- Интервью недели

«Лукашенко не готов допустить перемены нигде, даже в информационной сфере»

Политолог Андрей Елисеев объясняет, почему Лукашенко боится отключить российские телеканалы, заявляет, что концепт «стабильности» уже несколько лет как изменился темой «справедливости», и показывает, как государственная пропаганда пытается любую поражение Лукашенко превратить в «победу».

Вкратце

  • Минск готовится, что информационное давление со стороны России может быть усилен.
  • Речь идет не о запрете российских телеканалов, а об обеспечении населения более разнообразным контентом.
  • Белорусам рисуют картину мира на основании взгляда одного иностранного страны.
  • Избирательные кампании Лукашенко уже давно потеряли какой-то креатив. Он просто обращается к старым методам, которые когда-то работали.
  • Я не вижу сейчас сигналов на то, что Лукашенко собирается обещать какие-то значительные перемены.

— Через некоторое время после очередного раунда переговоров с российским руководством, которые закончились ничем, Лукашенко проводит совещание по поводу информационной безопасности. Почему власть в очередной раз обеспокоилась этой темой? Помогут новые денежные вбрасывание в государственные СМИ, станут ли эти СМИ более влиятельными и массовыми?

— Это прежде всего связано с последними переговорами, с тем, что Лукашенко не удалось убедить Кремль прекратить медийный компанию, которая оскорбляет Беларусь и его лично. Минск готовится, что информационное давление со стороны России может быть усилен. К тому же это нужно как механизм дискредитации внутренних белорусских оппонентов.

— Социологи и объективные технические замеры показывают, что большинство белорусов смотрит российские телеканалы или российские передачи на «гибридных» белорусско-российских телеканалах. В чем тут дело? Действительно ли белорусским государственным СМИ не хватает ресурсов, или проблема прежде всего в творческой несвободе?

— На качестве белорусского телевидения, конечно, сказывается цензура. Например, они просто не сообщают о некоторых чрезвычайно важны для общественности темы. Взять хотя бы прошлогодний инцидент с «кровавым салютом» или некоторые переговоры с Москвой, о которых либо не говорили вообще, либо не давали много времени.

Мы видим, что государственные телеканалы, их программы дублируют друг друга. Там нет никакой разницы во взглядах. В этом смысле я не вижу никакой пользы от создания нового новостного канала.

Если говорить об информационной безопасности, то здесь нужны конкретные законодательные изменения и практические действия. Нужно изменить постановление Совета Министров, регулирующей список обязательных общедоступных телеканалов. Фактически 4 из 9 общедоступных телеканалов — это «гибридные». Все они зациклены на одну зарубежную страну. Надо законодательно обязать кабельных операторов ограничить долю телеканалов одной страны в пакете. Например, 60 процентов. Ведь сейчас там нередко около 90 процентов — это каналы одной страны.

Речь идет не о запрете российских телеканалов, а об обеспечении населения более разнообразным контентом. Ведь вся бывшая и нынешняя стратегия белорусских властей как раз ограничительная. Ведь создали цензурированная государственную сеть телеканалов — и одновременно впихнул белорусов в потребление новостей из одного источника. Белорусам рисуют картину мира на основании взгляда одного иностранного страны. Надо вразнастаиць телевизионное мэдыяспажываньне населения и дать ему выбор. И тут никак не обойтись без конкретных законодательных мер.

— Но это Лукашенко советуют уже давно, и даже сам глава Беларуси об этом говорит уже не первый год — но ничего кардинального не делает. Значительная часть населения Беларуси, особенно старшая часть, электорат Лукашенко, давно привыкла потреблять российский телеэфир. Так кого Лукашенко больше боится, если не делает никаких шагов — Москвы или разочарования и негодования своего же электората?

— Вы хорошо отметили, что фактически население втолкнули в порочный российское круг мэдыяспажываньня, оно привыкло к этим, и сейчас это трудно менять. Но это надо менять, нужно делать контент более разнообразным, белорусы должны иметь свободу выбора источников информации. Пусть белорусы имеют доступ к телеканалам других соседних стран. В прошлом году добавили один украинский телеканал, но этого мало. Белорусы до сих пор не имеют доступа к польских, литовских, латвийских телеканалов.

Почему ничего не делается? Просто нет политической воли. Здесь и чисто психологическая причина. Лукашенко не хочет делать никаких изменений в любой сфере, он не готов к реформам ни в коей области. Это желание оставить все как есть, возможно, немного подкрутить, но не делать значительных движений.

— С какой идеологией, с которыми лозунгами власть пойдет на эти президентские выборы?

— Я пока не вижу никакой избирательной стратегии, скорее некая растерянность по этому поводу. Или вести кампанию на основании критики России, или наоборот, рисовать образ положительных отношений? Сейчас медийный мессидж скорее смешанный. Освещение последней встречи в Сочи и визита Пампэо происходит в смешанном ключе.

Избирательные кампании Лукашенко уже давно потеряли какой-то креатив. Он просто обращается к старым методам, которые когда-то работали. Скажем, имидж строгого, но справедливого хозяина, имидж борца с коррупцией, имидж здорового и активного человека, имидж руководителя, который заботится о людях. В связи с этим — поездки по местным предприятиям. В прошлом году эти поездки делались по схеме — одна на регион.

— То есть вы считаете, что тема угрозы независимости, которая, казалось, будет стержневой — не будет для Лукашенко основной во время избирательной кампании?

— Сейчас очень смешанный мессидж от государственных СМИ. Одновременно говорится о риске суверенитета, вращаются какие антироссийские заявления — но вместе с тем какой-то постоянной антироссийской скопления нет, как это было в прошлом году в течение нескольких месяцев. Наоборот, последнюю неделю наблюдается попытка показать, что отношения с Россией нормализуются. «Пошли на мировых» , как назвал сюжет один из государственных телеканалов.

Тема суверенитета — это очень удобная риторика. Но пока не похоже, что президентская кампания будет основываться на сплошной критике России и возложения на нее сплошной вины за экономические трудности.

— А вечнозеленая тема стабильности и благополучия? Сейчас «стабильность вместо роста» многих уже возмущает, благополучия нет. Так в такой ситуации может ли Лукашенко перейти к обещаний каких-то перемен в будущем?

— Риторика каких осторожных изменений может применяться. Как всегда говорит Лукашенко, не надо что-то радикально ломать, нужно только подкрутить. Я не вижу сейчас сигналов на то, что Лукашенко собирается обещать какие-то значительные перемены. Хотя их населения Беларуси, по социологов, очень ждет.

Что касается стабильности, то этот концепт последние пару лет заменился концептом «справедливости». Справедливое решение в любой сфере — так это выглядит сейчас.

Конечно, применяются попытки извратить для публики любую поражение Лукашенко в «победу». Лучшее доказательство — это заявления чиновников относительно переговоров в Сочи. Минск там ничего не добился, а вице-премьер Крутой и телеканалы демонстрируют просто чудеса лукавство, когда говорят, что белорусская сторона добилась всего того, для чего ехал в Сочи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *