- Интервью недели

«США не будут требовать, чтобы Беларусь отошла от статуса союзника России», — политолог

Доктор политических наук, директор института «Политическая сфера» Андрей Казакевич объясняет, почему так важна для Минска поддержка независимости Беларуси со стороны Вашингтона, и заявляет, что Беларусь при этой власти не откажется от союзнических отношений с Россией, а Вашингтон не будет этого требовать.

Вкратце:

  • Если раньше вопросы региональной безопасности США обсуждали без участия Беларуси, то сейчас прямые контакты стали нормой.
  • Цель пока — это нормализация отношений, а не создание каких совместных альянсов и союзов.
  • Для США нет смысла ради Беларуси очень сильно злить Россию.
  • Любая форма аннексии Беларуси Россией не будет признана США легитимной.

— О чем свидетельствует сам факт визита государственного секретаря США Майка Пампэо в Минск? Визит уже заранее можно назвать «историческим», так как это самый высокий американский чиновник, который посещает Беларусь после визита президента Билла Клинтона в 1994 году. Как изменилось отношение США к белорусскому тематики за последние годы?

— Я бы рассматривал этот визит как продолжение той позитивной динамики в двусторонних отношениях, которая установилась в последние два года. В прошлом году мы также видели «исторические» визиты американских чиновников в Беларусь, так и назывались. Поэтому визит Пампэо — это логическое продолжение. Действительно, отношения изменились, изменилось то, каким образом Беларусь воспринимается в США.

Если раньше вопросы региональной безопасности США обсуждали без участия Беларуси как государства, через своих партнеров в регионе, то сейчас прямые контакты стали нормой.

— Какие сейчас главные темы и потенциальные достижения в белорусско-американских отношениях? Какие реалистичные цели стороны могут поставить перед собой, чего следует достичь в ближайшее время?

— Ситуация развивается очень динамично, позитивные изменения происходят только два года. Стороны начинают с очень низкого старта, Беларусь формально до сих пор имеет самые худшие отношения с США в регионе — Минск до сих пор не имеет американского посла.

Поэтому краткосрочная цель — вывести отношения на нормальный европейский уровень. Чтобы Беларусь имела нормальные дипломатические отношения, смогла восстановить свое участие в различных американских программах, чтобы был обмен информацией, чтобы в США лучше понимали позицию и интересы Минска, чтобы это все учитывалось. Также разработка карты точечного взаимодействия, например, в военной сфере.

То есть цель пока — это нормализация отношений, а не создание каких совместных альянсов и союзов. Хотя ситуативная США могут быть очень полезными для Беларуси.

— Появление в Минске посла США и восстановление полномасштабной работы посольства США в Беларуси. Стороны могут торжественно объявить об этом во время визита и наконец поставить здесь точку?

— Это было бы красиво, и, возможно, этого можно ожидать. Детали пока не публикуются, однако это было бы логичным.

— Какие есть красные линии в отношениях Минска и Вашингтона — учитывая разные политические системы и разные геополитические направленности? Где та граница, за которую США и Беларусь (при нынешней власти) никогда не перейдут, даже если удастся наладить какой-то полноценный диалог?

— Скорее всего, в ближайшей перспективе Беларусь не откажется от союзнических отношений с Россией. Это будет сделать очень сложно, даже при наличии больших проблем между Минском и Москвой, что мы сейчас и наблюдаем. Выйти из ОДКБ и начать плотно сотрудничать с NATO — это для Минска почти исключено.

Также не думаю, что Беларусь может радикально изменить свою внешнюю политику, например, поддерживать США при голосовании в ООН. Особенно по таким чувствительным для России вопросам, как Украина и другие.

Думаю, что красная линия для Минска (как и для Вашингтона) — не нарушать статус-кво как союзника России в регионе. Белорусские власти к этому не готовы, это может вызвать непредсказуемую реакцию России. В свою очередь, для США тоже нет смысла ради Беларуси очень сильно злить Россию. Поэтому США не будут поощрять Беларусь сильно отходить от России или занимать радикально антироссийскую позицию на международной арене. Я думаю, что обе стороны это понимают и видят, что есть много чего делать в двусторонних отношениях и без этого.

— Каким дипломатическим и политическим способом США могут «защитить» Беларусь от интеграционного давления России? Что они в состоянии сделать, а чего они не будут и пытаться делать, чтобы не злить ту же Россию?

— Прежде всего, позиция США как сверхдержавы очень важна в вопросе белорусского суверенитета. Что он для них означает? Если бы США указывали, что им все равно, исчезнет белорусский независимое государство — то это значительно упрощало бы радикальные шаги со стороны России. Если же высказывается однозначная позиция, как сейчас, что США поддерживают независимость Беларуси и не примут исчезновения белорусского государства с карты Европы — то любые такие меры России не будут признаны США, а значит, и их союзниками. Все это очень сильный фактор сдерживания для России.

Заручиться такой поддержкой для белорусских властей очень важно. Такая поддержка уже есть, и она имеет характер непосредственной коммуникации.

Кроме этого, США могут быть источником энергоносителей. Либо непосредственно, либо через коммуникацию со своими союзниками. Поэтому поддержка США и в этом вопросе может существенно усилить позиции Минска в противостоянии с Россией.

— Отношение Минска к учений NATO и к расширению присутствия NATO в регионе, прежде всего в Польше и Литве, довольно неоднозначное. По крайней мере, мы слышали разные заявления высших чиновников по этому поводу. Насколько это может стать сложной темой в отношениях США и Беларуси?

— Думаю, серьезной проблемой это не станет. Вряд ли в Беларуси рассматривают присутствие NATO в регионе как реальную угрозу. Здесь угроза скорее косвенная. Ведь чем больше присутствие NATO в регионе, тем больше Россия будет давить на Беларусь, чтобы увеличивать военное сотрудничество, например, открыть российскую базу.

Поэтому стратегически Беларуси такие меры NATO не нужны, и в этом источник негативной реакции на эти события. Но я не думаю, что Беларусь действительно рассматривает рост присутствия NATO как реальную военную угрозу для себя (в отличие от России).

— Была ли реальная интрига в том, что Путин приглашал Лукашенко на встрече в Сочи именно на эти дни, на дне визита в Минск Пампэо? Или поставила Москва Лукашенко перед конкретным выбором? И он сделал выбор?

— Я такой интриги не вижу. Полагаю, в России понимают, что не так важно, будет ли этот визит, так как это уже факт — Беларусь имеет прямые отношения с США и будет их развивать. Более существенно, что там будет обсуждаться. Это действительно может волновать Россию, и по этому поводу была какая-то игра между Минском и Москвой.

Сам визит Пампэо давно был назначен, его перенесли из-за иранских событий. Тем более сейчас контакты между Лукашенко и Путиным происходят регулярно. Думаю, что если бы там был предмет для существенной разговоры, они бы нашли время для встречи, не мешая приезда Пампэо в Минск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *