- Донбас

Новые назначения. Что изменится в теме Донбасса?

Главный переговорщик по Донбасса и содержащихся в ОРДЛО с Россией Андрей Ермак возглавил Офис президента Украины. Он заявил, что «не оставит те направления, которыми занимался в последнее время».

В то же время на встрече Трехсторонней контактной группы в Минск 12 февраля президент Украины Владимир Зеленский назначил на должность представителя Украины в гуманитарной подгруппе генерал-майора СБУ и ексголову Центра спецопераций борьбы с терроризмом Геннадия Кузнецова — вместо бывшего омбудсмена Валерии Лутковской.

Чем поможет генерал СБУ в гуманитарной подгруппе? Насколько тема Донбасса усилится с назначением Ермака? И на что способна связи «Ермак-Козак» в вопросе войны в Донбассе?

Об этом в эфире Радио Донбас.Реалии говорили генерал-майор запаса, заместитель председателя Службы безопасности Украины (в 2014-2015 годах) Виктор Ягуней и политолог Олег Саакян.

— Виктор, вы знакомы с Геннадием. Он — не очень публичный человек. Чем он занимается, где вы познакомились?

Виктор Ягуней: Он — кадровый сотрудник СБУ, в 2014 году после революции достоинства восстановился на военной службе и возглавил спецподразделение «Альфа». Это все происходило на фоне эскалации ситуации в Крыму, на Донбассе. Мы с ним непосредственно столкнулись уже во время первого боестолкновения с бандой Гиркина под Славянском в селе Семеновка 13 апреля 2014. Во время этого боя Кузнецов получил довольно тяжелое ранение, и это не позволило ему в определенное время принимать участие в боевых операциях. Но он вышел на службу. И, учитывая его значительный боевой опыт, авторитет в СБУ, было принято решение о назначении на должность руководителя Антитеррористического центра при СБУ.

— Он до сих пор возглавляет?

Виктор Ягуней: Да.

— Как он отнесся к своему назначения представителем Украины в гуманитарной подгруппе в Трехсторонний контактной группе? Вы с ним связывались?

Виктор Ягуней: Я с ним говорил. Он — действительно непубличный человек. Но для того, чтобы он имел возможность выйти где-то на прессу и что-то говорить, надо согласовать с руководством Службы безопасности.

Недавно состоялось совещание с участием семей и родных пленных в Администрации президента, в которой принимал участие Кузнецов. В ходе разговора встал вопрос, что именно эта линия работы в гуманитарном направлении по переговорах в Минске будет приоритетной. Поэтому так он отвечал в службе за это направление и он нашел общий язык с родственниками пленных, приняли решение о его назначении на эту линию.

— Олег, связано назначение Андрея Ермака головой Офиса президента и это назначение представителя Украины в Трехсторонний контактной группе в Минске?

Олег Саакян: Я бы не сказал, что они напрямую связаны, но определенная системность в этом есть. Я бы ее видел в несколько ином. Убрали Богдана, заменили на Ермака, убрали Лутковская и заменили Кузнецова. Зеленский начинает убирать компромиссных людей, которые были с политической среды между старой политикой и сегодняшней командой. Богдан играл роль политического лидера, который знает и темную, и светлую стороны системы. Лутковская также была компромиссной фигурой между различными группами влияния, чтобы заниматься, в частности, обменными процессами, по данным СМИ, она была аффилирована с пророссийскими внутренними силами.

— То есть более приемлемая личность для той стороны?

Теперь Зеленский, скорее всего, будет ставить людей или из своего окружения, которые подтвердили эффективность, или аполитичных людей
Олег Саакян

Олег Саакян: Да, и более контроверсийная лицо внутри. Теперь Зеленский, скорее всего, и здесь я осторожно спрогнозирую, будет ставить людей или из своего окружения, которые подтвердили свою эффективность, либо максимально аполитичных людей, системных специалистов. В этом, мне кажется, частично совпал этот момент. Решили пойти госпожа Лутковская и назначить человека, который бы не имел политических амбиций, которая была бы из системы, специалист.

О принятии другой стороной. В публичном поле Российская Федерация будет рассказывать, что это пощечина и троллинг — назначить военного, который борется с терроризмом. Но действительно я думаю, что они это воспримут положительно. Потому что в России любят статусных фигур, и «минский формат» во многом лишен своей формальной оболочки. С российской стороны там каждый второй в погонах, а те, кто не в погонах, при них есть люди из соответствующих ведомств. Поэтому с украинской стороны появление человека-спецслужащего, я думаю, там никого не удивит, наоборот, может быть воспринята как некоторое недоумение.

— Виктор, как думаете, какой функционал положен президентом на Геннадия Кузнецова? Что он должен сделать в этой Трехсторонний контактной группе?

Виктор Ягуней: С учетом, что функционал там четко отработан, это гуманитарная линия. Мы уже определились, что предпочтение будет отдано всем вопросам, связанным с обменом пленными, поиском пропавших без вести.

Также безопасность некоторых гуманитарных миссий. Президент Зеленский говорил, что хотел бы видеть на оккупированной территории некоторые миссии, которые могли бы обеспечить проверку информации о состоянии и места пребывания лиц, которых мы разыскиваем. Это и Красный крест, и вопрос с ОБСЕ. Все, что связано с политикой безопасности линией, так или иначе переплетено с гуманитарной, наверное, все это будет за Геннадием.

— Виктор, еще несколько слов о Геннадии Кузнецова. Есть ли для него определенные «красные линии»? Как он видит то, что происходит сейчас на Донбассе?

Виктор Ягуней: У человека, который принимал участие в боевых действиях и которая была ранена, двусмысленных вопросов, кто с кем воюет и кто на какой стороне, нет. Вместе с тем у него — довольно значительный авторитет среди боевых офицеров. Даже тот факт, что на операцию можно было передать руководителя подразделения и остаться в Киеве, он выехал лично и лично участвовал в работе с офицерами. Как потом выяснилось, один из первых взял на себя удар противника. Это говорит о достаточно высокие моральные качества.

— Олег, вам не кажется странным, что Ермак, получив новую должность, останется переговорщиком с Российской Федерации, не делегирует эти полномочия?

Олег Саакян: Меня это не удивляет, это было прогнозируемо, что Ермак не откажется от этого трека, поскольку было сложно его наладить. В частности, мне кажется, один из аргументов, почему эта ротация произошла, что Ермак доказал в нескольких моментах свою дееспособность решать сложные поставленные задачи.

После назначения Козака (в Кремле объявили, что заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак назначен главным представителем в отношениях с Киевом и поддерживаемыми Москвой боевиками на востоке Украины — ред.) Было нужно и некоторое повышение статуса самого Ермака. Поскольку советник президента — это один статус, а формально назначен человек на должность в Офисе президента — это другой статус, как тот же Козак.

Но мы очень часто превышаем роль руководителя Офиса президента. Это фигура довольно техническая. И его задача быть ключевым завхозом по организации работы Офиса президента.

В Украине так сложилось, что у нас некий помешан дуумвират, построенный между президентом и премьер-министром. Если они в разных командах, то это всегда противостояние, если они из одной команды, то премьер-министр — всегда громоотвод. И в этих историях всегда оставалась возможность для руководителя Офиса президента быть серым кардиналом.

Ермак-человек из команды Зеленского еще из прошлой жизни. Соответственно, он из ближайшего круга доверия. Конечно, это не свершившийся факт, это может меняться, политика меняет людей. Но ничто не указывает на то, что Ермак может изменить свою мотивацию, пока видно, что он будет командным игроком и будет играть в тандеме с президентом.

Если здесь произойдет именно так