- Политика

Сергей Притула об ордене от Зеленского, «Квартал 95» во власти и «одиозного» Саакашвили

Он не подтверждает свой поход в мэры Киева, но если пойдет, возьмет в свою команду не «Вар’яти-шоу», а специалистов. Опыт Владимира Зеленского, который по его мнению перезагрузил власть «Кварталом 95», он обещает не повторять. В то же время отмечает, что Зеленский не зря на Банковой потолстел — значит на посту президента не бездельничает, имея мало времени для тренажеров. Одной из главных проблем Украины он видит тотальное влияние олигархов, которые даже эпидемии коронавируса используют себе на пользу. И этому не слишком сопротивляется Зеленский, хотя и обещал бороться с кланами. В то же время он считает Михаила Саакашвили, который снова получил должность в Украине, «одиозным», а партию «Голос» без Святослава Вакарчука во главе перспективной. Шоумен Сергей Притула дал политическое интервью Радио Свобода.

Александр Лащенко: Эпидемия, коронавирус и так далее. Вы признавались в одном интервью, когда только начиналось это все в Украине (все эти ограничения), что наконец задолго можете выспаться. А ходит легенда, а, возможно, и правда (сейчас вы Радио Свобода опровергнете или подтвердите), что вы в разгар съемок вообще не едите. Так вы и поесть могли? За вами, правда, месяц прошел, и не скажешь особо. Признавайтесь, господин Притула.

— Откровенно, у меня такой бзик. Назовем это так. Я действительно не питаюсь на съемках. Обычно съемочный день, смена длится с девяти утра, когда ты приезжаешь в павильон, и заканчивается в зависимости от того, как активно работаем — 22:00, 23:00, 1:00, 2:00. Как когда. Конечно, это не очень хорошо для организма — держать его на голодном пайке. Но я уже давно заметил. Продолжается первая съемка программы — это порядка 4, 4,5 часа. Затем перерыв. Затем еще одна съемка. В среднем мы пишем всегда по разным проектах, которые я веду, две программы в один день. Если я умудряюсь пообедать в перерыве между двумя съемками, вторая съемка у меня происходит гораздо хуже, потому что я автоматически хочу спать. И я не могу работать в кадре с полным желудком — я становлюсь каким-то ленивым. Поэтому для себя я выбрал такую ​​систему работы, когда какой-то неделю съемок, полтора, два надо немножечко походить голодным.

В начале карантина, когда мы все дома сидели, я как-то так, извините, дорвался до холодильника

Сейчас действительно, вы правильно все подметили, в начале карантина, когда мы все сели дома сидеть, я как-то так, извините, дорвался до холодильника. Через пару недель я посмотрел на себя, стал на весы и понял, что надо с этим что-то делать. И я это уже успешно полтора месяца делаю. По крайней мере стараюсь держать себя в тонусе. В домашних условиях возобновил занятия спортом.

Раньше просто не позволяла нога сломана. Но в последнее время она меньше беспокоит. Поэтому и я в принципе стараюсь вести здоровый образ жизни как в плане спорта, так и питания.

— Это мой следующий вопрос. Действительно результаты его. Уже не просто год, как он выиграл во втором туре. Уже год, как он на Банковой работает. Там дело не в его внешнем виде. Мы сейчас оцениваем его как политика. Какова ваша оценка? Вы ведь тоже политик, можно сказать.

— Судя по социологии, рейтингов поддержки президента, то людям нравится, основной массе, которая до сих пор выражает доверие президенту.

— Одна из свежих событий уже. Именно во время пребывания Зеленского на должности — пожалуй, одна из ключевых событий его президентства, по мнению некоторых обозревателей. Верховная Рада не сразу, это очень трудно далось, приняла так называемый «антиколомойський» закон.

Вы прекрасно знаете, о чем идет речь. Хотя постоянно Зеленскому его оппоненты, Петр Порошенко тоже как раз год назад в разгар избирательной кампании упрекали, что, мол, Зеленский — «марионетка Коломойского». Не совсем так значит, не «марионетка»? Правда, еще КСУ может отменить закон. Но это уже отдельный вопрос.

Зеленский решил не сидеть на шпагате, а сделать единственно правильный выбор

— Я не думаю, что КСУ состоит из самоубийц, откровенно говоря. Я думаю, что никто этот закон не завернет. Владимир Зеленский, на мой взгляд, действительно был в достаточно сложной ситуации, будучи человеком независимым как бизнесмен, хотя имея, конечно, какие-то коммерческие, пожалуй, отношения и обязательства с Игорем Коломойским. Ему было очень трудно отбиться от тех ярлыков, которые на него нацепили во время предвыборной кампании. Хотя здесь, откровенно, ему нечему обижаться на своих политических оппонентов. Потому что на своего главного политического конкурента в предвыборной президентской гонке «Зе! Команда» нацепляли так же достаточное количество ярлыков. Поэтому я думаю, что в какой-то момент Владимир Зеленский решил не сидеть на шпагате, а сделать единственно правильный выбор. А единственно правильный выбор в тех условиях, в которых сейчас находится украинская экономика и наш бюджет, в котором появилась огромная дыра — это, конечно, продолжение кредитной линии МВФ, без которой всем сознании экономистам понятно, что страна окажется в очень-очень трудной ситуации.

Конечно, есть определенные политики и даже внутри фракции «Слуга народа», которые озвучивают мнение, более выгодную господину Коломойскому, что, мол, ничего страшного не случится, если Украина станет банкротом, если Украина, вернее, объявит дефолт. Но я рад, что многие трезвых умов в окружении президента и, собственно, ему самому хватило мужества для того, чтобы не играть с огнем.

— Почему я акцентирую на этом внимание? Об Украине постоянно говорили, что даже несмотря на все события, даже несмотря на войну (которая, кстати, не прекращается во время коронавируса), конечно, война, развязанная Россией — это проблема для Украины №1, а вторая проблема по остроте все эти годы при Зеленскому, при Порошенко, при Кучме, при Януковиче — олигархат «правит бал». Вы согласны с этим? Если это так, то при Зеленскому, хоть немного, отступить от этого получается? Чтобы не каждый олигарх был президентом страны, а каждый гражданин, как призывал Зеленский с трибуны Верховной Рады, держа булаву?

— Мне кажется, что очень сложно разрушить ту систему влияний и рычагов, в свое время начал Леонид Кучма, который был неким «третейским судьей» между различными кланами, держа руку на пульсе ситуации и не давая возможности вырваться в держателя контрольного пакета акций, назовем это так. Кучме так или иначе это удавалось. Но по себе он оставил эту систему, с которой теперь каждый правитель Украины играет по-своему.

Я не могу отрицать того факта, что олигархи имеют тотальное влияние на политическую систему страны

Я не могу отрицать того факта, что олигархи имеют, конечно, тотальное влияние на политическую систему страны. И выглядит то немножко …, когда президент, как, собственно, и те политики, когда шли на прошлых президентских или парламентских выборах, говорил, что мы в тот или иным образом будем бороться с олигархами, а затем в начале эпидемии коронавируса в нас все олигархи стали чуть ли не главными «спасателями» по ряду регионов. Их назначили «старшими» «разруливать» вопросы обеспечения больниц, контролировать какие-то финансовые потоки, делать закупки и тому подобное. То есть, с одной стороны, мы как бы боремся с олигархами, а с другой стороны, мы, давая им еще и такие полномочия, раз подчеркиваем, что без них якобы некуда. И я, честно, был этим очень расстроен. Потому что вместо того, чтобы цементировать государственные институты, вместо того, чтобы давать чиновникам на местах по президентской вертикали или в смысле местного самоуправления, больше возможностей оперативно решать проблемные вопросы, мы просто идем по пути наименьшего сопротивления. Как «мы»? Не я с вами лично, а государство Украина в виде тех политиков и чиновников, которые сейчас ее возглавляют. То есть опять такое будто никуда без этих олигархов.

С другой стороны, несколько примеров из истории уже нынешней независимой Украины все же доказывают четко, что олигархи не всегда решают вопросы, не всегда имеют возможность «править бал

— К примеру?

— К примеру? Я могу сказать, как минимум, два пролета влиятельных, очень богатых политических структур. Например, блока «Не так!» в 2006 году во главе с Медведчуком, Шуфричем, Бойко, Кравчуком, наконец. То есть достаточно влиятельная когорта был человек, финансово максимально обеспечена, плюс с достаточным чувством кремлевских стен за спиной, и пролетели мимо. Потому что украинский избиратель им на выборах дал 1,1% голосов.

То же самое касается пролета Натальи Королевской с ее «Вперед, Украина!». Ее спасли ни десятки миллионов долларов вбухано в собственно предвыборную кампанию, ни даже добавления Андрея Николаевича Шевченко в партийный список, который, как бы там не было, был и остается «иконой» футбола в Украине с огромной армией поклонников. Это, как минимум, два таких избирательные моменты.

И пружинка очень резко исправляется и выбрасывает за пределы Украины огромное количество чиновников, которые сейчас где-то там кантуются по Ростову и Москвой

Во-вторых, революции, которые в Украине вспыхивали, то есть оранжевая революция, Революция достоинства, как одна, так и вторая четко показывали, что каким ты не был бы олигархом, какая у тебя за спиной не стояла бы репрессивная машина, если общество, активная его часть, возможно, это не самый большой процент населения Украины, а так оно откровенно и есть, если общество все-таки считает, что его прижимают, как пружинку, то и пружинка очень резко исправляется и выбрасывает за пределы Украины огромное количество чиновников, которые сейчас где-то там кантуются по Ростову и Москве.

— Сергей, сейчас 2020. Опять же война уже 6 лет продолжается, развязанная Россией. Коронавирус — как стихло, сейчас люди расслабились. Вы, наверное, сами это видели. Уже и пробки по Киеву, и так далее. Будто Украина обошла судьба Италии, Испании, США по развертыванию этой эпидемии. Будто. Здесь никакие прогнозы нельзя делать. Но экономически точно яма такая, что … В любой стране. Никто же не обошел этой сложной ситуации. А Украина — бедное государство Европы, по мнению экспертов. Даже беднее Молдову, например. Что дальше? Пожалуй, коронавирус будет наименьшим злом, чем потом экономические последствия. Вы согласны с этим? И политические тоже.

— Опять же я выскажу свое субъективное мнение, без претензий на истину в последней инстанции. Но имея немного информации, которая есть в принципе в широком доступе, было понятно, что и до начала карантина у нас назревали довольно серьезные проблемы экономические, которые были связаны прежде всего с более чем полугодовым падением промышленного производства. Это во-первых. Во-вторых, у нас серьезно падали поступления со стороны таможни. У нас в апреле начиналась вторая очередь медицинской реформы, которая так же нуждалась в определенных финансовых пертрубаций, скажем так. И поэтому было понятно, что так или иначе проблемы будут летом. Вопрос только стояло: насколько серьезны? И коронавирус, конечно, их приумножил.

Но мне кажется, что мы могли бы потенциально этого избежать или оптимизировать эти проблемы и уменьшить падение, если бы мы хорошо поработали предварительно с иностранными инвестициями и во времена предыдущей власти, я имею в виду президента Порошенко и правительство Гройсмана, и во времена молодого кабмина Гончарука . Потому что если вы пообщаетесь с иностранными бизнесменами, все же решаются работать Украину … Я в частности общался несколько месяцев назад с Энди Гундер, представителем Американской торговой палаты в Украине. По опросам иностранных бизнесменов, ситуация выглядит следующим образом. Они не хотят инвестировать в Украину не потому, что у нас идет война. простите, в Израиле она …

Война не мешает получать Израиля столько инвестиций, нам еще плакать и плакать

— … 70 лет идет в Израиле …

— … да. И это не мешает получать Израиля столько инвестиций, нам еще плакать и плакать.

А самая большая проблема — это несостоятельность судебной системы, судопроизводства Украины. Бизнесмены боятся вкладывать сюда средства, так как в них нет никакой гарантии, что завтра они просто с ними попрощаются. Такие случаи даже в столице мы видели, когда одни люди инвестируют, например, в строительство торгово-развлекательного центра, а другие люди его «отжимают», а затем 9 лет идут суды для того, чтобы вернуть бизнес своему владельцу.

На втором месте идет коррупционная составляющая. А там дальше идут какие-то другие моменты. Поэтому мы просто пожинаем плоды того, что сеялось ранее

— Победа Зеленского … Можно по-разному к нему относиться, конечно, но огромный кредит доверия он получил. И многие говорили, что это такое перезагрузки Украины. Все эти элиты — левые, условно правые, условно … Хотя какая там идеология у политических сил Украины? Они ее могут менять не один раз на 180 градусов. Это был такой момент, что люди показали, что они хотят полностью перезагрузить Украины. Прошел год. И мы сейчас с вами говорим, несмотря на принятие этого же «антиколомойського» закона, сами вы признаете: и суды так, как они сейчас работают уже при Зеленскому, уже не при «папередниках», и те же олигархи, и все остальное. То есть ничего в Украине не меняется. То есть она дальше идет ко дну. Монополизм и так далее. Нет? Так неправильно говорить?

— Медаль имеет две стороны. С одной стороны, и люди в принципе … Состоялось перезагрузки политической системы, состоялись первый раз такие выборы, когда появилась монобильшисть в парламенте. Действительно был шанс у президента, имея полноту своих обязательств, имея свой силовой блок, имея большинство в парламенте, свой кабмин, немножко оперативнее решать те или иные вопросы. С другой стороны, мы видим, что там, где были недостатки в кадровой политике Петра Порошенко, который окружил себя определенной частью людей, которые были близки к нему в той или в иной степени, друзья, какое кумовство …

— … «дорогие друзья». Знаем это выражение Виктора Ющенко еще.

Петр Порошенко был «любый друзь» в команде Виктора Ющенко

— Петр Порошенко был «любый друзь» в команде Виктора Ющенко.

Так, перезагрузки произошло. Сейчас вместо всех этих людей мы видим на должностях работников структуры «Квартал 95». Я не знаю, это то перезагрузка, которое хотели избиратели президента Зеленского и партии «Слуга народа».

Плюс перезагрузки то вроде как произошло, но потом произошел опять же откат назад. Потому что, если мы сейчас посмотрим на большое количество людей на тех или иных должностях, то извиняюсь, но Максим Степанов, настоящее глава Минздрава, все же был руководителем Одесской ОГА во времена Порошенко. Где и как они закончили свои отношения — это уже третий вопрос. Но факт остается фактом. Айварас (Абромавичус — ред), который работал в правительстве Гройсмана, сейчас работает в «Укроборонпроме». Саакашвили …

— … да. Сначала тогда друг Порошенко, а потом враг.

Я все-таки хотел бы посоветовать тем, кто принимает решения, в Офисе президента, возвращать не только таких одиозных персонажей, как Саакашвили, но и Лана Зеркаль

— … но все-таки он здесь появился с легкой руки Петра Порошенко. Сейчас он в «Зе! Команде». И таких случаев на самом деле очень много.

Если это какая-то стратегия, то я все-таки хотел бы посоветовать тем, кто принимает решения, в Офисе президента, возможно, или в его окружении, возвращать не только таких одиозных персонажей, как Саакашвили, но и вернуть на должность, например, Лана Зеркаль, которая роскошно выбивала почву из-под ног россиян в Гаагском суде. Но кто же я, сидя перед мандарином, чтобы указывать о кадровой политике?

— Сейчас о Саакашвили. Хотя это интересное ответвление темы. Я хочу завершить все-таки тему именно Зеленского. Вы не раз признавали, что вы знакомы лет 20 с Владимиром Зеленским, еще задолго до его пика популярности как шоумена. Вы с ним общаетесь, уж как он стал президентом? Знаю случай, что вы после вашего обращения в фейсбук говорили по телефону с президентом Зеленским в декабре прошлого года по активиста, которому угрожали по поводу протестов против строительства в Протасовом Яру в Киеве. Так, был один такой факт. Еще были такие случаи?

— Нет. Телефонный разговор был только один раз. Больше ни телефоном, ни лично мы с Владимиром Зеленским не общались.

— Кстати, вас же же орденом наградили в декабре прошлого года «За заслуги» третьей степени. Не только вам. Там 25 волонтеров. Тот же, например, господин Дайнега, другие. Было какое-то вручения? Можете рассказать? Вы орденоносцем стали?

— Нет.

— У вас много титулов, много подписчиков. В частности, в ютубе вы не успели завести страницу свою месяц назад, уже во время карантина, и у вас уже 70000 подписчиков.

Но вы, насколько я знаю, не имеете никаких званий — ни народного артиста, ни заслуженного артиста, лауреата государственных премий. Уже давно ведется эта дискуссия, от этих премий, наград именно художникам (политиканы разные, кто их там не получал!) Давно пора отказаться. Вы согласны с этим или нет?

— Не в полной мере, откровенно говоря. Не то, что у меня не было каких-то почетных званий, которыми я горжусь, хотя появились они все не по доброй причины. Года 4 назад мне была присвоена негосударственная награда — Народный герой Украины. Это награда, которая, собственно, обществом кажется волонтерами людям с волонтерского среды, людям с военной среды. Это во-первых.

Во-вторых, действительно прошлого года 5 декабря, на День волонтера, президент подписал приказ о награждении меня орденом. Вы, кстати, первый, кто об этом спросили. Я не знаю, как выглядит просто эта процедура. Это уже прошло почти полгода, 5 месяцев.

— Так что — вы вообще отказались от этого ордена «За заслуги»? Вы не знали даже?

Конечно, я порадовался, прослезился

— Мне написали смс друзья. Я как раз ехал в автомобиле со Светлодарск дуги. Я спускался в Карловку. На День волонтера я как раз был в волонтерской поездке по нескольким подразделениям в зоне ООС. Я был за рулем. У меня начал мигать экран телефона. Я не имел как читать, так как уже было очень темно. И дороги там не очень, откровенно. Я приехал в Карловку, пришел к ребятам с аэроразведка и только тогда уже открыл телефон и прочитал, что подписан указ о моем награждении. Конечно, я порадовался, слезу пустил. Наконец государство обратило внимание на какие-то мои волонтерские потуги.

Но после того больше ничего не произошло. После этого мне никто не звонил и не говорил: Сергей Дмитриевич, наденьте красивый костюм, пробейте вот здесь дырочку — мы вам что-то там вчепимо. Нет. Он, видимо, где-то лежит или в Офисе президента, или в любом другом аппарате. Возможно, им кто-то любуется. Может, его кто-то …

— … может, карантин мешает также? Официальное вручение. Да? Кто знает…

— Честно? Я не знаю. Но это немного смешно, если честно.

— Ну, вы не отказались бы, если бы вам официально пришло приглашение на вручение? Пришли бы к Мариинскому дворцу? Где там это все происходит …

— Да, конечно, пришел бы. Мне, откровенно, неважно фамилию человека, который подписала бы этот приказ. Потому что это все-таки государственная награда. И мне действительно кажется, что последние 6 лет своей жизни я провел не зря. Если мне не дали бы этот орден, я так же руки не заламывал бы. Но уже раз дали, то я пришел бы обязательно. Потому что уже потом, держа седым дедом внуков на коленях, я давал бы им возможность этим орденом играть. Так же, как я в возрасте 6, 8, 10, 12 лет играл медалями и орденом своего деда Василия Михайловича Будасюка, который воевал во Вторую мировую.

Я работаю в немного другой области. Я в шоубизнесе. Это коммерческая история

Но я все-таки вернулся к вопросу, надо эти заслуженные артисты надо эти народные артисты? Смотрите, я работаю немножко другой области. Я в шоубизнесе. Это коммерческая история. То, что я делаю, я называю коммерческий юмор, в конце концов. И поэтому, наверное, для людей моего рода и людей, которые работают в несколько иной системе координат, чем традиционная эстрада или какие-то художественные самодеятельные коллективы, или театральное искусство, для нас действительно такие награды, видимо, не являются существенными. Нам хватает признание аудитории, признание нашей публики. Но я все-таки думаю, что для человека, который служит 30 лет в провинциальном театре, подобные награды — это важно. И поэтому я не хочу быть каким-то негодяем, который скажет: нет, давайте все это порубим, потому что это никому не нужно. Если оно есть, значит, это кому-то важно.

Вопрос только заключается в следующем: кто и как распределяет эти звания, насколько это распределение и присвоение этих званий действительно соответствуют заслугам тех людей? Потому что мы с вами помним, как при Януковиче дали народного артиста каком … По-моему, Олег его звали. Чувак какой-то шансон поет. Такой дурдом, откровенно говоря. Там ни художественной составляющей не было, ни какого-то голоса, которым можно было бы увлечься, ни смысла в текстах. Просто человек, который, очевидно, мне так кажется, время от времени на корпоративах заводила какую-то песенку, от которой Виктор Федорович мог пустить какую-то слезу, вот так с «барского плеча» и получила какие-то награды.

— Как говорится, «Человеки хороший» — в этой среде. Почему бы и не «отметить»?

— Обычно они нивелируют стоимость и смысл такой награды.

— Сергей, еще важный момент. По самое волонтеров, а вы очень активное участие с самого начала российской агрессии в 2014 году берете в поддержке волонтерского движения, украинских воинов. Вот вы сказали, что вы как представитель коммерческого юмора. Вы не просто, вы свою гражданскую позицию, вы никогда ее не скрываете. В этой связи именно у волонтеров, в этой среде отношения с нынешним президентом Украины Владимиром Зеленским очень непростые. Та же Маруся Зверобой. Не буду напоминать другие фамилии, называть. С другой стороны, вот эти награды. 25 человек тогда Зеленский отметил наградами, это уже не Порошенко был.

Как вы считаете, здесь нет такого конфликта, активная часть общества, которая действительно и на фронте была, и своей жизнью рисковала и рискует еще, они очень негативно относятся к действующему главе украинского государства. Здесь есть проблема? Или вы ее не видите?

— Я считаю, что вот эту вашу тезис о негативном отношении активной части общества, в частности волонтеров, нужно ….

— … некоторых из них …

— … рассматривать в каждом индивидуальном случае. Потому что нельзя всех чесать под одну гребенку. И у каждого, наверное, есть свои какие-то отношения или с президентом, или с его офисом по решению тех или иных проблем, которые беспокоят волонтерское среду. Однозначно, что не все волонтеры плохо относятся к Зеленского. И наличие Давида Арахамия во фракции, которую он возглавляет, и в списках «Слуги народа» это тому подтверждение. Это во-первых.

Во-вторых, например, Виталий Дейнега получал орден как из рук президента Порошенко, так и из рук президента Зеленского. Пожалуй, из рук еще не получил второй. А, может, и получил, просто мне не сказал. Хотя надо перезвонить Тарасу Тополя из группы «Антитела» — может, ему уже вручили, а я просто сижу и не в курсе.

Есть много волонтеров и активистов, сейчас потихоньку начинают всерьез сердиться на президента через топтание на месте

Нет, конечно, и в моем окружении коллеги-волонтеры, которые имеют определенные претензии к президенту. В частности это волонтеры-активисты. Потому что обычно они не только волонтеры, но и волонтерами на армию, но и занимаются другими проблемными участками формирования гражданского среды в Украине. Есть много волонтеров и активистов, сейчас потихоньку начинают всерьез сердиться на президента через топтание на месте, более того, откат дела Екатерины Гандзюк. Это, действительно, какой-то такой очень непонятный кейс, который развивался, развивался, развивался, а потом — раз и что-то случилось и дело разваливается на глазах. Поэтому вот такие моменты, конечно, имеют место.

Но я не готов говорить от всего волонтерского движения, потому что он очень разношерстный. Даже среди волонтеров есть люди, которые между собой не общаются. И это продолжается с того же 2014 или 2015 года.

— Я все же перехожу к теме вашего возможного мэрства. Вас постоянно ставят как потенциального кандидата, потенциального соперника Виталия Кличко. Там разные фамилии. И тот же Пальчевский, и Шевченко, бывший медиаменеджер, сейчас депутат.Ось эта амбиция у вас есть, когда выставиться как кандидат в мэры столицы Украины? Или это для вас маловероятно?

Почему журналисты, инициируя эти вопросы, останавливаются только на таком вопросе: ты будешь мэром, хочешь быть мэром, ты пойдешь в мэры?

— Давайте не путать амбиции с реа