- Политика

«Орудие для террора». Разработчик «Новичка» об отравлении Навального

Разновидность «Новичка», который применили против российского оппозиционера Алексея Навального, может быть гораздо опаснее для жертвы, чем «Новичок», которым отравили Сергея и Юлию скрипачей в марте 2018 года. Такое предположение сделал в интервью Радио Свобода один из разработчиков боевой ядовитого вещества ВИЧ Мирзаянов. По его словам, если яд попал в организм Навального через желудок, она могла не быть опасной для окружающих — а значит, если за покушением на политика стоят те же люди, что и за покушением на скрипача, они могли сделать своеобразную работу над ошибками.

ВИЧ Мирзаянов с 1965-го до 1992 года работал в Государственном научно-исследовательском институте органической химии и технологии (ГосНИИОХТа), который курировали министерства военно-промышленного комплекса СССР и КГБ. По его словам, вещество А-230, ставшая первой в серии «Новичок», была разработана в начале 1970-х химиком Петром Кирпичевым в Шиханах, в так называемой Вольской филиала ГосНИИОХТа. О существовании ядовитого вещества под кодовым названием «Новичок» ВИЧ Мирзаянов впервые рассказал в сентябре 1992 года.

В интервью Русской службе Радио Свобода Мирзаянов — через два года после отравления «Новичком» Сергея и Юлию Скрипач — рассказывает о том, чем отличается от того случая отравления Алексея Навального, почему от «Новичка» на этот раз не пострадали другие люди, и о то, могли российские врачи не найти подтверждений отравления Навального веществом этого образца.

— «Новичок», который использовался в Великобритании, очень сильно навредил окружающим. Все мы помним защитные костюмы людей, которые работали в местах, где побывали Сергей и Юлия Скрипачи, жительницу соседнего с Солсбери города Эймсбери Дон Стерджесс, которая умерла через «Новичок» во флаконе от духов, который выбросили отравители. Речь шла чуть ли не о отселения людей и снос домов. Почему в случае с Алексеем Навальным ничего подобного не произошло?

Мне кажется, на этот раз использовали «Новичок» под кодовым названием А-261

— Важный метод использования. Сергей и Юлия Скрипачи отравились при попадании «Новичка» через кожу, определенная доза вещества попала на их руки. В случае с Навальным «Новичок», скорее всего, попал в пищеварительный тракт. Мне кажется, на этот раз использовали другую версию, а именно «Новичок» под кодовым названием А-261. Вместо вещества амидиновои группы они присоединили к молекуле «Новичка» гуанидин. Это сделал еще автор «Новичка» Петр Кирпичев. Во-первых, это позволило повысить токсичность почти в 10 раз по сравнению с тем веществом, которое использовали в Солсбери. Во-вторых, это уже твердое вещество. Ее можно смешать с сахаром, добавить в пакетик с чаем. Чтобы убить ею человека, достаточно нескольких миллиграммов.

— Почему тогда Алексей Навальный не умер?

— Это всегда вопрос, почему не умер. Возможно, добавили такое количество, чтобы не умер. Возможно, цель была не убить, а вывести из строя и оставить инвалидом.

Я не знаю случаев полного восстановления после отравления фосфорорганическими боевыми отравляющими веществами

— Немецкие врачи говорят, что уровень холинэстеразы в организме Навального постепенно восстанавливается, и Скрипачи, как мы знаем, в результате выжили после отравления. Почему вы думаете, что последствия будут необратимыми?

— Потому что я не знаю случаев полного восстановления после отравления фосфорорганическими боевыми отравляющими веществами. Люди, которые подвергались воздействию таких веществ в советское время, уже никогда своей прежней работой не занимались, их просто не восстанавливали в должности, потому что все это понимали (из-за поломки вентилятора «Новичок» повлиял, например, на сотрудника НДИОХТ Андрея Железнякова, также пострадал от него еще один из разработчиков вещества Владимир Углев — ред.).

— Если мы предположим, что речь идет о новой версии «Новичка» — могла ли она быть менее опасной для окружающих?

— Да, если это твердое вещество, она уже почти безопасную упругость паров (Сергей и Юлия Скрипачи, как показало расследование, были отравлены желеобразной версии «Новичка», нанесенную на дверную ручку — ред.). Я бы даже сказал, нулевую, она не пройдет даже через бумагу. Если добавили в пакетик с чаем — этого достаточно. Этого никто не заметит. Для «оператора» — будем называть террориста оператором — она ​​тоже не является опасным. Он мог ее вытащить и положить в чай ​​даже голыми руками. Сухую форму «Новичка» разработал Кирпичев, испытывали ее на полигоне в Шиханах. Она оказалась в 10 раз сильнее, чем созданные им же ядовитые вещества А-230 и А-232.

— Как она выглядит? Это гранулы, порошок,-то другое?

— Вещества А-261 я не видел. Обычно вы можете превратить ее во что угодно, потерев немного, скорее всего, это порошок.

— Как быстро это вещество действует? Могло отравления состояться незадолго до появления первых симптомов?

Очевидно, что она попала в пищеварительный тракт

— Очевидно, что она попала в пищеварительный тракт, потому что никто другой не отравился. Куда надо, потому что это было сделано явно целенаправленно.

— То есть она быстрее попала в кровь?

Врачи говорят, что они Навального восстановят

— Конечно. Врачи говорят, что они его [Алексея Навального] восстановят. Не знаю. Ацетилхолин (органическое соединение, баланс которой в организме нарушается при отравлении ингибиторами холинэстеразы, такими, как «Новичок» — ред.) Отвечает за передачу сигналов головного мозга нашим функциональным органам — зрение, мышцы, пищеварения. В результате отравления некоторые из этих связей могут быть необратимо повреждены или повреждены наполовину.

— Когда Алексей Навальный еще был в российском Омске, было много разговоров о том, что его не выпускают в Германию, чтобы яд успела «выветриться» из организма. В этом есть смысл или «Новичок» можно обнаружить хоть через два месяца, хоть через полгода?

— Организм человека, конечно, пытается уничтожать яд. С этой точки зрения российские органы все делали правильно: чем больше они его держали, тем больше яд будет разлагаться. Однако на примере того же Сергея Скрипача видно, что, попав в организм, «Новичок» не так уж быстро исчезает. Его там можно обнаружить даже через месяц.

— Как, по вашему мнению, немецким специалистам удалось обнаружить «Новичок» в организме Алексея Навального? Это было сделано так же, как в случае со скрипачом?

— В омском госпитале, наверное, не могли сделать такой анализ, у них, скорее всего, просто не было такого оборудования и персонала, его обслуживает. Это очень дорогостоящее оборудование, один хромато-масс-спектрометр может стоить сотни тысяч долларов. При этом в его компьютере должны быть известны версии «Новичков». Я об этих версии сообщил в своей книге в 2007 году. Я думаю, что после этого все цивилизованные страны синтезировали их в какой-то небольшом количестве и сняли спектры. Естественно, и Бундесвер тоже, потому Бундесвер смог обнаружить «Новичок».

— Были сообщения, что Германия обращалась за помощью к Англии, в лабораторию «Портон-Даун», которая нашла «Новичок» в скрипачом, а также в Болгарию, где «Новичком», вероятно, был отравлен предприниматель Эмилиан Гебра. Значит, все было не так уж просто?

— Конечно, чем больше информации, тем лучше, но не думаю, что болгары могли сильно помочь немцам с расшифровкой. У немцев и англичан очень хорошее оборудование. Скорее всего, там речь шла об обмене информацией по лечению.

— Омские врачи и врачи из Москвы, которые им помогали, говорят, что анализы Навального были отправлены в российскую столицу и именно из столичной лаборатории пришли результаты, не показали отравления. Могло там, в Москве, тоже не быть такого оборудования?

Они не будут сообщать о результатах анализов, даже если они их сделали. Разведка не позволит

— В Москве такое оборудование, конечно, есть, хотя бы потому, что Россия участвует в Конвенции о запрещении химического оружия. В рамках проверки ее соблюдения проходят инспекции, берутся анализы, пробы. Другое дело, что они, конечно, не будут сообщать о результатах анализов, даже если они их сделали. Разведка не позволит.

— Что вы почувствовали, когда через 2 года после отравления скрипачей узнали о том, что Алексей Навальный также отравлен «Новичком»?

Как человек, причастный к созданию «Новичка», я всегда в таких случаях чувствую, что в этом есть часть моей вины

— Как человек, причастный к созданию «Новичка», я всегда в таких случаях чувствую, что в этом есть часть моей вины. Это меня всегда трогает таким негативным образом. Это очень большой негатив для меня. Это нехорошая дело. Я никогда не думал, что то, что мы разрабатывали и на что тратили свое время и способности, когда станет орудием для террора. Мы все-таки думали, что это нужно для обороны страны. Потом я уже понял, что это просто орудие массового убийства, которое поражает незащищенных людей. Не военные, а мирное население. Войска всегда могут одеть противогазы или защитную одежду, и ничего не будет, даже после атаки «Новичком». Но даже тогда, когда я это понял, я не думал, что дело дойдет до такой низости.

Оригинал — на сайте Русской службы Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *