- Донбас

Пять лет в плену боевиков. История Олега Шевандин

(Печатаем на языке оригинала)

Пока истории одних пленников группировок «ЛДНР» давно известны общественности, информацию о других украинца, незаконно удерживаемых в ОРДЛО, приходится собирать по крупицам.

Лариса Шевандин ищет своего супруга Олега уже больше пяти лет. Его, известного спортсмена, президента Федерации ушу в Донецкой области, похитили в родном Дебальцево весной 2015 года. За это время женщина провела не одно собственное расследование, обращалась, как в официальные органы украинской власти, так и к так называемым «руководителям» группировки «ДНР», и даже добилась, чтоб нашли автомобиль мужа. Однако в нем самом до сих пор ничего неизвестно. Олег Шевандин есть в списках на обмен, но официально считается пропавшей без вести.

Ниже — монолог Ларисы Шевандиной. Новости о том, как важно на войне НЕ терять веру.

«Мне нужно искать помощь?»

«Когда начались боевые действия, мы с мужем и сыном выехали на подконтрольную Украине территорию. Вывезлы также родителей. Как и тысячи других людей, бросили в Дебальцево все, что было. Весь семейный бизнес остался на неподконтрольной территории: он был «отжать» или разрушен. А еще во время Дебальцевский котла в нашу квартиру попал снаряд «Града», квартиры родителей также пострадали во время обстрелов.

30 апреля 2015 года нам позвонили родственники из Харьковской области, и сообщилы, что отправили маму супруга обратно в Дебальцево. Процесс нельзя было остановить — мама уже была в дороге. Поэтому нам пришлось вернуться в Дебальцево.

В город заехали поздним вечером, в квартиры добрались уже после так называемого комендантский часа. На «военном» блокпосту группировки «ДНР», який был возле нашего дома, боевики с особым пристрастием осматривалы машину, задавали много вопросов. Это было тревожно, но нам уже некуда было деваться.

Мы переночевалы в нашей полуразрушенной квартире, а утром муж стал будит меня, чтоб ехать к маме в другой район города. Но я плохо себя чувствовала, и Олег уехал один. Когда проснулась — начала звонить мужу на мобильный, но телефону не отвечал. Дозвонилась спустя несколько часов — супруг сказал, что занят и быть не может говорит, но я поняла, что он в беде. К вечеру ему еще раз дали ответит на звонок: «Мне нужно искать помощь?» -спросила. Он ответил: «Да».

К вечеру ему еще раз дали ответит на звонок: «Мне нужно искать помощь?» -спросила. Он ответил: «Да»

Мы познакомились, когда мне было 15 лет. На момент похищения мужу был 51 год. То есть, вместе мы большую части жизни. Никогда надолго НЕ расставались — все делали вместе. Лучше меня его никто не знал. Так что я сразу поняла, что Олег попал в настоящую беду, а не просто в какую-то передрягу — он бы не стала говорит, что нужна помощь, если бы мог справится сам.

Я была в отчаяние. Одна в разрушенной квартире. Без понимания, куда бежать и что делать. Пошла в так называемую «прокуратуре»: Из Донецка приехал представитель «генеральной прокуратуры« ДНР », який принял мое заявление в похищение мужа и автомобиля. Он вызвали так называемого «военного коменданта города», який сообщил, что мужа задержали боевики из «7-й бригады ДНР».

Свидетели видели, что Олега похитили люди в масках: надели ему мешок на голову и увезли вместе с автомобилем. «Военный комендант» сказал, что наша машина находится на территории «штаба 7-й бригады ДНР». Мы даже приехали вместе с ним и сотрудниками прокуратуры в штаб этого подразделения группировки «ДНР». Мужа там ни было, зато был наш автомобиль — внедорожник Toyota. Люди в штабе «7-й бригады» сказали, что «Шевандин был у нас сегодня утром, его увезли в Донецк люди в масках». А потом добавили, что в машине, Якобы, нашли какие-то флешки и карты Луганской области. Звучали фразы, мол, мы и сами не знали, кого Задерживайте, а здесь оказался разведчик, работающий в интересах Украины. Наша семья НЕ скрывала проукраинские взгляды, но я точно знаю, что обвинения боевиков НЕ соответствуют действительности. Олег не собирался в Луганскую область, И не было у него никаких флешек.

Боевики также сказали, что мужа увезли в Донецк люди в масках, а машина останется на территории их базы, пока «командир бригады с позывным« Заря «не распорядится вернуть ее.

Пять лет без новостей

После похищения мужа я, без преувеличена, провела несколько собственных расследований. Мне пришлось общаться практически со всей верхушкой группировки «ДНР»: одни из боевиков относились нормально и даже сами говорили, что это откровенный криминал, другие — не очень шли на контакт, и только делали вид, что занимаются моим делом.

Мне сказали, что мой «муж шпион, який сотрудничал со спецслужбами Украины и им занимается« МГБ ». Позже вместо «МГБ» сами же боевики стали называть ФСБ

Мне сказали, что мой «муж шпион, який сотрудничал со спецслужбами Украины и им занимается« МГБ ». Позже вместо «МГБ» сами же боевики стали называть ФСБ.

Когда мы второй раз приехали на базу «7-й бригады», машины уже НЕ было. Но мне тогда казалось: если найти наш внедорожник, то можно будет найти и жена. Все-таки там могут быть какие-то зацепку, машина — первая улика.

Спустя час после похищения, в мае 2016-го, мне позвонили из «военной прокуратуры« ДНР »и сообщилы, что нашу Тойоту нашли на границе с Россией. В автомобиле была семейная пара, которая признала, что пыталась покинуть неподконтрольную Украине территорию, а машину купила у одного из боевиков.

Знаете, я бы верила в нашу систему правосудия, ЕСЛИ БЫ НЕ выяснилось также, что в задержанных на руках был поддельны техпаспорт, выданный сотрудниками МВД Украины в Мариуполе. То есть, кто-то из нечестных на руку полицейских просто решил заработать на чужом горе.

Задержанная семейная пара дала показания. Сообщила сколько денег и кому именно передавала по Фиктивное переоформление машины на их имя в Мариупольском МРЭО. Всю эту информацию я сообщила следствию, но преступники до сих пор на свободе. И, главное, они молчат и не дают показан, Которые нужны, чтоб освободить моего мужа. Некоторых из подозреваемых полиция даже не допрашивает. Думаю, это свидетельствует о том, что кто-то очень НЕ заинтересован в возвращение Олега Шевандин на подконтрольную Украине территорию.

С мужем всего это время мне удалось поговорить только два раза — оба были в первые сутки после похищения. По пять лет мы ни разу не связывались, я не знаю, где он, и что с ним. Последнее место, где, как говорят сами боевики, Находился Олег, — Донецк. Спустя пять лет его официальный статус «Пропавший без вести», хотя известно и место похищения, и имена похититель. Есть масса свидетелей и фотографии машины на территории так называемое «военной базы» группировки «ДНР» в Донецке. Просто дело стало громко, его расследовалы по обе стороны линии разграничения, и теперь люди, похитившие мужа, скрываются от ответственности.

Из общения с членами ТКГ в Минске мне также известно, что сторона ОРДЛО говорит о Олеге, мол, «он был в Донецке, а сейчас ищем».

Думаю, помочь в моей ситуации может только человечность первых лиц страны, и Личное участие президента Украины

Читаю свидетельства бывших пленных в пытках, Которые применяют к украинцам, и у меня в жилах стынет кровь. Другие жены могут поддержать своих любимых в редких телефонных звонках из колоний. У меня такой возможности имеется. Думаю, помочь в моей ситуации может только человечность первых лиц страны, и Личное участие президента Украины ».

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИЫ:

(Радио Донбас.Реалии работает по обе стороны линии разграничения. Если вы живете в ОРДЛО и хотите поделиться своей историей — пишите нам на почту Donbas_Radio@rferl.org, в фейсбук или звоните на автоответчик 0800300403 (бесплатно). Ваше имя не будет раскрыто).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *