- Юрий Дракохруст

Президент Египта о бойкоте выборов в Беларуси

Вкратце:

  • Главный аргумент сторонников бойкота: явка — опора легитимности авторитарного режима
  • Режим главы Египта Абделя Фатах Ас-Сиси безусловно авторитарный и более репрессивным, чем белорусский
  • Явка на выборах и референдуме при Ас-Сиси была ниже, чем 50%
  • Никакой дестабилизации тамошнего режима эта относительно низкая явка в Египте не вызывало
  • Стремление белорусских властей обеспечить сверхвысокую явку на выборах — советская традиция, а вс сущностная характеристика режима, обеспечивающая его выживание
  • Египетский опыт выборов делает гипотетический успех и плоды бойкота выборов в Беларуси еще более сомнительным

Нет, уважаемый (или не очень) Абдель Фатах Ас-Сиси ничего по поводу бойкота белорусских выборов не говорил, даже во время недавней встречи с Александром Лукашенко. Но некоторые египетские электоральные практики являются, на мой взгляд, весомым аргументом в белорусских спорах об участии и бойкот.

Который центральный аргумент сторонников бойкота? Явка — основа легитимности авторитарного правителя, главное опора его власти и в глазах общества, и в глазах правящей элиты, и в его собственных глазах. Разумеется, официальную явку Ермошина нарисует 80%. Но люди — социальные животные, они чувствуют поведение других людей. Я не пошел на выборы, Николай не пошел, Мария не пошла, то есть вообще очень мало кто пошел. Режим теряет легитимность, признание обществом права на власть и, так сказать, обрушивается под тяжестью своих преступлений.

Кажется, ничего не попутал в «безупречной» логике сторонников бойкота.

А теперь о том, причем здесь наш хороший друг Абдель Фатах. В 2013 году он пришел к власти в результате военного переворота, в 2014 году был избран президентом с триумфальным 97% «за», на следующих выборах, в 2018 году, победа не менее элегантная — те же 97% «за».

В прошлом году этот прекрасный руководитель провел референдум об изменении Конституции, который дал возможность ему оставаться у власти до 2030 года, а не к 2022 году, как должно было быть согласно Конституции до изменений. За изменения — 89%. Ну не так блестяще, как на выборах, но тоже впечатляет.

Или диктатор Ас-Сиси, хорошо ли он знает свое диктаторское ремесло? Ответ очевиден. По сравнению с цифрами голосов «за» Ас-Сиси на выборах даже Лукашенко на своих выборах демонстрировал в этом вопросе скромность: в 2010-м — «жалкие» 77%, в 2015-м — 83%. Правда, на конституционном референдуме 2004 года, аналогичным египетским 2019 года, результат получился примерно такой же, как там — 88%.

Словом, диктаторы-близнецы. Так?

А теперь — данные явки на египетских электоральных «праздниках демократии»: 2014-й — 48%, 2018-й — 40%, 2019-й — 44%.

Упс. Причем особенно пикантно, что это не оппозиция такую ​​явку подсчитала, НЕ египетский народ «социальной кожей» почувствовал, что явка — вот такая, это официально объявлял тамошний Центарвыбаркам.

Так как так? А как же явка — опора и критерий легитимности? Почему же египтяне, узнав, что к избирательным урнам пришло меньше, чем заветные 50%, не подняли Ас-Сиси на вилы, почему режим, потеряв легитимность, НЕ рассыпался в прах?

Ну вот как-то не подняли, то не рассыпался. Может и не должен был, может явка — вовсе и не опора И не критерий авторитарной легитимности.

Кто-то может объяснить такие «недоработки» египетской диктатуре ее большей, по сравнению с лукашенковской, мягкостью и браком диктаторской решительности. Но этой гипотезе противоречат некоторые другие характеристики режима Ас-Сиси.

Еще пару цифр: в 2014 году в Египте были приговорены к смерти 529 членов оппозиционной Ас-Сиси организации «Братья-мусульмане», в 2015 году — 183 члены организации, в 2018 году — 75 членов «Братьев-мусульман».

Если есть решимость и готовность расстреливать своих политических оппонентов сотнями, то нашлась бы решительность и раздуть явку на выборах. А почему же нет надьмували, как в Беларуси? А потому что по сути не испытывали особой нужды. Чувствовали бы — так и разьдьмули бы.

А почему в Беларуси все же раздувают, почему загоняют на выборы студентов и бюджетников? На мой взгляд, на самом деле — по инерции, по советской традиции.

В СССР — идэакратычнай тоталитарной системе — для властей было важно, чтобы на выборы шли все, как один. Компартия плохого бы не придумала — рассуждает современная белорусский власть.

Между тем египетский опыт электоральных мероприятий показывает, что в силу авторитарной системы обеспечивается вообще не явкой и слабо с ней связана. Идэакратыям высокая явка нужна. И это опыт не только СССР, в итальянских фашистов на выборах в 1929-м и 1934-м, и в немецких нацистов в 1936-м и в 1938-м явка была заоблачная (соответственно 89.8%, 95.5%, 99% и 99.5% ). Им это было нужно. А банальным персонифицированный диктатурам, вроде современных египетской или белорусском — не очень.

Стремление авторитарной системы к высокой явки на выборах — это, говоря в терминах Аристотеля, акцыдэнцыя, а не субстанция авторитаризма, случайный фактор, в случае Беларуси — привычка, унаследованная от советской системы, а вс сущностная, базовая, экзистенциальная характеристика авторитаризма как такового.

И этот египетский аргумент делает гипотетический успех и плоды бойкота выборов в Беларуси еще более сомнительным.

Мнения, высказанные в блогах, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *