- Культура

«Место, где можно заразиться вирусом беларусности». Разговор с автором фильма о «Басовище»

Ян Максимюк беседует с режиссером о новейшем документальном фильме Юрия Калины «Басовища». Премьера состоится на телеканале «Белсат» 31 мая в 19:30 по минскому времени.

— Вы были на первом «Басовище» в июле 1990 года ?

— Я не был на первом «Басовище». Можно сказать, что у меня была первая «Басовища». Так случилось, что именно в то воскресенье июля 1990 года я женился на моей первой жене Мирославе…

— У тебя сейчас есть другая жена, а не Мирослав?

— Пока что то же самое. Но она первая ( смеется )… Моя свадьба была только 15 июля. Организаторы первой «Басовища» — Александр Карпюк, Барбара Кучинская и другие — мои друзья, и они, как я помню, немного обиделись, что я устроил свадьбу только на первой «Басовище». Но когда в пятницу и субботу начались концерты в Городке, те из моих друзей, которым все еще удавалось встать на ноги, пришли на мою свадьбу в воскресенье в мою деревню Кашали. Люди 10-15. А с ними — Сергей Соколов-Воюш с гитарой, выступавший на «Басовище». И он играл и пел на нашей свадьбе.

— Удалось ли вам узнать, кто первым предложил идею такого музыкального фестиваля, а кто первым предложил его название?

— Меня больше всего убеждает версия, что автором оригинальной идеи был Олег Латышонак. Затем он выразил мнение, что, мол, нам нужно привлекать молодежь к белорусскому движению, и было бы лучше организовать какое-то развлекательное мероприятие, не фольклорное, а современное. И это было зародышем идеи «Басовища».

И это имя было предложено Вячеславом Хоружи, моим коллегой с исторического факультета в Белостоке, тогда он был на четвертом курсе, на год выше меня. Он сказал — Басовища, от аббревиатуры БАС (Белорусская ассоциация студентов. — Р.С.).

Мне кажется, что это наиболее вероятная версия того, как возникла идея фестиваля в Городке и его название. Хотя, полагаю, все могло быть иначе.

— Когда я встретил вас на последнем «Басовище» в июле 2019 года, у нас даже не было времени поговорить, потому что вы сказали, что очень заняты съемками фильма о фестивале. Использовали ли вы архивный материал фильма «Басовище» прошлых лет?

— Архив послужил основой для моего фильма. Как историк образования, я хотел показать фестиваль в полном объеме. Как к моему счастью и несчастью оказалось, что архивные материалы фестиваля за почти 30 лет накопились очень и очень много. Первые «Басовище» люди снимали на любительском уровне, на VHS кассете. Затем, когда в Белостоке появился региональный телецентр, и я начал там работать, мы фактически приезжали в Басовище с камерой каждый год, чтобы делать репортажи.

Архивный материал был около 100 часов. Все это, конечно, нужно было четко рассмотреть, составить сценарий, указать, что, где и как. Вся книга получилась. И это было счастье для режиссера-документалиста. И проблема была в том, что, просматривая весь этот материал, я повредил свое зрение до такой степени, что мне пришлось пойти к офтальмологу и прописать свои очки. Офтальмолог успокоил меня, сказав, что мне очень повезло, когда я купил свои первые очки в возрасте 52 лет.

Ну, и было больше материала, который я записал во время последней «Басовища» в 2019 году. Но, как вы знаете, записывать на фестивале очень сложно — прежде всего, очень шумно и громко… Мы сделали такую ​​мини-студию на месте и записали участников и организаторов «Басовища» на грин. Но даже в этом случае у меня не было времени записать всех, кого я хотел, поэтому некоторые из них были перезаписаны сотрудниками Белсат в Минске. И таким образом накоплено 120 часов материала, из которого можно сделать 52-минутный фильм. В Польше это полнометражный документальный формат, который занимает час телевидения и рекламы.

— Если я попрошу вас обобщить значение «Басовища» для наших подляских белорусов в трех пунктах, что бы вы назвали наиболее важным?

— Это, помимо прочего, мой фильм. Кто-то там думает, что на самом деле было два «Басовище» — одно для белорусов из Беларуси, другое — для белорусов в Подляском, для белорусов — граждан Польши.

Мне кажется, что главное в «Басовище» для молодых белорусов в Подляском было то, что там они могли заразиться, образно говоря сегодня, вирусом беларусности. Я говорю об этом здесь как о позитивном явлении — заражении белорусством, которое добровольно получили на фестиваль, его участники, и организаторы, и обычные зрители. Никто не заставлял их любить белорусов, не говорил, что мы должны любить его, потому что он должен быть рядом с нами. Беларусность была приобретена естественно на фестивале. Это главный козырь «Басовища».

Конечно, его артистическая часть была также важна на фестивале, который не ограничивался музыкой со сцены. Если бы не «Басовища», у нас не было бы таких рок-групп, как «Брага», «Кардон», RIMA, Ilo & Friends in Podlasie, которые исполняли белорусский репертуар. Но была не только музыка, но и другие, так сказать, художественные жанры. Готовясь к редактированию фильма, я обнаружил все плакаты и постеры, которые появились в связи с «Басовищем». Фестиваль сопровождался другими художественными или художественными мероприятиями. «Басовища» была для нас важным местом в современной творческой культуре.

— А для родственников из Беларуси «Басовища» было чем?

— Ответ на этот вопрос зависит от времени проведения фестиваля. Я помню одно высказывание Пита Павлова из «НРМ», который где-то в начале нуля отметил, что «Басовища» внесла огромный вклад в развитие белорусской музыки, что «Басовища» — это «Белорусский Вудсток», который невозможно организовать в Беларуси.

Но в моем фильме также много критики Басовище. Это, на мой взгляд, нормально. Ведь, как говорит в фильме Ленин Тарасевич, без критики нет развития …

— Если «Басовища» была так хороша, то как вы думаете, почему она прекратила свое существование?

— «Басовища» закончились, потому что определенная эпоха закончилась. Каждая эпоха требует своего «Вудстока», так сказать. Наша эпоха требовала именно такой праздник, и, слава Богу, он состоялся.

«Басовища» истекли прежде всего потому, что ее организаторами всегда были студенты. Студенческая жизнь длится четыре или пять лет, а затем другие приходят на ваше место. Сегодняшняя студенческая молодежь совершенно иная, чем в начале 1990-х годов. Тогда, думаю, для нас наряду с личной карьерой и деньгами были идеи. Теперь более прагматичные студенческие поколения ушли. Некоторые уже в первый год работают в некоторых корпорациях и уезжают за границу. При таком практическом подходе к жизни мало кто хочет стать волонтером и заниматься довольно трудоемкой организацией белорусского фестиваля. Они с удовольствием посмотрят трансляцию с такого фестиваля в интернете, но сами не организуют его.

— Видите ли вы, как культурный, так и организационный потенциал, среди молодого поколения подляских белорусов, которые могли бы предложить культурное мероприятие такого масштаба, как «Басовища» в будущем?

— Слушай, мне 53 года, и я не очень хорошо знаю, что такое нынешнее молодое поколение. В конце концов, это не столько поколение моих детей, сколько моих внуков …

— Но у вас, наверное, есть собственное мнение по этому поводу?

— У меня, конечно. Это было просто вступление, чтобы молодое поколение не было слишком возмущено тем, что я бы сказал …

К сожалению, здесь, в Подляском у нас больше нет такого потенциала, который мог бы организовать такое масштабное мероприятие, как «Басовища». На самом деле, наибольший рост белорусской инициативы, какой бы хвастливой она ни звучала, был в нашей молодости. Затем, по сути, создали все новое, что еще существует или медленно сгорает.

Тут не о чем плакать. Это объективный процесс ассимиляции любого другого меньшинства, в той или иной стране. Ассимиляция может быть замедлена, но не может быть остановлена.

— Чтобы не заканчивать наш разговор такой грустной нотой, скажем что-нибудь смешнее. Что дальше в ваших творческих планах?

— Есть идеи для следующих фильмов, и я даже собирался их реализовать. Но директор телеканала «Белсат», на котором я работаю, г-жа Агнешка Ромашевская-Гузи, предложила мне снять фильм о Басовище, потому что, добавила она, никто другой не сделает этого. Знаете, для такого предложения вам пришлось покинуть другие ваши проекты. Есть как минимум три проекта, которые находятся на разных стадиях реализации, но я не буду их называть, чтобы не насмехаться.

* * *

Юрий Калина — журналист и режиссер документальных фильмов регионального отделения Польского телевидения в Белостоке, руководитель региональной редакции телеканала Белсат. Автор нескольких десятков репортажей и документальных фильмов о жизни белорусского меньшинства в Подляске и о Беларуси. Его последние фильмы — «Архимандрит» (2012), «Сергей» (2015), «Сейбит» (2014), «Беженцы» (2017).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *