- Политика

Российское влияние на Украину и другие страны. 5 категорий влияния

(Рубрика «Точка зрения»)

Татьяна Попова

Даже если Украина была бы расположена в Латинской Америке, нас все равно в той или иной степени пытались бы влиять, если это было бы выгодно России. Венесуэла — один из таких примеров в Латинской Америке. Системные операции влияния СССР вел давно и по всему миру. Об этом достаточно подробно рассказывали большинство перебежчиков (почитайте того же Безменова), и в последнее время на открытых мероприятиях НАТО или наших спецслужб часто делятся информацией о подобных операциях уже со стороны России.

Если попытаться систематизировать уровне российского влияния на различные страны, я бы разделила их на 5 категорий. Кстати, от ситуации 2004 года Украина, конечно, значительно отдалилась.

Если кто не помнит, до 2004 года у нас не только российские каналы свободно транслировали в кабельных сетях, но даже все финансовые потоки наших основных телеканалов контролировала компания «Видеоинтернейшнл», которая принадлежала министру информации Путина — Лесин (рекламу и в группе Пинчука и на «1 + 1» тогда продавали русские). Поэтому, если бы я делала градацию, то по уровню угроз государственности выстраивала бы так:

1. Самая высокая угроза: первые лица государства и спецслужб контролируются Россией, свободно транслируют российские каналы, используя радиочастоты (или через совместное использование частот, или напрямую), системообразующий бизнес принадлежит / контролируется российскими компаниями. Сильный религиозное влияние через РПЦ (если подходит вероисповедания). Размещение российских военных на территории независимого государства. Также используются и все другие инструменты с п.2-5, в зависимости от необходимости (примеры: Украина до 2004 года, Беларусь и Армения (без влияния РПЦ) сейчас).

2. Сильный открытый влияние: когда первые лица в стране и спецслужбах уже не имеют российских паспортов или прямых родственных связей, но тем не менее из-за коррупции, бизнес, месседжи к медиа, вступление пророссийских партий в правящую коалицию, Россия на них влияет. Здесь уже российские каналы не присутствуют на частотах, но остаются в кабельных сетях, а российский телепродукт на центральных каналах и их доля больше 5% с ростом в отдельных регионах до 30-50% (на февраль 2014 30% было в Донбассе и 50 % в Крыму).

Российский бизнес часто в альянсе с местными олигархами прежнему контролирует большое количество системообразующих предприятий. Сильный религиозное влияние через РПЦ. (Примерно такая ситуация была у нас при Януковиче и похожа сейчас в Молдове, частично в Грузии и Азербайджане (здесь обычно без влияния через РПЦ)). Также используются и все другие инструменты с п.3-5, в зависимости от необходимости

3. Сильный гибридный воздействие: первые лица государства и спецслужб имеют прозападное или даже антироссийскую направленность, доля российских каналов в кабеле / спутнике / IPTV в пределах от 3%, доверие к российским СМИ низкая в целом по стране (до 5%), но может иметь больший процент в отдельных регионах (где есть вещание из России или русских анклавов). Однако из-за местных политиков-бизнесменов-коллаборационистов является контроль над некоторыми местными СМИ, продвигающие скрыто российские месседжи (пример: в Латвии газета «Вести», у нас каналы Медведчука). Пророссийские партии присутствуют в парламенте, иногда частично / ситуативно в правящей коалиции.

Российский бизнес активен, через банки / фингруппы скупаются интересные активы. Через бизнес / политические интересы / коррупцию / преступность оказывается влияние на высших чиновников с целью допуска / получения преференций для российских или пророссийских бизнесменов на определенные рынки (протекция Медведчуку от Порошенко). Сильный культурное влияние: прямое участие россиян в культурных проектах в стране (передача россиянам Мемориала «Бабий Яр» как пример). Религиозное влияние через РПЦ. Также используются и все другие инструменты с п.4-5, в зависимости от необходимости.

4. Ослабленный гибридный воздействие: первые лица государства и спецслужб имеют прозападное или даже антироссийскую направленность, доля российских каналов в кабеле / спутнике, IPTV пределах от 2%, доверие к российским СМИ низкая в целом по стране (до 3%), но может иметь больший процент в приграничных с Россией регионах. С помощью мер финансовой отчетности и прозрачности контроль над местными СМИ или теряется (потеря лицензий радио «Вести» и «112»), или переводится на местных национальных партнеров, продвигающих гибридный повестку дня с учетом своих внутренних интересов (как пример: «Интер» ). Пророссийские партии присутствуют в парламенте, но не в правящей коалиции).

Российский бизнес частично под санкциями, но через банки / фингруппы все еще скупаются интересные активы. Попытки через бизнес / политические интересы / коррупцию / преступность влиять на высших чиновников с целью допуска / получения преференций для российских или пророссийских бизнесменов на определенные рынки стараются пресекать независимые антикоррупционные органы (страны Балтии, мне кажется, что Украина частично начала переходить в эту категорию). Ослабленный культурно-религиозное влияние: против прямого участия россиян в культурных проектах в стране начинаются выступления (подпись петиции против передачи россиянам Мемориала «Бабий Яр», проверка правоохранителями ситуации с исчезновением исторических ценностей из Киево-Печерской лавры, петиции о передаче Лавры ПЦУ). Также используются и все другие инструменты с п.5 в зависимости от необходимости.

5. «Культурно-политический» воздействие: первые лица государства и спецслужб имеют явно прозападное и антироссийское направление, доля российских каналов в кабеле / спутнике, IPTV пределах от 1%, доверие к российским СМИ низкая в целом по стране (2%) , но может иметь больший процент в местах русскоязычной диаспоры. С помощью ограничительных мер финансовой отчетности / прозрачности, законов против языка ненависти / дезинформации контроль над местными СМИ со стороны России становится сложным / невозможным (Франция, Германия), но остаются возможными отдельные операции воздействия по болезненных проблемах в обществе через соцсети, лидеров мнения, купленных или «полезных идиотов» политиков, пиар-агентства или СМИ ( «желтые жилеты» во Франции, антимигрантские выступления в Германии, антииспанские выступления в Каталонии, антиукраинской референдум в Нидерландах). Антизападные (обычно ультралевые и / или ультраправые) партии присутствуют в парламенте. В предвыборный период их активно продвигают через российские СМИ для диаспоры, ультралевые / ультраправые для местных (AfD в Германии) или дают российское финансирование (Ле Пен во Франции). Но этих партий нет в правящей коалиции.

Российский бизнес частично под санкциями, но через банки / фингруппы все еще скупаются интересные активы. Попытки через бизнес / политические интересы / коррупцию влиять на высших чиновников с целью допуска / получения преференций для российских или пророссийских бизнесменов на определенные рынки стараются пресекать независимые антикоррупционные органы (скандалы в Австрии). Активно используются элементы культурного воздействия: выступления российского балета / выставки музейных коллекций, спонсорство музеев, культурных мероприятий. Также используются возможности преступных группировок, хакеров, лидеров мнений среди журналистов, «альтернативных» общественных организаций, сети сайтов «сливных бачков», ботов в соцсетях, отдельных каналов в российских соцсетях ( «Телеграмм», «Вайбер», «ВКонтакте»). Подобные операции проводятся по всему миру. Даже если спонсируемые партии не входят в парламенты, в них могут быть отдельные пророссийские политики, а в средствах коммуникации может быть использован весь спектр инструментов российского влияния.

Татьяна Попова — член Совета по вопросам свободы слова и защиты журналистов, эксперт по стратегическим коммуникациям ОО «Информационная безопасность»

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *