- Политика

Белый дом требует наказания виновных в отравлении Навального

Белый дом обеспокоен выводами Германии об отравлении российского опзицийного политика Алексея Навального, заявила прессекретарка Белого дома Кейли Макенани. Она подчеркнула, что русский народ имеет право выражать свои взгляды, не опасаясь возмездия.

«Россия в прошлом уже использовала химические отравляющие вещества нервно-паралитического действия, и мы работаем с нашими союзниками и международным сообществом, чтобы привлечь к ответственности виновных в России, независимо от того, куда приведут доказательства, и ограничить финансирование их злонамеренной деятельности. Русский народ имеет право выражать свои взгляды мирно, не опасаясь возмездия любого рода, и уж точно не с применением химических веществ », — заявила пресс-секретарь Белого дома Кейли Макенани.

«Никто не вел себя относительно российского правительства жестче, чем действующий президент», — отмечают в Белом доме.

Ранее посол США в ОБСЕ Джеймс Гилмор в обращении к Постоянного совета ОБСЕ заявил, что США призывают Россию в полной мере сотрудничать с международным расследованием об отравлении. Гилмор заявил, что «путем вперед» в России является «полностью прозрачное международное расследование» по Навального.

Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт заявил накануне, что в организме оппозиционера Алексея Навального специалисты лаборатории нашли следы химического отравляющего вещества из группы «Новичок». Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Навальный стал жертвой преступления, а результаты экспертизы не оставляют в этом никаких сомнений. По ее словам, оппозиционера хотели заставить замолчать. А прессекретар президента России Дмитрий Песков на это ответил, что в анализах Навального, проведенных в России, не было обнаружено никаких следов ядовитых веществ.

О том, каким веществом отравили политика, Тимур Олевский, корреспондент телеканала «Настоящее время», созданного Радио Свобода при участии «Голоса Америки» , спросил у члена Европейской ассоциации токсикологических центров и клинических токсикологов Исмаила Эфендиева . (Приводим разговор с сокращениями).

— Теперь конкретно говорится о конкретном вещество из группы «Новичок». Кстати, что означает «из группы« Новичок », как вы это понимаете?

— Надо понимать, что это не единственное вещество, а это несколько веществ, принадлежащих к классу боевых отравляющих веществ фосфорорганического ряда. Одним из которых является, допустим, вещество А-234, которым, вероятно, были отравлены в Солсбери семье скрипача. Возможно, вещество, которым был отравлен Алексей Навальный, также принадлежит к этому ряду токсичных веществ.

Все химические формулы данных веществ засекречены, но в них присутствует молекула фосфора, органическое вещество, молекула фтора. Из-за расположения отдельных молекул физико-химические свойства данных боевых отравляющих веществ меняются. То есть спреем, то есть твердым веществом, то есть стабильной жидкостью. Например, в случае Солсбери это была стабильная жидкость, которая была нанесена, вероятно, на ручку двери, и произошел контакт через кожу.

— В случае с Алексеем Навальным есть одна особенность. Пока не было официально сказано, что это «Новичок», люди, которые пытались доказать, что это не «Новичок», сравнивая ситуацию с Солсбери, говорили: «Видите, вокруг никто не пострадал». То есть если бы это было как у скрипачей, если бы это был «Новичок», были бы другие жертвы. А могло бы так быть, что это «Новичок», но в каком-то другом виде, который не опасен для окружающих?

— Мы точно не знаем, каким образом яд попал в организм. Вероятно, сначала была высказана версия, что он проглотил его внутрь вместе с чаем, но, опять-таки, учитывая токсикодинамики данного вещества, может быть, он бы даже не дошел до посадки. Все-таки довольно рискованный способ отравления, аэропорт. Другое дело — это борт самолета, который летит на большой высоте, и внезапно человек теряет сознание. Успеет ли летчик посадить его, успеют его вывезти из аэропорта, довезти до больницы — сценарий, возможно, был такой.

Как попал яд в организм? Это могла быть ватная палочка с нанесенной на кончик веществом, это могла быть микроиглы — мы помним отравления в Лондоне Георгия Маркова , когда было введено яд, рицин, уколом зонтика.

— Это мог быть выстиранная или сдан в химчистку одежду, потом на себя человек надела?

— Это могут быть различные варианты. Из того, что мы видим, пожалуй, предполагаемые отравители хотели так, чтобы это все произошло на большой высоте в ограниченном пространстве, на борту самолета.

— То есть хотели убить, а не покалечить?

Группа веществ из серии «Новичок» не предназначена для того, чтобы кого-то пугать. Это боевые отравляющие вещества

— Надо понимать, что группа веществ из серии «Новичок» не предназначена для того, чтобы кого-то пугать. Это боевые отравляющие вещества. И смертельная доза тоиеи же вещества А-234 составляет 1-2 мг. Чтобы понимать, что такое 1-2 мг одна капля дождя — это около 30 мг, то есть в 30 раз меньше, чем капля дождя. Соответственно, речь идет о микроскопическое количество токсичного вещества. И надо понимать, что это вещество применяется только с боевой целью, именно чтобы ликвидировать, убить живое существо, человека.

— И судя по тому размера вещества, который вы нам сейчас наглядно описали, человек в обычной жизни заметить его в момент отравления вообще не может.

— Абсолютно верно. Тем более, если это делают профессионалы, вы можете совершенно даже не заметить и не понять, когда произошел именно момент отравления.

— Скажите, пожалуйста, в омской больницы может быть какое-то вещество, которое могло бы спасти жизни или облегчить течение отравления Алексея Навального?

— Я вообще считаю, что спасение Алексея Навального — это цепь счастливых совпадений. Что пилот смог быстро посадить самолет, скорая помощь его встречала в аэропорту, там была оказана первая помощь, искусственное дыхание, так как в данном случае может наступить паралич дыхательных мышц, и человек просто умирает.

В клинике омской увидели симптомы, а это классические симптомы действия фосфорорганических соединений, то есть это нервнопаралитическое яд: паралич дыхательных мышц, резкое сужение зрачков, резкое уменьшение частоты сердечных сокращений. И они выбрали здесь абсолютно правильный фармакологический антидот — это атропин, который уменьшает симптомы отравления. То есть, возможно, эти инъекции атропина, сделанные из симптоматической точки зрения, не имея анализов ядовитого вещества, и спасли Алексею жизни.

— По крайней мере, дали возможность его перевезти в Берлин. Как вам кажется, перевозки существенно повлияла на состояние Алексея Навального? Я имею в виду не с политический, а с медицинской, с химической точки зрения.

— Несомненно. Я хорошо знаком с берлинскими клиниками, поскольку имел там сам возможность практиковаться несколько десятилетий назад. Это высоко оснащенные медицинские учреждения как с точки зрения реанимации, так и с точки зрения лабораторной диагностики.

Поэтому, пребывание Алексея под наблюдением немецких врачей, когда они знают диагноз, когда они знают ядовитое вещество, позволяет им действовать в строгом соответствии с международными протоколами лечения данного вида отравлений. И учитывая, что они заприталы данные в болгарских коллег, где произошло похоже отравления с одним болгарским бизнесменом, они также сделали запрос о данных в своих британских коллег. Соответственно, это позволяет координировать усилия врачей и повышает шансы того, что данное отравление не только закончится без фатальных последствий, но и без тяжелых дальнейших осложнений для Алексея.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *