- Сергей Наумчик

Игнатович, первый генерал

17 мая исполняется 80 лет со дня рождения первого генерального прокурора независимой Беларуси Николая Игнатовича (1940-1992).

Сторонникам демократии пришлось дважды бороться за Николая Игнатовича.

Первый раз это было весной 1989 года, когда БНФ поддержала Игнатовича, следователя по особо важным делам прокуратуры БССР, на выборах народных депутатов СССР. На так называемых «районных собраниях» не было зарегистрировано ни одного лидера БНФ, и они проводили митинги в поддержку тех, кто разделял идеи демократии.

Игнатович высказался за его профессиональный авторитет: именно он расследовал смерть Петра Машерова и серийного убийцы Михасевича (более 30 погибших). Игнатович был избран депутатом и вскоре вместе с Василом Быковым, Алесем Адамовичем, Александром Дабравольским, Юрием Воронежцовым, Виктором Карняенко, Станиславом Шушкевичем стал членом Межрегиональной депутатской группы, идеологическим инициатором которой был Андрей. На первом съезде народных депутатов СССР он был избран в Верховный Совет СССР, возглавлял парламентскую комиссию по льготам и привилегиям.

Что ж, второй раз битва за Игнатовича произошла в октябре 1991 года в Овальном кабинете. После провозглашения независимости 25 августа 1991 года была заложена основа белорусской государственности, созданы новые государственные институты, в том числе Генеральная прокуратура.

Мы предложили Игнатовичу кандидатуру нынешнего прокурора, бывшего члена ЦК Компартии Беларуси. Это было время, когда недавние коммунистические лидеры приходили в себя после шока после переворота, когда нехватка продовольствия и высокие цены волновали людей гораздо больше, чем судьба демократии, и было просто невозможно собрать их на площади в достаточном количестве, чтобы оказать давление на депутатов. Можно было рассчитывать только на аргументы и парламентскую тактику (иногда удавалось победить меньшинство).

Обсуждение было очень напряженным (я помню, как спорил с тогдашним главой «профильной» комиссии Мечиславом Грибом), и обе стороны представили свои аргументы. В итоге Игнатович был избран, хотя количество голосов, как говорится, «потерло». Это, конечно, была наша победа. Как оказалось — последняя кадровая победа такого масштаба.

Вернувшись в прокуратуру, Игнатович начал свою реформу, которая, по его мнению, должна была начаться со снятия навязчивой опеки «сверху», которую десятилетиями проводили партийные органы, и теперь, в первые месяцы Независимости, Верховный Совет начал борьбу за контроль. некоторые его руководители) и Совет министров.

Однажды я спросил его, трудно ли ему работать генеральным прокурором, и он мрачно улыбнулся. Он сказал, что его попросили оказать непосредственное влияние на конкретный случай, и что если он начнет это делать, это займет 24 часа в сутки — и все равно это будет капля в море. Нам нужно изменить всю систему.

К сожалению, ему удалось только начать эти изменения.

Николай Игнатович заболел раком и умер в декабре 1992 года. Прокуратура снова (хотя и медленно) стала зависеть от политической ситуации. Когда в апреле 1995 года генеральный прокурор Шаладонау возбудил уголовное дело по факту избиения депутатов, его вскоре уволили. А в августе того же 95-го первый заместитель генерального прокурора Кондратьев цинично заявил депутатам, что их никто не избил, и что он будет следовать не Конституции, а указаниям президента.

Что случилось. Однако ненадолго — вскоре Конституция была переписана по поручению президента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *