- Стоит почитать

«Расширение других — тема, которая теперь всем знакома». Юрий Станкевич и Франц Сивко о совместной книге

Недавно в издательстве «Голиаф» вышла книга «Диалог», в которой содержатся две работы: «Люблю ночь — право крыс» (1998) Юрия Станкевича и «Удог» (2001) Франца Сивко.

Обе работы в свое время произвели на меня сильное впечатление, которое не исчезло из памяти и по сей день. Поэтому я не мог пропустить этот повод для публикации, не спрашивая писателей, помимо прочего, о причинах их совместной публикации. Я задал обоим авторам одинаковые вопросы. Оказалось, что-то вроде заочного «диалога» или двух голосов по заданной теме.

— Кому пришла идея опубликовать «Удог» и «Любить ночь — право крыс» под одной обложкой?

Юрий Станкевич: Как-то в разговоре с господином Францем, которого я считаю одним из самых серьезных современных авторов, выяснилось, что проблема и тема мигрантов, их разрушение менталитета и этнической самобытности туземцев — все, что связано с этой темой — не утратило своей остроты. и вот, спустя два десятилетия, когда были написаны «Удог» и «Любовь ночи — право крыс». Наоборот, о чем свидетельствуют события в нашей стране, в Европе и за ее пределами. Так возникла идея опубликовать подобные тематические работы под одной обложкой.

Франц Сивко: Это было совместное решение авторов. И это было основано на гармонии наших взглядов с г-ном Юрием на литературу и ее задачи. И в первую очередь — о превратностях нашего внутреннего общественного строя, об изгибах и метаморфозах национального мировоззрения. По-видимому, в некоторой степени основой совместного проекта была взаимная личная симпатия, хотя мы встречались и разговаривали «вживую» все время только один раз, во время съезда писателей около десяти (если не больше) лет назад.

— Почему, по вашему мнению , эти две работы должны были быть объединены в одном издании? Есть ли у них что-то общее, что оправдывает такую ​​публикацию?

Юрий Станкевич: Общество всегда хотело уничтожить создателя, — говорит, например, известный французский писатель Мишель Уэлбек. Но у него также есть впечатляющие места, болевые точки: вы должны нажать на них — и крик начинается. Возможно, это задача писателя, уверен Уэлбек.

Расширение других — тема, которая теперь всем знакома. Особенно нам, белорусам, которым веками угрожала Орда с Востока. Разрушение нашего единства — преступление. А без национальной идеи у нас будет организационное плато деградации. Страна будет неполноценным государством до тех пор, пока национальный государственный язык, бело-красно-белый флаг, гимн «Мы выйдем по жесткой линии», за что, кстати, ее создатели заплатили своей жизнью, эмблема «Пахония» и исторический Память. «Ильичи» исчезнут. Это главное, а не ворчание и крик об экономике. «Люди, которые знают, ПОЧЕМУ ЖИТЬ, МОГУТ ПРОТИВ ЛЮБОГО КАК», — блестяще отметил известный философ XIX века.

Блестящая работа Франца Сивко и мой роман «Любить ночь — право крыс», которые имели определенный резонанс в обществе, как раз имели что-то общее, ради чего их следует объединить, и поставили вопрос о нас болезненных.

Франц Сивко: Что касается генерала, то он, конечно, нелюбим в определенных кругах нашего общества (и не обязательно только в правительстве или проправительстве, но иногда в совершенно демократической) ориентации обеих сторон на утверждение приоритета национальных ценностей. При всех различиях в подходах к изложению материала и, возможно, некоторых различиях во взглядах авторов на определенные вещи и явления, это сходство не вызывает сомнений. Его присутствие часто подтверждают читатели во время творческих встреч. И тот факт, что предисловие к публикации не нужно было заказывать, и он уже давно был готов для ученого и как бы сознательно ожидал печатания в непосредственной близости от анализируемых в нем работ, просто свидетельствует об этом. Но даже если бы это было не так, разве не хватило бы желания авторов опубликовать совместный сборник, особенно за свой счет? Даже если это были работы совершенно разных жанров и направлений.

— Считаете ли вы свою работу, опубликованную в книге «Диалог», лучшим из того, что вы написали?

Юрий Станкевич: Конечно нет. Возможно, это отличительная форма, но это просто литературный акцент на болевую точку общества, не более.
На мой взгляд, опубликованы мои более значимые вещи: антиутопический роман «Пиявка», например, серия рассказов и т. Д.

Франц Сивко: Подобный вопрос, только с готовым отрицательным ответом на него в подтексте, с которым я сталкивался ранее. Он исходил от беспокойного критика, который, очевидно, хотел положить все свои длинные руки под руку и кому сегодня по праву можно было бы поставить вопрос вместе с подтекстом в связи с недавней публикацией его собственной книги.

Считаю ли я «Удог» моей лучшей работой? Но я думаю. Хотя идеально, конечно, нет. И, на сегодняшний день, вероятно, сделал бы это немного по-другому. Больше, так сказать, экзистенциально-личностный компонент и психология, по словам Гоголя, «позволили», больше облегчило бы характер персонажей. Хотя не факт, конечно, что это будет, все доработки, улучшения, в пользу сюжета.

Что касается Юрия Станкевича, я уверен: это определенно его лучшая работа, несомненная удача. И можно только удивляться, как автор такого уровня, как Станкевич, никогда не был награжден государством или его коллегами. Это было бы возможно, если бы оно не вписывалось в формат, и придумать специальную награду из-за важности творческой работы.

— Вы живете в провинции. Насколько ваше место жительства и / или удаленность от столицы влияет на вас как писателя? Чувствуете ли вы в чем-то свой «провинциализм», то есть отличие писателя от коллег из Минска?

Юрий Станкевич: Лично я не чувствую. Хотя есть плюсы и минусы с обеих сторон. Около 30 лет я жил в Минске, сейчас в Борисове — городе, который мне не нравится и даже однажды назвал в печати «последним местом на Земле». Но это не так важно. Вот мой друг Алесь Пушкин, великий художник европейского уровня, живет в маленьком бобре, что не мешает ему быть в авангарде живописи. В конце концов, многие «гранды» литературы жили в небольших городах: В. Фолкнер, Дж. Апдайк даже Пруст редко вылезал из своей квартиры, где стены были обшиты пробкой.

Я сам редко выезжал за пределы республики. А при большевиках вообще невозможно было выехать за границу. Особенно нравится я — сын репрессированных. Об этом у меня есть рассказ «Песня Ленина».

Франц Сивко: Возможно, место жительства важнее в молодости, в начале творческого пути человека. В конце концов, конечно, из-за ограниченности (или даже отсутствия, как, например, у меня долгое, почти 30-летнее время) творческих контактов и на страницах публикаций найти сложнее, и хотя бы какое-то имя получить нелегко. С другой стороны, хорошо известно, что отсутствие чрезмерно бурной жизни в провинции только способствует творчеству.

В общем, ни для кого не секрет, что в творческой среде гораздо больше места проживания решает корпоративная составляющая. К счастью, не всегда. Здесь, вы видите, два провинциальных автора согласились и опубликовали книгу. И никакой столицы это их указ. Конечно, кто-то будет доволен публикацией, кто-то, наоборот, будет сердито лаять за углом — все будет как обычно.

Так что я не могу считать себя лишенным из-за моего провинциального вида на жительство. Молодые люди, живущие в провинции, столичным знаменитостям через одни и те же социальные сети не советуют слишком много. Ведь и некрасиво, и ненадежно. Сколько один уважаемый Витебском поэт внес в популяризацию творчества знаменитого Евтушенко, и он посетил город и, вместо того, чтобы благодарить благодетеля, плюнул на публику — сделал вид, что не знает.

— Насколько вы интересны в современной белорусской литературе? Кого из ваших современников вы читаете? Вы читали что-нибудь стоящее в последнее время вслух?

Юрий Станкевич: Конечно, интересно. Есть несколько молодых авторов, которых мало, но они знают реальную жизнь, следуя национальной идее. Но в литературе есть ряд «кружевных» произведений, довольно игриво оформленных, иногда даже читаемых, но лишенных героического начала и глубины, где преобладает рефлексивная эстетика, не более того. Есть и литпена вообще.

Франц Сивко: Я не большой знаток новейшей национальной литературы, но я стараюсь быть в курсе вещей. По крайней мере, то, что печатается в журналах, я просматриваю обязательно. Чаще всего из определенного времени — я смотрю, потому что чтение, особенно чистая художественная литература, и даже такие часто неопрятные, что-то «не работает», по-видимому, «перекармливало» себя в одно время чтением книг, вызывая аллергию на печатные материалы. Или, может быть, более двух десятилетий в педагогике отняли силы …

Тогда я читаю в основном переписку, дневники и мемуары. Тянет на простое, понятно. Он только что закончил частично изучать дневники людей из окружения Льва Толстого. Я просмотрел дневниковые записи Барадулина. Перечитайте переписку Зоски Верас. С нехарактерной настойчивостью на сегодняшний день (вероятно, потому, что он родился в Друя, которая является одним из адресов книги), он перечитал мемуары Александра Надсона о отцах-Марианцах. И теперь, вместо того, чтобы читать современников, я читаю, так сказать, отступников, письма Плиния Младшего.

— Над чем вы работаете сейчас?

Юрий Станкевич: Год назад я начал работать над новым романом, который, надеюсь, когда-нибудь закончу. Ну и на заказ. В конце концов, общая катастрофа (пандемия), которая особенно затронула Беларусь, вносит коррективы в жизнь. Литература отходит на второй план.

Франц Сивко: Исключительно над собой и над своими прекрасными недостатками. Здесь работа незакончена. Вы хотите быть добрее — но это не всегда срабатывает, эгоизм, приобретенный за годы существования в творческой сфере, мешает. Возраст не позволяет выглядеть солиднее. Если говорить о творчестве, я ни над чем не работаю. Я отправил историю Глаголам в конце прошлого года и больше не пишу. И не хочу и от недостатка желания или, между прочим, не страдаю. Подход Маэма близок к моему: нечего сказать — заткнись. Мир не без добрых людей: вы смотрите, и теперь кто-то приходит к вам. И пусть, и слава Богу.

«Стоит» — это субъективный обзор событий в литературе и, в более широком смысле, в искусстве и культуре. Мнения передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *