- Политика

«Зеленскому и его команде стоит избавиться от иллюзий» — Мария Кучеренко о войне в Донбассе

(Рубрика «Точка зрения»)

культ встреч

Ход событий вокруг переговоров по российско-украинской войны демонстрирует непонимание украинскими переговорщиками как тактики, так и стратегии России. Там, где нынешняя украинская команда в ТКГ (Трехсторонний контактной группе) видит «хитрый ход» и «маневр, неочевидный для России», Россия видит только новое поле для манипуляций.

Почему не стоило радоваться письму Козака к Меркель

Так случилось и со скандальным письмом Дмитрия Козака. В Украине его было прочитано как заявление о демарш России в формате внешнеполитических советников «нормандской четверки», что, очевидно, и дало основания украинским представителям в ТКГ говорить о якобы стремление России «выйти из нормандского формата», и радоваться возможности «в очередной раз обратить внимание на неконструктивный подход РФ ».

На самом деле в письме Дмитрия казаки не проговаривался и не фиксируется направления намерении выйти из Н4

Но на самом деле в письме Дмитрия казаки не проговаривался и не фиксируется направления намерении выйти из «нормандского формата» (Н4), как и по одному существующего формата. Козак поставил ультиматум: или во время встреч советников Н4 приниматься российские проекты итогов — без всяких замечаний или оговорок, или же РФ предлагает перевести работу внешнеполитических советников исключительно на технический уровень (подготовка саммитов глав стран Н4), а политическое наполнение отдать на обсуждение министрам иностранных дел . Кроме того, Козак требовал привлечь к ведению переговоров по существу и специального представителя ОБСЕ — «чтобы предотвратить полное абстрагированию« нормандского формата »от событий в ТКГ».

Это письмо — не что иное, как закономерное продолжение действий РФ по переводу переговоров о политической составляющей урегулирования на уровень Трехсторонней контактной группы . Именно этому стремилась Россия, представив перечень своих требований к Украине в ТКГ еще на заседании 24-26 марта 2020 года, часть из которых уже принимается украинской стороной — как, например, предложенный дополнительный механизм контроля за прекращением огня (потерпев лишь незначительных трансформаций с момента обнародования первой версии, переданной через боевиков).

Ни о каких открытые демарши на самом деле не было. И в этом заключается ошибка, которую уже были допущены при введении вынужденных переселенцев в Трехстороннее контактную группу как «альтернативных представителей ОРДЛО вместо русских». Тогда министр реинтеграции Алексей Резников был удивлен тем, что боевики и Россия не сорвали встречу. Но показательные демарши — в принципе, не тактика Кремля . Скорее иметь место попытка реинтерпретации существующих форматов, собственной роли в них и переосмысления присутствии представителей вооруженных формирований. А на любые попытки обвинить Россию в выходе из формата или неконструктивности ее подхода в целом вовремя найдется реплика Пескова или других представителей российской верхушки о «преданность Москвы букве договоренностей и идеи мирного урегулирования конфликта на востоке Украины».

Как Украина дает России пространство для манипуляций

Судя по последним действиям российской стороны, там понимают как тот факт, что у президента и его команды остаются определенные иллюзии относительно ценности встреч в «нормандском формате» на разных уровнях, так и факт отсутствия полноценной рефлексии именно на текстовую и документальную составляющую российских действий в ТКГ и Н4, вместо которой есть отдельные попытки «асимметричного ответа».

Более того — неоказанные выводы из предыдущей нормандской встречи на уровне глав государств, которой добивались ценой принятия так называемой «формулы Штайнмайера» и разведения сил и средств в обход Рамочного решения ТКГ от 20 сентября 2016 года, дают России еще больший простор для манипуляций. Теперь вместо шантажа саммитом на уровне руководителей государств, Россия требует новых уступок на уровне контактной группы, чтобы сделать возможной встречу только советников Н4. Черновик итогов встречи внешнеполитических советников, опубликованная «Главкомом» (подлинность которой представители украинской власти не подтвердили и не опровергли) достаточно правдоподобно обобщает все требования РФ, продавлювались ней в течение этого года: политическая часть договоренностей одновременно с видимостью выполнения безопасности блока, требования прямых контактов между НЗФ (незаконных вооруженных формирований — ред.) и представителями Украины.

Оценка Зеленского отвергает фактор России

Но истоки ошибочных действий Украина — это даже не уступки власти перед предыдущей встречей в «нормандском формате», а оценка самого конфликта и его текущего состояния Владимиром Зеленским . После интервью The Guardian, где Зеленский говорил, что, по его убеждению, мы замороженный конфликт, из чего, очевидно, был сделан вывод о возможности устанавливать «дедлайны» для каждого из существующих форматов переговоров по урегулированию, было интервью Euronews , где действующий президент продолжал настаивать именно на таком подходе. Но эта оценка отвергает фактор России, в руках которой находятся инструменты управления эскалации, как таковой.

Попытки настоящей заморозки конфликта спровоцируют военную эскалацию, ведь России невыгодно содержать ОРДЛО

Первое, что получит Украина, заявив, что год, отведенный Зеленским на урегулирование в нынешних форматах, прошло, а прогресса не достигнуто, — это обвинение от России в том же демарши, в котором украинские переговорщики пытаются обвинить Кремль. Кроме этого, любые попытки настоящей заморозки конфликта, то есть превращение линии разграничения на фактический границу на ближайшие годы, спровоцируют военную эскалацию, ведь России невыгодно содержать ОРДЛО, если эта территория не будет дестабилизирующим элементом для Украины. Кроме этого, при таком сценарии резко возрастает вероятность терактов в глубоком тылу.

Зеленскому и его команде стоит избавиться от иллюзий: никакого урегулирования в год, отведенный Зеленским на работу в существующих форматах, не будет. Поэтому форсировать события в ТКГ для новых встреч в «нормандском формате» — это подход, ведет лишь к новым односторонних уступок и ухудшение положения Украины как на военном, так и политико-дипломатическом уровнях. Ни одна встреча в «нормандском формате» не является самоценной. Для того, чтобы встречи приносили результат, на них надо идти со сложившейся стратегию, которая имеет в основе своей не иллюзии по урегулированию в год, а трезвую оценку ситуации.

Мария Кучеренко — аналитик Центра исследования проблем гражданского общества

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *