- Сергей Абламейко

Выдающиеся врачи Беларуси: Саломея Русецкая — авантюрист или педагог?

До второй половины девятнадцатого века женщинам очень редко удавалось попасть в университеты, известные единичные случаи, в основном в Италии. Соответственно, до этого не было сертифицированных врачей-женщин.

Но доктора были самоучками. И одним из самых известных в Европе был наш соотечественник Саломе Русецкая, во втором браке Пилштынова.

Она родилась в Навахрудакском крае в 1718 году в семье бюргера Евгения Русецкого. Она была замужем, когда ей было менее 14 лет, на немецкого офтальмолога Якуба Гальпира. Этот брак также определил дальнейший образ жизни Саломеи и ее род занятий.

Она была очень способна к науке и языкам. Очень скоро Саломея научилась у мужа ухаживать за глазами. Они жили в Стамбуле, столице Османской империи. Там плененный итальянский доктор преподавал Саломе латынь и науку написания рецептов, и передал ей свои медицинские книги и сборник рецептур.

После смерти мужа Саломея начала зарабатывать на жизнь, обрабатывая сначала глаза, а затем остальные органы.

Но сказать так о ее жизни — значит ничего не сказать. Это был не просто доктор. Она была безудержной путешественницей, авантюристкой, предпринимательницей, писательницей. События ее жизни длились бы несколько жизней.

Она служила и лечила при дворе русской императрицы Анны Ивановны, встречалась с ней и другими тогдашними монархами и аристократами, имела аудиенции у императора Священной Римской империи Карла VI, прусского короля Фридриха II, служила в Радзивиллах в Потоцких. Она занималась медициной в Санкт-Петербурге, Вене, Стамбуле, Львове, Киеве, Каменце-Подольском, Яссах и других городах.

Она зарабатывала деньги выкупом заключенных, за что впоследствии она брала деньги у их родственников. Однажды, купив несколько австрийских офицеров из турецкого плена, она вышла замуж за одного из них, словенка по национальности.

Она ярко описала события своей жизни в биографическом романе «Приключения моей жизни», написанном в 1760 году в Стамбуле на польском языке с большой примесью белорусского языка. Это роман эпохи барокко с многословными названиями и описаниями.

Например, одна из глав начинается с настоящей фразы в стиле барокко:

«Описание дороги в Иерусалим; Я, по милости Божьей, зная об этом, хочу правдиво описать легкость путешествия в Иерусалим ».

В романе Саломеи много искренности. Она не скрывает предательства своего мужа, рассказывает о своих любовниках и о том, как они ее использовали и даже ограбили, поскольку один из них убил ее сына, заперев мальчика в холодном погребе. Но меня привлекают другие вещи в романе.

Например, было интересно почитать, как она выкупила у русских пленных знатных турецких рабов и провела их через Ревель. Там она осталась на ночь в таверне. Старая дева, уроженка Вильнюса, услышала, как Саломея разговаривает со своими слугами, выучила их родной язык и предупредила путешественников, что их собираются ограбить и убить. Национальная солидарность спасла Саломею жизнь

В другом месте Саломея рассказывает о нравах немцев и австрийцев и сравнивает их с нравами народов Содружества и России. И он приходит к выводу, что поляки и россияне ближе к белорусам, а немцы скупы и экономят на всем. Например, зажечь в печи, и как только она немного прогреется, сразу вытащить обратно дрова и погасить их.

В течение ее жизни Саломея была неоднократно захвачена незнакомцами, хитро освобождена или сбежала, случилось так, что ее сын выкупил ее. Она была одета в мужскую одежду, работала в гареме на турецком пастбище, прорвалась через сани через границу, оделась как благородная дама, ворвалась во дворец королевских сановников и выпила целые бутылки своего лекарства, чтобы убедить пациентов, что это не яд.

Сын Саломеи Станислав был дипломатом Содружества, а его внук Винсент стал русским генералом и принимал участие в Крымской войне.

Историк белорусской медицины Валентин Грицкевич утверждал, что белорусский врач Саломея Русецкая (Пильштынова) не уступала знаменитым европейским искателям приключений XVIII века — Сен-Жермену, Казанову, Калиольестуру или белорусской карте.

Но это не главное в ее судьбе и наследии. Ее роман богат точными наблюдениями за бытом и обычаями разных народов Европы, сопоставлением их культур и психологии, географическими описаниями. Удивляет искренняя привязанность и сочувствие, с которыми она описывает другие страны и их жителей. Это свидетельствует о его естественной демократии.

И все это она создала на тогдашнем литературном языке Беларуси, а потому в первую очередь для наших предков. Поэтому мы можем по праву назвать ее выдающимся белорусским просветителем XVIII века.

Мнения, выраженные в блогах, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *