- Война

Друзья в Крыму сейчас рисуют украинские флаги — морской пехотинец из оккупированного полуострова

Горловский направление всегда был и до недавнего времени оставался одним из самых отъявленных участков фронта. Однако последний месяц здесь тихо, говорит Радио Свобода один из командиров морской пехоты. Его подразделение удерживает украинские позиции неподалеку от Горловки, и если в начале лета здесь били и из минометов, и из стрелкового оружия, и из гранатометов, то сейчас бойцы только наблюдают растущие укрепления пророссийских боевиков. Командир с позывным «Ястреб» — уроженец Крыма, один из 2742 матросов и офицеров, оставшихся верными присяге. В интервью Радио Свобода «Ястреб» рассказал о своей военной карьере и вспомнил родной полуостров.

— Вы начали военную службу еще в Крыму?

— Да, после срочной службы я подписал контракт в Симферополе. Пошел служить в 406-ю береговую артиллерийскую группу, служил артиллерийским разведчиком. После этого к нам понаехали русские, держали нас в осаде. После того, как все военные части вышли, вышли и мы. На автобусе нас вывезли в Запорожье, в Николаеве мы прошли боевое слаживание, а потом нас прикомандировувалы морской пехоты. Тогда я и понял, что хочу служить «Морпехи» — мне понравилась боевая подготовка и все остальное.

Я принимал участие в боевых действиях на участке фронта, тогда называлась «сектор М» (Мариуполь). Когда мы вышли в тыл для восстановления военной техники, которую огнем повредили сепаратисты, я поступил в военную академию.

Четыре года там учился — лучший курс, лучшие ребята рядом. А потом пошел служить в морскую пехоту, здесь у меня коллектив также отличный. Люди сюда проходят отбор, и физическое, и психологическое. То, чему научились на полигоне, отрабатываем в зоне ООС.

— Последний месяц здесь спокойно?

— Да, но к этому прекращении огня нас так «нормально обстреливали». Когда мы только сюда заехали, первые дни по нашей позиции никто не вел огонь. Прошло три дня и всю нашу посадку начали обстреливать из калибра 7,62. Я доложил комбату, он сказал отработать из пулеметов. Мы отработали, и в ответ они увеличили свой калибр, начали стрелять из 12,7, наверное из пулемета «Утес».

Мы вычислили откуда они бьют и начали также стрелять из крупнокалиберных пулеметов. Затем тишина, где-то неделю тишины. Затем снова началось — и до нас, и по соседним позициям. Мы снова крупнокалиберными пулеметами. По соседней позиции были обстрелы и из минометов, и с подствольных гранатометов. В моих ребят там целая коллекция снарядов, не разорвались, и осколков.

А сейчас уже месяц тишины и они даже не двигаются, только роют и в нашу сторону, и у себя там сеть подходов и окопов. Маскируют позиции, потому что вскоре будет осень, а затем зима, зелень придет, и они не смогут так скрыто выдвигаться. В течение этого месяца даже из автомата никто не стрелял. Иногда слышим только взрывы — или подрывают землю для окопов, или какие-то самовзрыва в них.

— Есть ли вспоминаете ли вы то, что было в Крыму в феврале-марта 2014? Что чувствуете сейчас?

— Хочется вернуть Крым. Не только мне, но и всей моей семье, и всем моим друзьям. Все, кто вышел из Крыма, хотят вернуться назад. Я так скажу, у нас там «прекрасное место», море поблизости, и друзей много там осталось. Не тех, кто остался служить в российской армии, а тех нормальных ребят. Тех, кто сейчас тайно рисуют в Крыму флаги Украины, на стенах пишут «ПТН — ПНХ». Которых сейчас российская полиция разыскивает. Ничего, мы еще Крым вернем.

— После аннексии туда не ездили?

— Как только вышли оттуда, то все — путь туда закрыт. Те, кто вышел в 2014 году, поддерживают отношения. Недавно в Одессе я встретил парня, который когда-то был сержантом, а сейчас офицер. Общаемся много, поздравляем друг друга с днями рождения. На свадьбу ходим, когда кто-то женится, или замуж выходит. Из Крыма же девушки также выходили, не только ребята.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *