- Политика

Деканоидзе о возможности возвращения в украинскую политику, провал реформы полиции, отставку Авакова и шанс для Зеленского

29 мая ряд СМИ распространили информацию о том, что бывшая руководительница Национального полции Украины Хатия Деканоидзе прилетела в Киев и вскоре, по иницативою Михаила Саакашвили, может возглавить украинскую таможню. Журналисты также сообщили, что Деканоидзе, якобы, уже встречалась со своими бывшими украинскими коллегами, а президент Владимир Зеленский обдумывает ее возможном назначении.

В интервью Радио Свобода Деканоидзе рассказала:

  • насколько эта информация соответствует действительности,
  • претендует она действительно на какую-то должность в Украине,
  • а также о том, что не так с реформой украинской полиции,
  • имеет министр МВД Арсен Аваков уходить в отставку,
  • сможет правоохранительная система при президенте Зеленского испытать положительных изменений
  • и действительно возвращение Михаила Саакашвили в украинскую политику может принести какие-то весомые результаты.

— Утром 29 мая ряд изданий сообщила по Ваше возвращение и о том, что Вы можете возглавить украинскую таможню.

— Я это читала и, честно говоря, об этом впервые слышу. Я здесь несколько дней, просто проездом и жду чартер в Тбилиси. Мне надо было в личных делах.

Во-вторых, я впервые слышу от журналистов вообще, что-то происходит, что идут какие-то разговоры о моем назначении. Я вообще ничего не знаю, никто со мной не говорил. У меня таких планов нет. Моя поездка ни с чем не связана. Просто в личных делах.

— Как вы считаете, откуда тогда взялись разговоры о вашем возможном назначении? О ваших какие-то встречи?

— Я не знаю. У меня никаких встреч не было. Поверьте мне. Вообще.

— Буквально на днях Вы дали интервью Deutsche Welle и написали блог о реформе украинского полиции, о том, что она не происходит так, как хотелось бы. И одной из причин Вы назвали то, что в систему вернулись «советские кадры». Почему это стало возможным?

— Давайте скажем откровенно: реформа полиции не то, что не дошла до конца, но и окончательно, видимо, провалилась.

Реформа полиции предусматривает не только реформу патрульной полиции

Реформа полиции предусматривает не только реформу патрульной полиции. Это общий блок и уголовной полиции, и следственных органов, и самое главное: когда реформируется правоохранительная система, надо, чтобы параллельно реформировалась и судебная, и прокуратура. Это — очень важно.

Во-вторых, я смотрю на все эти события и думаю, что это все — просто совковая система: 93 процента тех, которые были после переаттестации освобождены, они все через суды возобновились. К тому же криминальный блок остается слабым в сфере реформирования.

Причина? Я не знаю. Или непонимание, или отсутствие жесткой политической воли, чтобы окончательно довести реформу до конца.

— Политическая воля кого именно? Президента, министра МВД, правительства?

— Вы знаете, наверное всех. Потому что политическая конъюнктура и политическая элита в себя включают и президента, и Верховную Раду, и министра МВД … Всех.

Если в полиции или у судов, или в прокуратуру, или в правоохранительной системы нет доверия то реформы нет

Честно говоря, я думала, что что-то изменится после выборов. Я очень надеюсь, что что-то реально изменится, потому что Украина для меня очень близкая страна и я всегда очень волнуюсь. И украинская полиция — близкая для меня сфера работы.

Самое главное, чтобы украинцы были довольны, а украинцы — недовольны. Если в полиции или у судов, или в прокуратуру, или в правоохранительной системы нет доверия среди общества, то это означает, что никакой реформы нет.

— Вы только что сказали о том, что ожидали, что что-то может измениться после выборов. Раз недавно прошел первый год президентства Владимира Зеленского. Возможно, Вы можете как-то оценить этот первый год: были какие-то сдвиги или наоборот недостатки в работе правоохранительных органов по его президентства?

— Не очень, видимо, изменилось что-то (из того, что я знаю). Главное, чтобы украинцы это понимали и знали. Не очень изменилось, потому что, опять же, происходят какие-то ужасные вещи. Например, ситуация в Кагарлыке. Это — ужасная новость. Из этой ситуации сухим никто не получится.

Это означает, что вся система уже прогнила и то уже надо хоть что-то делать для того, чтобы реально или очистить систему, или просто построить новую.

Чтобы выйти из советского болота, надо ненавидеть ту совковую структуру.

Очень часто меня обвиняли в том, что вот ее команда разрушает систему (переаттестация и т.д.). Но самое главное, о чем я сейчас жалею, что система до конца так и не была разрушена. Потому что для того, чтобы выйти из советского болота, надо ненавидеть ту совковую структуру. Понимаете? Ненавидеть коррупцию! Чтобы был закон, который наказывает людей, которые ставят себя выше закона! Это — очень важно!

Я думаю, что президент и его команда, и люди в Верховной Раде это хорошо понимают. Потому что украинцы уже давно ждут, очень давно ждут, чтобы нормальное правосудие и нормальная уголовная юстиция ощущались.

— Вы сказали о том, что все должны понести ответственность за те события, которые происходят в последнее время. Касается эта ответственность именно министра МВД Арсена Авакова? Потому что сейчас люди, которые обсуждают это все в соцсетях считают, что именно на нем лежит большая доля этой ответственности. Вы согласны с этим или нет?

— Как человек, который очень давно служит в полиции, скажу: есть два вида ответственности — уголовная и политическая и моральная.

Я очень надеюсь, что те люди, которые делают такие гадости в полиции, обязательно будут наказаны. Потому что иначе я просто не представляю как.

Если бы была начальником полиции, я бы конечно, после такого освободилась сама

И есть, конечно, политическая и моральная ответственность. Если вы меня спросите, что сделала бы я, если бы была начальником полиции, я бы конечно, после такого освободилась сама. Если бы я была президентом, я бы требовала от министра, чтобы он реально очистил полицию и освободил всех, начиная с начальника полиции, который допустил такое.

А относительно самого министра. Это уже, наверное, вопрос к президенту. Я не знаю. Когда команда политическая, то они, конечно, должны понести политическую ответственность. Это — мое личное мнение.

— Почему, по вашему мнению, со стороны президента и министра сейчас недостаточно вот таких шагов по ответственности?

— Я не знаю, почему. Наверное, надо спросить их. Если накопились такие моменты и вопрос в украинском (это самое главное, чтобы украинское общество было довольно и полицией, и судом, и прокуратурой) …

Правоохранительная система, которая работает и ориентирована на людей, — это и есть фундамент свободной страны.

Правоохранительную систему надо освободить от политики, иначе всегда будут страдать обычные люди

Еще момент такой. Надо освободить полностью правоохранительную систему от политики, иначе, конечно, всегда будут страдать обычные люди. Это — мое мнение. И я когда шла с должности, тоже об этом говорила. Это — очень важно.

Та же ситуация сейчас в Грузии люди, которые работают в правоохранительной системе, они полностью под одним человеком.

Но я верю в то, что не бывает дел, которые невозможно завершить, и, я думаю, что реформа в Украине может быть завершена в течение следующего года-полутора. То есть я думаю, что политическая конъюнктура дойдет до этого.

— Дело убийства Павла Шеремета. Вы могли видеть начало этого расследования как руководительница на тот момент Национальной полиции. Сейчас оно вышло на финишную прямую. Следите Вы сейчас за этим и какие у Вас впечатления?

— Я следила, но мало знаю нюансов. Я не знаю, какие были доказательства по делу. Поэтому для меня сейчас очень трудно рассуждать о ходе этого расследования, ведь я полной картины не знаю.

Те доказательства, которые есть в суде, они должны быть очень показательны и реально доказывать это убийство, которое произошло.

— И во время президентства Петра Порошенко, и во время президентства Владимира Зеленского министерство МВД возглавляет один и тот же человек. У вас есть объяснение, почему?

— Я не знаю. Я помню еще когда Верховная Рада голосовала за новый Кабмин, были большие обсуждения. Думаю, это назначение, видимо, тоже ответственность президента.

— Что Вы можете сказать о самом Владимира Зеленского?

— Я вижу его как человека новой формации: молодой, который хочет что-то изменить. Я вижу, что у него реально есть шас войти в историю, если направить страну в правильное русло (и правоохранительную систему, и экономику).

Надеюсь, еще есть время. Потому что у нас были очень большие надежды еще в 2015-м, когда мы только все начинали, но потом мотивация ушла (а мотивация всегда идет тогда, когда что-то не доходит до конца). Но я еще надеюсь, что не все потеряно.

— После смены власти в Украине к Вам вообще обращались с предложениями для сотрудничества? Возможно, предлагали вернуться?

— Нет нет. У меня были международные проекты на постсоветском пространстве. Я занимаюсь консалтингом и занимаюсь грузинской политикой. Мы в оппозиции в Грузии. У нас выборы в октябре. Мы готовимся и очень надеемся, что олигарх Иванишвили , который сейчас теневой руководитель страны, после выборов окончательно уже отойдет от власти. Поэтому сейчас у нас очень активные политические процессы.

— А как бы Вы оценили то, что сейчас вернулся в украинскую политику Михаил Саакашвили? Возможно, Вы общались с ним после его назначения? И как Вы относитесь к тому, что это спровоцировало определенный конфликт между грузинской и украинской властью?

— Да, конечно, мы с Михаилом общаемся.

А о том, как повела себя грузинские власти, это конечно стыдно, потому что Грузия и Украина — крупные партнеры, очень велики: мы сидим в одной лодке и у нас один враг, одна цель ( Европа, НАТО ) и мы очень зависим друг от друга.

И через такой политический реванш , который сейчас происходит в Грузии, наша власть сделала просто очень и очень ошибочные шаги, когда отозвали посла, писали какие-то протестные ноты и т.д.

Но, я думаю. что в этом случае повела себя, как по мне, очень нормально и все публичные ответы, как и были и со стороны президента, и со стороны власти, они были довольно дипломатическими.

Я надеюсь, что после смены власти в Грузии, все будет нормально, потому что никто не может разделить украинский и грузинский народы. Тем более, что все грузинское население очень сильно болеет за Украину.

— А что вообще может означать, что Михаила Саакашвили вернули в украинскую политику и реально он может изменить в плане реформ?

— Я очень надеюсь, что он реально усилит команду президента, потому что Грузия после 2003-2004 годов, когда Михеил был у власти, Грузия стала успешной моделью реформирования. Поэтому в Михеила есть видение, он понимает процессы, он реально очень болеет за Украину, очень волнуется. Поэтому я очень надеюсь, что команду, которая сейчас у украинского президента, Саакашвили усилит.

Также я очень надеюсь, что будет жесткая политическая воля у команды перезидента, чтобы что-то реально, а не только формально, изменить в стране. Потому что, я считаю, что мы потеряли очень много времени.

Свободная Украина, цветущая Украина, Украина, которая в Европе — это большая надежда для Грузии.

— Может сейчас, при президентстве Владимира Зеленского, теоретически повториться ситуация с Михаилом Саакашвили, которая была с ним при президентстве Петра Порошенко?

— Я не думаю. Я не очень хорошо знаю нынешнюю украинскую власть, людей, которые сейчас есть, но от своих друзей слышала, что эти люди совершенно другой формации.

Да, я думаю, что в Верховной Раде есть люди, которые не заслуживают там быть, но, мне кажется, что основная команда — они нормальные, новые, понимают, что реформы — исторический шанс для Украины.

Я с надеждой на это все смотрю и очень за это все болею. Потому что сильная Украина — это сильный регион.

— Вы скучаете сейчас по Украине?

— Я постоянно по Киеву, по Украине скучаю. Я приезжаю, уезжаю, но в основном я в Грузии.

Я была удостоена большой чести: служты и для Грузии, и для Украины. И я очень болею за вас, друзья! Вы молодцы!

— Как часто Вы приезжали за эти годы в Украине? И если Вам предложат какую-то должность здесь, согласитесь, вернетесь?

— Я не знаю. Я думаю, что я один раз это уже проходила, когда были обещания, которые, к сожалению, не были выполнены (законодательная база, полная автономия полиции и т.д.)

Конечно, я могу со всеми поговорить, обсудить какие-то вопросы, помогать Украине всячески, если буду удостоена такой чести, но я не думаю и не думала о какой пост.

— Но если Вам ее предложат?

— Сейчас у меня не этот вопрос нет ответа. Но, если честно, я связываю свою судьбу с грузинской политикой и Грузией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *