- Донбас

«НАТО должен быть готов, и он готовится»: почему Польша назвала Россию угрозой

«Наиболее серьезной угрозой является неоимперская политика власти Российской Федерации, проводится в том числе с помощью военной силы». Президент Польши Дуда подписал новую стратегию национальной безопасности страны, где Россия названа главной угрозой.

Чем Россия угрожает Польше? Как изменится теперь ее политика по отношению к Москве? И поможет Украине оформления нового союзника на Западе противостоять России?

Об этом в эфире Радио Донбас.Реалии говорили эксперт-международник, директор Института мировой политики Евгений Магда, военный эксперт, руководитель секции стратегического моделирования Центра исследований армии, конверсии и разоружения Игорь Левченко и польский историк, политолог Лукаш Адамский.

— Что такое «стратегия национальной безопасности» для Польши? Отмечено, что это новая стратегия: последняя была принята в 2014 году. Была там упоминание о Российской Федерации? Если нет — зачем сейчас Россию назвали основной угрозой для Польши?

Принятие Польшей новой стратегии обусловила агрессия России против Украины
Игорь Левченко

Игорь Левченко: Это основной документ, определяющий планирования обороны страны и национальной безопасности во всех сферах: не только в военной, но и в экономической, информационной, кибернетической и т.д. Конечно, в 2014 году принятия Польшей новой стратегии обусловила агрессия России против Украины. Надо четко понимать, что Польша принадлежала к тем странам восточной Европы, НАТО, всегда достаточно реалистично воспринимали угрозы, которые выходили из Российской Федерации, опираясь на собственный исторический опыт, более трезво оценивая текущую политику российского руководства после развала СССР. Можно подчеркнуть, что Россия признана одним из факторов угроз международной безопасности в рамках современных стратегических концепций НАТО, и в том числе Польша как член-страна НАТО должен приводить собственные документы, концепции своей безопасности и обороны в союзнических документов.

— Что теперь изменится в отношениях Польши с Российской Федерацией? В документы, в какую политику это выльется в ближайшие годы?

Игорь Левченко: Я не думаю, что будут существенные изменения в подходах Польши к сфере национальной безопасности и обороны, ведь поляки очень трезво относятся к угрозам со стороны Российской Федерации. С 2014 года они и начали активно увеличивать расходы на оборону, перестраивать систему обороны. То есть в рамках этой новой концепции эти тенденции продолжаются. Некоторые направления будут усилены: скорее всего, это будет информационный, кибернетический. Документы в сфере национальной безопасности и обороны Республики Польша как страны-члена НАТО следует рассматривать в рамках общей стратегии НАТО.

Сегодня Польша находится на ключевых позициях в обеспечении безопасности всего блока, ведь фактически является первым форпостом Альянса против Российской Федерации. Сувалкской коридор считается наиболее слабым место в системе обороны Альянса в Европе. Эксперты его сочетают с подобным коридору, в свое время существовал между двумя Германиями во времена Холодной войны, вокруг которого строилась вся система обороны, обеспечения поддержки Балтийских стран-членов в случае российской агрессии. Военная сила в Польше и НАТО направляется на организацию обороны этого Сувалкской коридора.

— То есть Польша всерьез готовится в военной атаки со стороны Российской Федерации?

Игорь Левченко: Исходя из руководящих документов НАТО, определяется, что угрозы непосредственной классической наземной, наземно-воздушной военной агрессии со стороны Российской Федерации в краткосрочной или даже среднесрочной перспективе нету. Но в то же время практически все шаги, которые реализуются, направленные на обеспечение готовности стран Альянса действовать в самых ключевых регионах, как Сувалкской коридор — то есть НАТО должно быть готовым, и оно готовится. Но угроза определена не как реальная, а как потенциальная.

Евгений Магда: Польша принадлежит к числу стран НАТО, имеют общую границу с Российской Федерацией и среди прочего — достаточно сложную историю взаимоотношений с Россией, обострилась в последние месяцы. В конце декабря 2019 Владимир Путин начал масштабную атаку против Польши, обвиняя Липского — посла Польши в Германии в предвоенный период — в антисемитизме. Затем последовали другие шаги: тема Варшавского восстания звучала и многое другое. Я думаю, не стоит сбрасывать с чаши весов фактор президентских выборов. Хотя они 10 мая не состоялось, но насколько я понимаю логику разработки таких документов как стратегия национальной безопасности, то он готовился заблаговременно, с определенным политическим прицелом и для того, чтобы дать своеобразный «пас» президенту Дуди.

— То, что Владимир Путин в конце прошлого года фактически обвинил Польшу в развязывании Второй мировой войны — это был ответ, скорее всего, на резолюцию Европарламента «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы», где СССР вместе с нацистской Германией обвиняли в развязывании Второй мировой. Россия считает себя правопреемницей СССР. Получается, Европейский Союз предложил Российской Федерации признать свою вину?

Для России важно не только восстановления контроля над Украиной, но и расшатывание Европейского Союза и евроатлантической солидарности
Евгений Магда

Евгений Магда: Думаю, что там игра немного сложнее. Для России важно задача не только, например, восстановление контроля над Украиной, но и расшатывание Европейского Союза и евроатлантической солидарности. Польша со всем комплексом ее амбиций и, порожденным этими амбициями, проблем внутри того же Европейского Союза выглядит как страна, на которую Россия считает для себя способной давить. Например, удар по Польше связан с последующей гибридизацией Холокоста: обвинению в осуществлении Холокоста не только нацистов, но и жителей оккупированных территорий. И тот факт, что Польша тогда устами премьера Моравецкий заявила о готовности давать отпор в том числе в этом противостоянии на исторической почве, это тоже показательный факт.

На сколько мне известно, польская сторона внимательно изучает и украинский опыт, и возможность разнообразных гибридных проявлений. То, что там был задержан в последние годы нескольких очевидных российских агентов, по моему мнению, достаточно показательно. Но в Польше плохо «продается» любовь к России, особенно после Смоленской катастрофы 2010 года и после того, как остатки самолета не были выданы для экспертизы в Польше. Вокруг этого много конспирологических построений с одной стороны, а с другой — в Польше успешно «продается» ненависть к Украине по ряду причин.

— Почему Владимир Путин выбрал именно Польшу объектом исторической атаки?

Путин пытается таким образом поссорить Польшу с влиятельными еврейскими и не только еврейскими кругами в США
Евгений Магда

Евгений Магда: Потому что, действительно Польша участвовала в восторге части Чехословакии, Тешинской Силезии — это известный факт. Путин вообще активно использует историческую постправду. Например, с его выступления в «Яд Вашем» можно было прийти к логическому выводу, что жертвами Холокоста на территории Украины стали 1400000 евреев и к этому причастны, прежде всего, украинцы. Польша, я думаю, выбрана как объект атаки, потому что там эти выступления и выпады Путина будут встречать сопротивление и создавать значительный резонанс. А цель России, по моему мнению, совершенно очевидна — Путин пытается таким образом поссорить Польшу с влиятельными еврейскими и не только еврейскими кругами в США и странах Западной Европы, чтобы расшатать европейскую достоинство и евроатлантической достоинство.

— Видите ли вы определенные намеки на агрессию в сторону Польши, возможно, в будущем со стороны России?

Игорь Левченко: Это надо рассматривать более с точки зрения проведения определенных информационных операций. Россия здесь пытается манипулировать полуправдой или постправдою. То есть существовали определенные моменты в польской истории, когда она имела конфликт с Чехословакией в отношении определенных территорий — очень ограниченных по размеру. И это началось не 1931 году, а еще по окончании Первой мировой войны. То есть это были такие территориальные претензии, но говорить о том, что Польша принимала участие в разделе и была активным участником — это передергивание. На сегодня есть достаточно стали нарративы как в европейском сознании, так и в мировой относительно причин и виновников в развязывании Второй мировой войны.

Россия традиционно является одной из наиболее антисемитских стран в Европе
Игорь Левченко

Опять же, манипулирование темой антисемитизма является очень популярным в российской информационной доктрине. В Украине довольно часто происходят инспирированы извне эксцессы, Россия постоянно демонизируют Украинское освободительное движение времен как Второй мировой, так и украинской революции 1917-1921 года, где вопрос антисемитизма активно используется. Надо понимать, что Россия традиционно является одной из наиболее антисемитских стран в Европе.

Это больная тема и ею можно эффективно манипулировать, она всегда создает большую огласку. В первую очередь эта тема очень болезненно воспринимается в Германии, странах старой Европы, США — она ​​достаточно эффективна для манипулирования.

Усилия России направлены на общую хаотизации политического и социально-гражданского пространства в этих странах
Игорь Левченко

Россия пытается разрушить единство. Вы говорили о возможности пророссийских проявлений в Польше — это невозможно практически во всех странах Европы, кроме бывших постсоветских стран, там где присутствует достаточно большое русский или постсоветская диаспора. Поэтому усилия России направлены не на какие-то пророссийские проявления в этих странах, а как на общую хаотизации политического и социально-гражданского пространства в этих странах. То есть Запад в целом играет по формуле «если вам хорошо, то и нам хорошо. Если нам хорошо, то и вам хорошо », то Россия играет по формуле« чем вам хуже, тем нам лучше ». Это традиционная формула внешне политической и силовой поведения России на мировой арене.

— Давайте подключим к разговору польского историка, политолога Лукаша Адамского. Чем грозит Россия Польши, на ваш взгляд?

Лукаш Адамский: Россия создает угрозу для Польши через свои действия в Украине, ранее — в Грузии: есть из-за пренебрежения международным правом. Для Польши гарантией безопасности является то, что союзники по НАТО и все другие страны придерживаются международного права, гарантирующих безопасность государствам и запрещают территориальные изменения без согласия населения, государства. Если Россия этим пренебрегает, это, конечно, угроза. Вторая причина — гибридные действия, которые мы наблюдаем немного в Польше, но прежде всего — в странах Западной Европы и в последнее время в Чехии. Она вступила с Россией в конфликт исторической памяти после демонтажа памятника Коневу в Праге. А потом оказалось, что сотрудники российских спецслужб приехали в Прагу с рицином, то есть очень сильным ядом, а мэр Праги получил круглосуточную охрану.

Это такой пример гибридных действий, в Польше многих пугают. В-третьих, есть билатеральные споры Польши с Россией. Наиболее известный — о останки самолета, который разбился 10 лет назад с президентом Лехом Качиньским на борту. Мало кто знает за Польшей, что Россия до сих пор не вернула останки этого самолета, которые для населения почти реликвия.

Россия хотела первые годы после катастрофы усилить внутренний конфликт в Польше между тогда правящей партией «Гражданская платформа» и тогда оппозиционной партией «Право и справедливость». Хотела чтобы в обществе было разделение, раскол и играла тем инструментом. А через несколько лет к власти пришла партия «Право и справедливость» и русские хотели менять свои позиции.

Больше разделяет Польшу и Россию разное представление о будущем стран общего соседства — Украина и Беларусь, разная оценка действий России в Украине (Польша на передовой тех стран Евросоюза, которые напоминают об оккупации Крыма, вооруженную интервенцию в Донбассе), исторические споры, прежде всего о оценку Советского союза и советского тоталитаризма. Есть также опасения в Польше по энергетике, построения газопровода «Северный поток», и все эти гибридные элементы войны против Запада, которые мы наблюдаем в Польше последние 5-6 лет.

— Как вы думаете, Российская Федерация рассматривает Польшу как свою сферу влияния или Польша для нее — только определенный рычаг, чтобы дестабилизировать ситуацию в Европейском Союзе?

Россия думает о международном строй категориями 19-го века
Лукаш Адамский

Лукаш Адамский: Россия действительно думает о международных отношениях, о международном строй категориями 19-го века — это свидетельство архаизма вообще Российской политической мысли. То есть есть большие государства, являющегося зоны влияния. Но думаю, что в отличие от Украины или Белоруссии, Россия уже согласилась с тем, что Польша не будет в сфере ее контроля, но с другой стороны хотела бы, чтобы она, а также другие страны Центральной Европы — прежде всего, Балтийские, Венгрия, Словакия — были неким стратегическим или милитарным буфером между ядром НАТО и самой Россией. Чтобы там не было много войск НАТО или вообще их не было. Чтобы гарантии безопасности эти страны ниже, чем в других странах-членах Североатлантического Альянса. Россия понимает, что в середине Европейского Союза являются страны с разными взглядами по России, желаемой политики Европейского Союза в отношении России. Польша может вернуть этот баланс в такую сторону, в которую Россия не хочет, то есть в сторону того, что называется в России вопиющей русофобией.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАС.РЕАЛИИ:

(Радио Донбас.Реалии работает по обе стороны линии разграничения. Если вы живете в ОРДЛО и хотите поделиться своей историей — пишите нам на почту Donbas_Radio@rferl.org , в фейсбук или звоните на автоответчик 0800300403 (бесплатно). Ваше имя не будет раскрыто).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *