- Общество

Клип «Героям»: что может разочаровать украинский, публично поддержали белорусов

Украинские артисты и общественные деятели снялись в клипе на поддержку граждан Беларуси, которые требуют справедливых выборов и надлежащего обращения с гражданами страны. Песню написал группа «БЕ Z ОГРАНИЧЕНИЙ». Сначала она была посвящена украинскому военным и получила название — «Героям». Но из-за событий в Беларуси авторы решили часть песни перевести на белорусский язык и в короткие сроки сняли клип, который сейчас распространяется социальными сетями.

За два дня клип «Героям» набрал почти полмиллиона просмотров.

Радио Свобода пообщалось с инициаторами создания клипа и участниками съемок. Они поделились своими мыслями о событиях в Беларуси.

Принять участие в съемках клипа к песне «Героям» предлагали многим музыкантам, рассказывает фронтмен группы «беz ОГРАНИЧЕНИЙ» Сергей Танчинец. Пытались связаться и с Сергея Михалка, белорусским певцом известным за творчеством группы «Ляпис Трубецкой».

Он сейчас дает концерты по Украине, но на предложения группы «беz ОГРАНИЧЕНИЙ» не отреагировал, говорит Танчинец, а клип надо было снять очень быстро.

«Наши менеджеры пытались с ним связаться, но у них не получилось и я не настаивал. Я многим украинским артистам предлагал, я не имел права не предложить, но люди, возможно, недооценили важность или масштабность этих съемок. Кто захотел — присоединился, кто не присоединился — имел на это свои причины », — отмечает Сергей Танчинец в комментарии Радио Свобода.

Из украинских артистов присоединились Олег Собчук (группа « СКАЙ »), и ван Лене и Сергей Соловей ( KOZAK SYSTEM ) и Артур Даниелян .

Половину песни перевели на белорусском языке. С этим помог белорусский музыкант и певец Лявон Вольски .

К съемкам присоединились известные украинцы из разных сфер жизни.

Но очень просто заметить, что все они мужчины. Почему в клипе нет ни одной женщины, Сергей Танчинец объяснил так:

«У нас были договоренности с некоторыми девушками, но потом случилось так, что в них обоих изменились обстоятельства и они не смогли принять участие в съемке. А времени на замену уже не осталось … Жаль, но так получилось … »

Что общего и отличного между Революцией Достоинства и протестами в Беларуси?

Сергей Танчинец, фронтмен группы «беz ОГРАНИЧЕНИЙ»:

Общее у нас — точно стремление к свободе, механизмы реализации немножко отличаются
Сергей Танчинец

У нас было немного радикальнее, мне кажется. Мы стали на главной площади «Майдан Независимости, там был такой бастион свободных людей и вокруг него уже происходили какие-то события.

Белорусы взяли другую тактику, они то в одном месте соберутся — их разгонят, то в другом, они работают на истощение.

Общее у нас — точно стремление к свободе, механизмы реализации немножко отличаются.

Мне кажется, что белорусы на той стадии, как и мы к аннексии Крыма: мы не верили, что россияне могут в нас стрелять, аннексировать часть наших территорий, мы не верили, что они могут стрелять в нас «градом», что они могут нас убивать, мы этого просто не могли осознать, что такое в принципе возможно.

Сейчас и белорусы, возможно и я внутри, не верю, что такое может происходить между Беларусью и Россией, но анализируя опыт поведения россиян — с российской стороны может быть все, что угодно.

Сергей Смальчук, актер, телеведущий

Если они будут готовы жертвовать так, как мы 18-20 февраля, когда была расстреляна Небесная сотня, тогда они победят
Сергей Смальчук

Общим является достоинство и желание «ния быць скотам», как пел Михалок, стремление к свободе, готовность к самопожертвованию.

Но в этом и определенная разница. Общаясь с людьми оттуда, чаще всего слышу: «Мы не хотим войны. Мы не хотим стрелять. Мы просто хотим жить мирно и быть услышанными ». К сожалению, мне кажется, что они еще не перешли ту критическую черту, когда нужно наплевать на все, потому что пути назад у них уже нет.

Они говорят, что они это понимают, но мне кажется, что не до конца, пока. Они еще верят, что что-то можно решить (дай Бог конечно, чтобы так было), но решили что-то путем переговоров, договоренностей с диктатором, к сожалению, невозможно.

Если они осознают это и будут готовы жертвовать так, как мы 18-20 февраля, когда была расстреляна Небесная сотня … это трагедия … тогда они непосредственно победят — когда осознают, что готовы идти даже на это. Пока, мне кажется, нет этой уверенности в них.

Виталий Дейнега волонтер, основатель благотворительного Фонда «Вернись живым»

Они ведут партизанскую борьбу, будучи в большинстве, против вооруженной меньшинства
Виталий Дейнега

Протест в Беларуси очень децентрализованный, у них нет какого-то клочке земли, на котором бы была свобода. То есть у нас на Майдане было государство, которое мы хотели себе построить.

У нас на Майдане, люди, которых хотела задержать тогдашняя власть, могли прятаться от нее. В Беларуси такого места нет, нет места, которое бы круглосуточно контролировалось протестующими.

И это сильно усложняет борьбу. Это значит, что в какой-то момент люди расходятся. И когда они разошлись, лидеров этого протеста могут «переловить» милиция и другие структуры.

Соответственно, это совсем другой протест: они ведут партизанскую борьбу, будучи в большинстве, против вооруженной меньшинстве.

У нас еще были политики: мы их любили, не любили, прогоняли, а не прогоняли, на кого мы «улюлюкали», но они были и они выполняли определенную функцию, а в Беларуси такого нет. Соответственно, единственная в них надежда на сотрудничество друг с другом, поэтому, думаю, что Беларусь обречена на довольно мощный волонтерское движение.

Вопрос второй — смогут ли они быть в безопасности. Но во Второй мировой войне в Беларуси есть хороший опыт партизанской борьбы, без преувеличения именно то, что их сейчас ждет.

Ахтем Сеитаблаев, режиссер и актер

Если они являются сторонниками дискурса «русского мира», то мне грустно
Ахтем Сеитаблаев

У меня ощущение, что такой огромный сопротивление и огромное количество людей является таким же самоорганизацией, свидетелем которой я был на Майдане в Киеве, когда люди сами принимают решение выйти и быть вместе с другими.

То есть, это не принудительно, когда бюджетников свозят, угрожая увольнениями, а когда такое огромное количество людей не может сидеть дома и выходит на улицы.

Чем отличается? Мне так показалось, что нет тех людей, которые взяли на себя ответственность за то, чтобы быть представителем протеста или представителями народа.

Я слышу фамилию, с одной стороны, госпожа Тихановськои, а с другой стороны слышу тезис, что вектор внешнеполитического курса Беларуси будет таким же, который был и сейчас при Лукашенко. Если я не ошибаюсь, то прочитал это в заявлении Координационного совета.

Если это действительно так, если они являются сторонниками дискурса «русского мира», то мне грустно. Грустно, потому что то, что сейчас происходит в Беларуси, это и есть результатом влияния того так называемого «русского мира».

Возможно, они мудрее, чем я и, зная ситуацию изнутри страны, таким образом постепенно, не объявляя вслух настоящего желания, все же движутся в направлении демократического общества.

Но если это действительно их мысли, убеждения, стратегия, я все равно буду поддерживать любой народ, тем больше наших соседей-белорусов в их стремлении к свободе, но в таком случае буду поддерживать новую власть, если система координат останется такой, как была. Но почему-то мне кажется, что так не будет.

Что может заставить пожалеть о поддержке?

Сергей Танчинец, фронтмен группы «беz ОГРАНИЧЕНИЙ»

Очень-очень редко жалею о своих действиях, даже если они были непродуманными или неверными. Каждое наше действие — это опыт и относительно этого опыта мы строим будущее.

Мне уже высказывают претензии: «А если белорусы окажутся не такими ….».

А какими? Они такие, какие есть. Если в данный момент времени, эта работа, которую мы сделали, сейчас приносит им пользу, значит все сделано не зря.

Далее будем разбираться по мере поступления претензий.

Сергей Смальчук, актер, телеведущий

Пожалеть об участии в клипе в поддержку протеста не заставит ничто, потому что я всегда действую так, как чувствую. Убежден, что и все те люди, которые работали над песней и клипом, никогда ни о чем не пожалеют.

Даже неважно, как белорусы относились к нам. Украинцы вообще великодушная нация, поэтому пожалеть — однозначно, нас не заставит ничто.

Что может разочаровать? Это, конечно, если они не дожмут. Если они этого не сделают, их переловят, передавят, пересажают по одному или группами, это подписать приговор по «оборотни усатого» или «таракана», как они его называют.

Что может изменить такая поддержка?

Сергей Танчинец, фронтмен группы «беz ОГРАНИЧЕНИЙ»:

Песня «Воины света» нам достаточно помогала во времена Революции Достоинства
Сергей Танчинец

Насколько я понимаю по реакции людей, что они пишут, как они реагируют на эту песню — она ​​им помогает. Люди благодарят за то, что они получают надежду на то, что они там не одни, что о них помнят, знают, о них пели и им желают победы.

Я думаю, что это помогает людям быть сильнее, а уже сами люди будут менять на месте события, происходящие вокруг них.

«Воины света» (песня в исполнении Сергея Михалка — ред) нам достаточно помогала во времена Революции Достоинства. Нам ее было приятно слышать, она нас вдохновляла и мы эту шашку ковыряли яростнее из-под ног.

Сергей Смальчук, актер, телеведущий

Какие отзывы я получил: «Это невероятно! Вы крутые! Это то, что нам сейчас нужно! Спасибо, спасибо, спасибо », — это то, что пишут непосредственно мне.

Эти слова: «Вставайте, братья, боритесь! Вы обязательно победите », — так вдохновляющие и правильные, они настолько актуально. Многие сейчас музыкантов, поэтов записывают слова поддержки, но эта песня — это самое сильное, что я слышал, сильнее, мне кажется, что услышат белорусы.

Виталий Дейнега волонтер, основатель благотворительного Фонда «Вернись живым»

Очень тупо требовать, чтобы белорусы постигли все то, что мы за 5 лет войны
Виталий Дейнега

Я думаю, что там точно есть люди, для которых это ценно и важно. Я в этом уверен. Вопрос в их количестве, потому что Беларусь очень долго находилась в сфере влияния России, в российской пропагандой и соответственно слово «майдан» в них носит негативную коннотацию и с этим ничего пока не сделаешь. Осознание придет постепенно.

Когда люди (украинцы — ред) хотят, чтобы белорусы постигли все, что мы постигли за 5 лет войны, то очень тупо этого требовать. К ним это будет доходить. Даже Украины на момент начала Майдана и конца Майдана — это совершенно две разные страны.

Так же и в Беларуси. Если эти протесты будут продолжаться еще долгое время, то через несколько месяцев это будет абсолютно другое государство. И она не будет такой, как мы хотим. Но хочется верить, что она будет хоть чем-то вроде того, чего хотят белорусы и они поймут, чего они хотят.

Ахтем Сеитаблаев, режиссер и актер

Эта поддержка придает сил. Я знаю это, как крымчанин, знаю как много значит одно доброе слово: или из другой страны, или твоей страны туда, где оккупант, или туда, где ты сейчас находишься в очень затруднительном положении.

И я помню эти ощущения, когда слова поддержки, песни, обращения, приходили к людям на Майдане, который это вызвало эмоциональный толчок, даже вдохновение и уверенность в том, что все будет хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *