- Интервью

Алексиевич Лукашенко: уходите, пока не поздно

Мы попросили писательницу, лауреата Нобелевской премии Светлану Алексиевич выразить свое отношение к нынешней политической ситуации в Беларуси.

— Что вы думаете о том, что происходило в Беларуси последние три дня?

— На мой взгляд, власть объявила войну своему народу. Я вижу, насколько радикализирован в глазах общества. Никто из нас даже представить не мог, как себя ведет ОМОН. Мы видели, как это происходило в других странах, но у нас есть машина, где стреляют в маленького ребенка, и все это в крови, беременную женщину бьют, задержанных душат коленями — против чего восстало черное население Америки. Людей на улице ровно столько. Задержанные сидят в спортзалах без еды и воды. И самое главное — люди абсолютно мирные. Сегодня есть цепочка женщин, которые спрашивают — мы хотим знать правду о выборах и не убивать наших мужчин. Они несли цветы, молились у Вечного огня. А когда начали расходиться, на них напал ОМОН. Я больше не говорю о том, что происходит ночью. Это просто военные действия.

— На ваш взгляд, люди уверены, что Лукашенко проиграл Тихановской?

— Абсолютно уверен. И я знаю, откуда это взялось. Никто вокруг не видит тех, кто любит Лукашенко, который защищал его, как он защищал раньше. И как после всего этого происходит на наших улицах, в этого человека можно поверить. Ходят слухи, сказал Анатолий Лебедько, вероятно, у него есть проверенные данные о том, что здесь много российского ОМОНа. Кто это будет и может любить? Белорусы постоянно подчеркивают, что мы мирные люди, мы никого не будем бить и убивать. Почти нечеловеческая, сатанинская ярость, с которой действует ОМОН — мне трудно поверить, что это белорусский ОМОН. Мне кажется, что белорусские мальчики не могли так бить своих мам и сестер. В маленьких городках, где все друг друга знают, ОМОН отказывается избивать людей. Их люди не хотят бить своих людей. А потом происходит что-то нереальное.

— Как вы оцениваете уход Светланы Тихоновской?

— Я согласен с мнением многих, что она сделала свое дело. Она была и остается символом перемен, стремления к новой жизни и честности, самопожертвования для народа и своего мужа. В конце концов, человек не так уж и всесилен. Она сделала, что могла. Ничего плохого о ней сказать не могу. Думаю, теперь позвольте мужчинам выйти на первый план. Здесь будет Комитет национального спасения, элита должна собраться, общество должно присоединиться к борьбе, а не только эти три маленькие женщины. Все трое прекрасны каждая по-своему — и Вероника Цапкала, и Мария Колесникова. Мария все еще на посту. Но если нужно приносить в жертву детей, и как наши тела могут действовать и запугивать — неудивительно, что две женщины — Светлана и Вероника — прошли дистанцию. Но я думаю, они вернутся.

— Могли бы вы взять на себя роль посредника?

— Чей посредник?

— Между теми, кто сейчас вступил в конфликт.

— Если бы я был помоложе и не болел, то наверное. И сейчас я буду помогать всеми силами, которые у меня есть, но для того, чтобы возглавить это движение, у меня больше нет физических или умственных сил.

— Что бы вы хотели сказать тем людям, которые вышли на акции протеста и, может быть, выйдут?

Я им благодарен за то, что сохранили наше достоинство. Я просто влюбился в свой народ за последние несколько недель. Это совершенно разные люди, в этих людях совсем другая сила. Раньше у меня было разочарование — теперь нет. Нам нужно быть более организованными. В борьбе также найдутся лидеры. Все решили, что эти девушки все сделают.

— А что бы вы хотели сказать Лукашенко?

— Вы меня об этом уже спрашивали. Хочу сказать то, что прекрасно сказала Светлана Калинкина — присядь красиво. Но не выйдет, уже кровь. Садись, пока не стало слишком поздно, пока не сбросишь людей в страшную бездну, в бездну гражданской войны. Выходить.

Никому не нужен Майдан, никому не нужна кровь. Только ты хочешь силы. Это ваше желание требует крови.

Протоколы голосования должны быть вывешены на всех избирательных участках. Чтобы люди видели, как они голосовали. Давай сделаем это. Пусть люди видят, сколько и за кого было голосов. Думаю, Светлана выиграла, не сомневаюсь. Люди хотят перемен.