- Политика

Жертвы «Новичка». История ядовитого вещества

Сергей Добрынин

О существовании ядовитого вещества под кодовым названием «Новичок» (на русском «Новичок») ВИЧ Мирзаянов, советский и российский химик, который более 30 лет проработал в Государственном научно-исследовательском институте органической химии и технологии (ГосНИИОХТа) на шоссе Энтузиастов в Москве, рассказал в сентябре 1992 года. Практически одновременно были опубликованы статья «Отравленная политика» в газете «Московские новости» и заметка в американском издании The Baltimore Sun под названием «Бывший советский ученый утверждает, что режим Горбачева создал в 1991 году новый нервно-паралитический газ».

(Впервые этот материал был опубликован на сайте Радио Свобода в 2018 году. Опять обращаем на это внимание после сообщения правительства Германии о том, что в организме российского оппозиционера Алексея Навального обнаружили нервно-паралитическое вещество «Новичок»)

ВИЧ Мирзаянов вместе с химиком и экологическим активистом, автором многих материалов о советской химическое и биологическое оружие Львом Федоровым пришли в корреспондентский пункт The Baltimore Sun в Москве и рассказали корреспонденту Виллу Ингланд о запланированной публикации в газете «Московские новости» — они решили, что параллельная публикация в западном издании сможет их до некоторой степени обезопасить.

В июне 1990 года президент СССР Михаил Горбачев и президент США Джордж Буш-старший подписали соглашение, согласно которому обе страны прекращали производство новой химического оружия и начинали уничтожать накопленные запасы. Однако, рассказал ВИЧ Мирзаянов, этот документ (на тот момент, впрочем, еще не ратифицирован) не остановил разработку. В рамках серии «Новичок» новые версии особо опасного нервно-паралитического агента, до 10 раз токсичнее, чем VX-газ, создавались в НДИОХТ и в 1991 году. Более того, в апреле 1991 года руководители проекта — директор института и два армейских кураторы — были награждены за успешные работы по созданию химического оружия орденами Ленина, согласно указу Михаила Горбачева.

Позже Ингланд вспоминал, что западные эксперты, с которыми он советовался перед публикацией материала, отнеслись к заявлениям Мирзаянова о существовании «Новичка» с большим скепсисом. Впрочем, за месяц американский корреспондент смог подготовить более подробный материал, для которого поговорил с другими людьми, связанными с программой разработки советской химического оружия, в частности с Эдуардом Саркисяном, участвовавших в организации испытаний «Новичка» на лабораторных животных. Позже журналисту удалось встретиться с Андреем Железнякова — сотрудником того же НДИОХТ, который лично испытал влияние «Новичка».

Отравление веществом А-232 (или «Новичок-5») произошло в 1987 году из-за поломки вентилятора. Железняков почувствовал тошноту, у него начались яркие галлюцинации. Сознания ученого срочно доставили в Институт скорой помощи имени Склифосовского. Больше недели Железняков был в больнице на грани жизни и смерти, в последующие шесть месяцев он не мог ходить, страдал от депрессии и неспособности сконцентрироваться, не мог читать. Он так и не вернулся к работе и, полностью не оправившись от отравления умер в 1993 году. Лечащий врач Железнякова в Институте Склифосовского Евгений Ведерников рассказал американскому корреспонденту, что спасти пациента было сложным, но не невозможным делом — но только потому, что лечение удалось начать практически сразу.

ВИЧ Мирзаянов в публикациях в «Московских новостях» и в интервью The Baltimore Sun впервые рассказал о разработке ядовитых веществ (ОВ) нервно-паралитического действия серии «Новичок», которая осуществлялась в рамках программы «Фолиант», которая предусматривала создание боевых ОВ нового поколения. Проект «Фолиант» был запущен в конце 1970-х, а первый «Новичок», или вещество А-230, был синтезирован химиком Вольской филиала НДИОХТ Петром Кирпичевым и испытан на лабораторных животных в 1981 году. Мирзаянов рассказал, что открытие Кирпичев сделал во время работы над диссертацией, но никаких премий за него, в отличие от многих руководителей, ученый не получил.

В последующие годы были разработаны более совершенные формы яда, например, «Новичок-5» (А-232), полученный в 1987 году, — именно им отравился Андрей Железняков. Этот вариант соединения оказался перспективным: он бинарной ядовитым веществом — то есть может быть получен при смешивании двух малотоксичных компонентов, которые можно безопасно хранить отдельно. Других бинарных ОВ в СССР создать так и не удалось. Уже в начале 1990-х продолжали появляться новые версии — «Новичок-8» и «Новичок-9». Яды испытывались на полигонах в Шиханах, недалеко от Саратова, и в Нукусе в Узбекистане.

22 октября 1992, через месяц после выхода скандальных публикаций, ВИЧ Мирзаянов был арестован, но через несколько дней освобожден под подписку о невыезде. Через год ученого снова арестовали, но вскоре снова отпустили. Наконец, в 1994 году уголовное дело против него было прекращено «в связи с отсутствием в его действиях состава преступления». В то время, когда Мирзаянов находился под арестом, в его защиту активно выступал еще один бывший сотрудник НДИОХТ — Владимир Углев, который также публично подтвердил существование «Новичков». В 1996 году ученый эмигрировал в США, где опубликовал несколько книг с воспоминаниями и рассказами о советской химическое оружие. В одной из них Мирзаянов процитировал несколько документов, которые вошли в материалы его дела. Среди них — записки, направленные сотрудниками НДИОХТ в Управление экономической безопасности Министерство безопасности Российской Федерации. Если исходить из того, что эти документы настоящие, в них прямо подтверждается, что программа «Фолиант» и вещества серии «Новичок» — не фантазия Мирзаянова. «… Комиссия руководствовалась (…) перечнем сведений, составляющих государственную тайну по проблеме« Фолиант », — пишут авторы в одном месте, а в другом высказываются еще более откровенно:« Комиссия считает, что в статье «Отравленная политика», опубликованной в газете «Московские новости» №38 от 20 сентября 1992 за подписью Вила Мирзаянова и Льва Федорова, содержатся такие сведения, составляющие государственную тайну.

1. «В Государственном союзном НИИ органической химии и технологии (ДСНДИОХТ) было создано новое ОВ. По своим коварством ( «боевыми характеристиками») оно значительно превзошло известный VX, поражения от него практически неизлечимое »(колонка 2, абзац 1).

Эти сведения соответствуют действительности. В ДСНДИОХТ (сейчас ГосНИИОХТа) на самом деле синтезированный, изучен и испытан ряд новых химических соединений различных классов, значительно превышающих VX (вещество, на вооружении США) по комплексу боевых характеристик, в том числе из-за сложности лечения. По имеющимся данным, на вооружении армий стран, которые имеют химическим оружием, аналогов вышеупомянутых веществ нет. Использование этих веществ в химических боеприпасах позволяет существенно повысить их эффективность.

Таким образом раскрыты сведения о новейшее достижение в области науки и техники, позволяет повысить возможности существующего вооружения (боеприпасов), которые, в соответствии с пунктом 83 абзац 2 ПХГ и пунктом 5.3 перечня Миннефтехимпрома, является совершенно секретными и составляют государственную тайну ».

Официально существование «Новичков» в арсенале СССР и России так никогда и не было подтверждено. Однако о загадочной и очень токсичное яд нервно-паралитического действия снова заговорили в 1995 году, когда был отравлен крупный банкир и создатель общественного объединения «Круглый стол бизнеса России» Иван Кивелиди. Предприниматель погиб от действия яда, нанесенной на телефонную трубку, от него же погибла секретарша (она не прикасалась к трубки, а только вытирала пыль в кабинете начальника), а по некоторым данным, и патологоанатом, проводивший вскрытие тела Кивелиди. Следствие установило, что яд синтезировал сотрудник филиала НДИОХТ в Шиханах (именно здесь, по свидетельству Мирзаянова, испытывались «Новички»), который позже продал вещество организаторам преступлен