных, и физических, чтобы получить этот продукт.

В память ракеты укладывается маршрут, которым она лететь. Работает радиовысотомер, работает инерционная система — мы с высокой точностью можем лететь без GPS. В определенной точке начинает работу головка самонаведения. Она имеет захватить цель, распознать ее. Цель задается не как точка — мы предполагаем, что она может маневрировать. Все довольно просто, но если попробовать каждую ступеньку реализовать, то на это уйдет много лет — для этого нужны специалисты. В Украине они есть.

О дальнейшем развитии ракеты и комплекса

Эти проекты требуют значительного ресурса. Поэтому все зависит от выбора СНБО, правительства, Министерства обороны Украины. От выбора правильного направления вложения этих средств. С моей стороны предполагать, какая версия ракеты будет следующей — воздушного или морского базирования — неправильно. Есть военные специалисты по тактике применения. Как и о наличии ресурсов — как много у нас самолетов или кораблей и где лучше расположить технику — им виднее.

Мы все эти вопросы прорабатываем даже без получения задания. Мы не можем стоять на месте. Как спортсмен, выигравший одно соревнование продолжает тренироваться — так и мы продолжаем работать.

Фокус в том, чтобы каждую составную часть комплекса выработать и разработать у себя в стране.

Установив какую-то покупную часть мы рискуем тем, что когда нам захочется сделать 100 ракет, а нам скажут: «А эта часть стоит половину ракеты. Вот сейчас мы хотим такие деньги ». И все — нет проекту. Поэтому главная задача — обеспечить замкнутый цикл производства, мы и смогли с честью сделать.
СМОТРИТЕ ПОЛНЫЙ ВЫПУСК ПРОГРАММЫ «ДОНБАСС РЕАЛИИ»:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *