- Донбас

Кремль пытается сконцентрировать усилия для решающего удара по Украине изнутри — Михаил Гончар

«Цель РФ на нынешнем этапе — закрепить достигнутые промежуточные результаты этой войны, склонив трансформированную украинскую власть к капитуляции под видом мира, выдав поражение за« победу здравого смысла ».

Украинские эксперты составили аналитический отчет о агентов влияния России в Украину от российских вливаний в финансовый сектор страны, с помощью которого Москва влияет на курс и торговую политику Украины, — в «команды Медведчука» и УПЦ МП, по сути — Украинские крылья Русской православной церкви .

Как Россия управляет Украиной изнутри — и при чем здесь президентские и парламентские выборы в Украине 2019 года?

Об этом в эфире Радио Донбас.Реалии говорили президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар и религиовед Ярослава Мищенко.

— Как у вас появилась идея рассказать именно об агентах влияния в Украине? Может, сейчас особенно важно расставить приоритеты, показать украинскому обществу, как и через кого Россия влияла и продолжает влиять на внутреннюю политику в Украине?

Оружие не стреляет, но эффект не менее мощный и разрушительный
Михаил Гончар

Михаил Гончар: Еще когда мы делали исследование, связанное с начальным этапом российской агрессии в течение 2015-2017 лет (это был отчет «Войны XXI: Полигибресия России», то есть мультифронтальна, многомерная гибридная агрессия), то мы обратили внимание на аспект, эт «связан с воздействиями на страну-жертву изнутри этой страны. Мы увидели, что необходимо уделить больше внимания именно проблематике невоенных действий, где оружие не стреляет, но эффект не менее мощный и разрушительный.

Искусство войны гибридного типа и состоит в том, чтобы активизировать изнутри противника деструктивный потенциал, используя как определенные имеющиеся противоречия, так и действующие, особенно потому, что мы называем агентурой влияния. Это может быть даже то, что называют «полезными идиотами» — люди, которые совершенно не понимают, что происходит, но в силу своих персональных видений, мировоззрения считают, что именно так должно быть, и тем самым льют воду на мельницу врага.

— В вашем докладе много привязок к президентским и парламентским выборам 2019 года. Вы рассматриваете электоральную кампанию в Украине как часть российской стратегии влияния на украинскую политику — почему?

Михаил Гончар: Здесь следовало бы говорить о поствыборные влияния, так как результаты выборов были неожиданные не только для украинского общества, но так же и в Кремле. А потом они увидели уникальную возможность повлиять на власть, которая не является продолжателем курса предыдущей власти.

Когда дается легкая и простая формула, которая разгоняется пропагандистски, получается тот эффект, который имеем сегодня
Михаил Гончар

Определенные элементы проявлялись еще в ходе предвыборной кампании. Ряд лозунгов, которые производились командой Зеленского, относятся к категории механизмов ложно-целевого программирования: например, «надо прекратить стрелять». Звучит вполне привлекательно и логично: если прекратят стрелять — то и война прекратится. Но это только на первый взгляд. На самом деле это — манипуляция. Но она легко воспринимается обществом, так как оно глубоко не анализирует: когда дается легкая и простая формула, которая разгоняется пропагандистски, получается тот эффект, который имеем сегодня. Хотя мы видим, что формула не работает. Но она и не может работать, потому что это — формула для манипуляции. Манипуляция удалась. А теперь власть, которая пообещала, что якобы если прекратить стрелять — война закончится, попала в ловушку, которую ей поставили, а она не идентифицировала ее как ловушку.

Медийное пространство в Украине за последний год претерпел трансформации — он все больше увлекается силами пророссийской ориентации. Медведчук и его сообщники в формате ОПЗЖ получили контроль над рядом телевизионных каналов и медиаресурсов. И это массированно действует на общественное сознание в целом. Плюс активизация украинского филиала Православной церкви, которая последние несколько лет невиданно активизировалась не только в контексте предоставления Украине Томосу, а и плюс результаты выборов, которые открывают окно возможностей вернуть старый статус-кво. По всем этим трудом стоит одна и та же координирующая рука.

Фундаментально это направлено на увеличение степени хаоса внутри Украины
Михаил Гончар

То, что произошло в ходе выборов и после них, — это проекция наработок, сделанных российской стороной уже в ходе ведения гибридной агрессии против Украины. Видим бешеную активизацию изнутри страны: фундаментально это направлено на увеличение степени хаоса внутри Украины.

Стратегически важное направление для российской стороны — как создать в Украине не просто определенные каналы питания пророссийских сил, а как их встроить в экономический организм страны, чтобы за счет жертвы эти силы питались и, осуществляя свое влияние через агентуру влияния, меняли и внутренне политические реалии и внешнеполитический курс. Россия пытается имплантировать в организм украинского государства своих прокси-агентов «ДНР», «ЛНР», чтобы они имели вето и влияние на украинскую внешнюю политику.

— Насколько украинская власть сегодня очистилась от прямых агентов влияния?

Видим реанимацию попыток нафаршировать власть над людьми или с нечеткой ориентацией, или тех, кто был причастен к команде Януковича
Михаил Гончар

Михаил Гончар: Вряд ли по очистке. Наоборот, мы видим попытку ревизовать люстрации. Она и так была некачественный характер, но тем не менее часть агентуры влияния убрала. Сейчас мы видим реанимацию попыток нафаршировать власть над людьми или с нечеткой ориентацией, которые могут быть использованы врагом для склонения их на свою сторону, или и тех, кто в предыдущие годы был причастен в том или ином статусе в команду Януковича.

В этом контексте мы видим очень опасную вещь, связанную с тем, что иммунная система любой государственной безопасности практически является дисфункциональной. Это состояние напоминает тот, который был в конце 2013 — начале 2014 года.

— Что удается Российской Федерации на религиозной фронте войны? Насколько сейчас является влиятельной УПЦ МП в Украине, где ее активность воздействия на украинских граждан успешна?

Ярослава Мищенко: С одной стороны, ситуация лучше, потому что появилась альтернатива — Православная церковь Украины, и вроде хорошим священникам есть куда идти. С другой стороны — мы должны помнить, что Россия через Русскую православную церковь ни на минуту не будет покидать Украину и украинских верующих от насаждения своих мифов, попытки вливать.

Москва пыталась всячески подчеркнуть, убедить, что без единства с московским православием, нет спасения
Ярослава Мищенко

Три года назад, например, Москва пыталась всячески подчеркнуть, убедить, что без единства с московским православием, которое всегда было политическим и, к сожалению, таким остается, нет спасения; нет Христа. Теперь она, кроме идеологемы, что переход к Православной церкви Украины — это отказ, измена православию, насаждает параллельно еще кучу мифов. Например, что наводнения в Западной Украине — это потому, что они выступают за независимость.

Конечно, сейчас нет откровенной антиукраинской проповеди, потому что у нас активные верующие, они не позволяют себе того, что позволяли в 2013, 2014 годах, когда устраивали, например, митинги против ЕС или выступали с проповедями. Сейчас это говорится больше в интимных кругах, что нельзя, вот так наказывают Украины даже за попытки Томосу.

На нескольких священников пытаются влиять через семью
Ярослава Мищенко

Насколько я знаю, в митрополии УПЦ МП есть целый перечень приходов, которые предположительно могут пойти к Православной церкви Украины. То есть они считают вперед, пытаются обставить себя документами, чтобы священник не решился на переход. Потому что если он уйдет, например, без храма или не переубедит общину, то он остается на улице. Его стараются держать в финансовых, юридических рамках. Я знаю, что на нескольких священников пытаются влиять через семью: если ты пойдешь к Православной церкви Украины, тебя оставит семья, от тебя откажется вся семья.

По состоянию на 1 апреля 2019 фокус российских инвестиций в Украину крупнейшим был в финансах и страховании — 60%. Зачем Россия вкладывает именно в этот сектор?

Михаил Гончар: Я бы не сказал, что это постоянный приоритет, это возникло ситуативно. В довоенное время приоритетом были инвестиции, которые не приходили направления из России (как правило, шли из оффшорных зон: с Кипра, например). Они связаны в значительной степени с предприятиями военно-промышленного комплекса. Вспомним историю с «Проминвестбанком», через который шло финансирование по линии государственных правительственных программ наших предприятий военно-промышленного комплекса. Этот банк оказался в руках русских и практически автоматически они получили финансовый доступ, по сути, ко всем ключевым предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Поле для маневра сузился до банковского, страхового сектора
Михаил Гончар

Когда началась российская агрессия, многие из этих каналов влияния были по понятным причинам обрезаны, поэтому предприятия топливно-энергетического комплекса, российские компании стали персонами нон грата. Поэтому поле для маневра сузился до банковского, страхового сектора. Но банковский сектор и так был всегда под прицелом российских банков, которые рассматривали это как механизм не только привлечения дополнительного количества пользователей банковских услуг, но и механизм распространения финансовой экспансии России. Например, мы видим так же активность того же «Альфа-банка», хотя к его деятельности есть и было много вопросов. Это та деятельность, которую росчерком пера соответствующего учреждения или закона не приостановить.

Не случайно в течение последнего года мы видим довольно системные атаки на Национальный банк, чтобы изменить его руководство. Кстати, подобные атаки имеют место не только в Национальный банк Украины, но и по ключевым, государственных предприятий, которые образуют становой хребет украинской экономики: «Энергоатом», «Укрэнерго», «Натфогаз Украины». Мы видим, что там, где удалось сместить руководство — например, в «Энергоатома» — атомная энергетическая отрасль попадает в серьезную зону турбулентности.

Видим сейчас попытки изменить действующее законодательство Украины относительно формирования наблюдательных советов государственных предприятий. И прежде всего опять же «Нафтогаза». То есть за этим всем стоит работа агентуры влияния, в последнее время даже особо и не скрывает своей активности.

Россия уже не может щедро субсидировать оккупированные территории, поэтому пытается их перевести на держрозрахунок
Михаил Гончар

После нефтяного и газового обвала очень трудно и российской экономике, и обществу. Россия уже не может щедро субсидировать оккупированные территории, поэтому пытается их перевести на держрозрахунок и в этом контексте разработать схемы внутри Украины, питать эту раковую опухоль оккупированных территорий: чтобы не только с этого плацдарма вести войну против Украины, но и действовать изнутри Украины, формируя какие-то новые политические силы.

Здесь как раз заслуживает внимания феномен Шария. Это та сила, которая хаотизуе украинский общественное мнение, поэтому она получает поддержку. Мы, публикуя доклад, имели целью показать многоплановый, мультифронтальний характер деятельности российских и пророссийских сил в Украине. Кремль пытается сконцентрировать эти усилия для решающего удара по Украине изнутри.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАС.РЕАЛИИ:

(Радио Донбас.Реалии работает по обе стороны линии разграничения. Если вы живете в ОРДЛО и хотите поделиться своей историей — пишите нам на почту Donbas_Radio@rferl.org, в фейсбук или звоните на автоответчик 0800300403 (бесплатно). Ваше имя не будет раскрыто).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *