- Общество

Страна, в которой за два столетия изменились 150 президентов. Разве такое возможно? ФОТО

Встретить белоруса в Сальвадоре так же непросто, как и сальвадорца — в Беларуси. Маленькая цэнтральнаамэрыканская страна располагается далеко от традиционных туристических путей соотечественников. Вот какой увидел ее журналист Свободы Игорь Корней.

Для большинства стран Центральной Америки приближается пора юбилейных карнавалов независимости: Гондурас, Гватемала, Коста-Рика, Никарагуа, Сальвадор вскоре отмечать 200-летие освобождения из-под испанского короны.

Хунта на землях империи Кускатлян

15 сентября 1821 году обитатели ряда территорий, вдохновленные успехами главы антыгишпанскага сопротивления Симона Боливара, боровшегося с колонизаторов в Южной Америке, прекратили господство прежней метрополии. Три столетия колониального порабощения закончились парад суверенитетов.

Непродолжительное время победителя сосуществовали в составе Мексиканской империи, потом как провинции (штаты) Федеративной Республики Центральной Америки, и наконец на границе 1830-40-х стали полностью самостоятельными субъектами.

Становление государственности было кровавым. Попытки восстановить федерацию республик, а также постоянно внутренняя борьба приводили к переворотов и вооруженной конфронтации. Стоит ли удивляться, что в период политической нестабильности наивысшие руководители редко досиживали до конца срока?

Безусловным «чемпионом» по частоте ротаций на вершине власти стал Сальвадор. Самая компактная страна Центральной Америки возникло на месте государства Кускатлян ( «Земля сокровищ»), которая исчезла в Калюмбаву эпоху. В современных границах страна в десять раз меньше Беларусь (21 тыс. Км против 207 тыс км²) и наименее индейская: всего 1% коренного населения, тогда как в соседней Гватемале индейцы составляют более половины.

За последние два столетия руководство в Сальвадоре изменялась 150 раз — с учетом военно-революционных фунтов и гражданско-правительственных директоратов (мода на перевороты держалась от конца 1940-х до начала 1980-х). И хотя Основной закон перманентно переписывали, чтобы продлить каденцию, ухищрения не проходили: практически каждый год с лишним на политической арене появлялся новый лидер или целый народное собрание (хунта). Естественно, хронология условна: кто-то провел на посту весь срок, а кого-то свергли (убили) через пару месяцев или даже недель.

Отцом сальвадорский нации считается Хосе Матиас Дельгадо — священник, лидер движения за независимость. Еще в 1811 году вместе с племянником и будущим президентом Мануэлем Хосе Арсе он напечатал прокламации о независимости и бил в колокола, призывая народ к восстанию. Тогда выступление было сдавленный, но 15 сентября 1821-го Дельгадо подписал Акт о независимости Центральной Америки и вскоре стал во главе провинции Сан-Сальвадор.

Роскошь доставать руководителей из нафталина

В Национальной библиотеке Сан-Сальвадор, столице одноименной государства, одна из стен читальном зале отдана под необычный художественное произведение. Это 17,5 м² живописного полотна (2,81 на 6,20) под названием «Экс-президенты Республики Эль-Сальвадор» авторства Даниэля Монтэса и Адольфа Гавидыя.

Всего на картине около восьми десятков лиц, внесших наибольший вклад в государственное строительство. Поскольку работа датирована 1993 годом, более поздние правители не отражены.

В отличие от белорусских коллег, сальвадорский художники не ограничены в выборе. На стене напротив — другие изображения президентов-военачальников XIX века. Еще в 1960-х Валерия лечащий обратился к образам генералов Мануэля Хосе Арсе (племянник Хосе Матиаса Дельгадо) и Хэрарда Барыяса.

Кто знает, может, когда-то попасть в художественную летопись и нынешний президент наибы Букель — на эту должность он заступил в прошлом году и сразу побил несколько рекордов. Во-первых, ему всего 37 лет и он стал самым молодым руководителем в новейшей истории страны. Во-вторых, это сын палестинских мигрантов, а до сих пор «чужие» в высшие кабинеты власти не допускались.

Уже пообещал, что главными задачами его администрации станут борьба с криминальными бандами, занавес на пути наркотрафика, искоренение коррупции. До сих пор многие преступления «крышавалися» на государственном уровне.

В сальвадорцав есть все, чтобы стать образцом для региона — небольшая территория, на которой реально навести порядок, уникальная природа, огромный туристический потенциал. Пока же разгул бандитизма держит Сальвадор в компании стран-изгоев.

Карузьлик с репутацией убийцы

Даже опытные путешественники пытаются проскочить Сальвадор транзитом, и желательно с закрытыми глазами — репутация криминальной столицы мира не очень способствует притоку туристов. Иностранцев совсем мало — за исключением разве бесстрашных виндсэрфэрав на тихоокеанском побережье и редких транзытникав, которые таким образом «закальцовваюць» Гватемалу с Гондурасом. Но в реальности это чрезвычайно интересный и колоритный уголок не только в своем регионе, но и на всей планете.

Несмотря на скромные размеры, Сальвадор — самой густонаселенной место в обеих Америках. Еще немного, и по численности населения догонит Беларусь — уверенно приближается к 7 миллионов жителей, при территории в 10 раз меньшей.

Одна из наибольших внутренних проблем — размах преступности. Пик приходится на 2015-й, когда на 100 тысяч жителей было зафиксировано 105 убийств (для сравнения, в Беларуси цифра в 30 раз меньше — 3,5). И хотя в настоящее время наблюдается тенденция на снижение насилия, это самый высокий показатель среди стран, где не ведутся боевые действия.

Страха на своих и чужих наводят группировки, прежде всего «Mara Salvatrucha» ( «Банда бродячих муравьев») и «La Mara Diesiocho» ( «Банда 18»). Общее количество участников синдикат оценивается до 300 тысяч «штыков», их жестокость далека от человеческого понимания.

Возникли они в начале 1980-х в Соединенных Штатах, когда сальвадорцы массово убегали от гражданской войны — только в Лос-Анджелесе осели около полумиллиона беженцев. Сначала «дружинники» защищали соплеменников от атак других иммигрантов. Но скоро сфера их деятельности расширилась до торговли оружием, контроля за оборотом наркотиков, организации притонов и убийств на заказ Мексиканских картелей.

Несколько тысяч татуированных мужчин, причастных к незаконной деятельности, власти США депортировали на родину, где гангстерская субкультура упала на плодородную почву. Однако прийти к согласию на родине конкуренты так и не смогли, и между ними до сих пор идут кровавые баталии на истребление — каждая сила пытается подмять под себя лакомые участки.

Выйти из войны невозможно: в банду приходят пожизненно, попытка капитуляции означает смерть от рук своих же. А поскольку рядовой боец ​​редко доживает до зрелого возраста (или пожизненно попадает в тюрьму), параллельно идет вербовка новых членов — набирают начиная с 12 лет. Так уголовное деятельность вышла на замкнутый цикл.

Заполнять городские морги помогает еще одна сила — так называемые «отряды смерти». Зьняверывшыся в способностях