- Анастасия Захаревич

Благосостояние для избранных

Не все цели устойчивого развития одинаково важны для белорусок и белорусов. Это логично, так как в любом списке благ мы все выбираем для себя наиболее и наименее желанные. Но увидеть распределение приоритетов очень интересно, хотя результат и предсказуем — наиболее актуальными целями фокус-группы посчитали здоровье и благополучие, наименее актуальной стала гендерная равенство.

Это исследование SATIO CIVITTA Group в очередной раз показывает, что люди часто воспринимают гендерные проблемы как нечто второстепенное и недостойное внимания. И при этом они не видят, что гендерное неравенство мешает и здоровью, и благополучия, и экономическому росту, и правосудию (последний два пункта также оказались в топе по актуальности).

Кстати, в списке целей гендерное равенство совсем немного отстала по актуальности от общего уменьшения неравенства. Но чем больше в обществе неравенства, тем медленнее оно развивается.

Исследования показывают, что гендерное равенство хорошо влияет на экономику — рост женской занятости приводит к значительному повышению благосостояния. Согласно Международному валютному фонду, от сокращения гендерного разрыва в участии в рабочей силе растет число рыночной продукции. Банки, в чьих рядах директоров большая доля женщин, оказываются более устойчивыми в стрессовых ситуациях.

Так называемый гендерный фактор влияет и на количество насилия (особенно домашнего) в обществе. Финансовая зависимость женщин, нередко обусловлена ​​гендерными стереотипами и «стеклянной потолком», иногда становится оправданием агрессии для мужчин, с которыми они живут. Физический и психологический насилие приводит не только к страданиям женщин, но и к дополнительной нагрузки на экономику — они временно или навсегда теряют работоспособность, больше пользуются медицинскими услугами, перестают платить налоги. Достижение гендерного равенства позволит женщинам быстрее выходить из опасных отношений.

Таким образом, называть гендерное равенство неважной или неактуальной целью — просто недальновидно, так как от нее напрямую зависит достижение других целей, безусловно не менее существенных.

А что будет, если стремиться к хорошего образования, медицины, справедливых судов и эффективных институтов, но игнорировать принцип равенства (в том числе гендерной)? Тогда мы получаем суды, больницы и школы, где отношение к человеку отличается в зависимости от социального статуса, политических взглядов и пола.

Это как раз та система, которую мы имеем сейчас. В судах гражданском активисткам и активистам выписывают огромные штрафы за их политическую позицию, в школы детей иногда принимают с условием, что родители приобретут в кабинет компьютер или еще как-то поддержат учреждение, в поликлиниках и больницах жалобы женщин на самочувствие периодически недооценивают.

Женщины с признаками сердечной недостаточности имеют меньше шансов на своевременное полноценное обследование, чем мужчины, и у этого феномен даже есть свое название — синдром Ентл. А еще женщины, у которых есть муж и дети, часто откладывают обращение к врачу, пока не выполнят все домашние обязанности, и это тоже последствие гендерных стереотипов. Эта и другие особенности медицинской помощи женщинам были описаны в мэтаанализе 43 тематических исследований в 2015 году.

Последствия гендерного неравенства — это не просто чьи-то абстрактные обиды, а очень даже измерительные явления: потери государственного бюджета, нявстойливасьць частных компаний, смерти в результате несвоевременной диагностики серьезных заболеваний.

И если мы говорим о необходимости экономического роста страны, нужно вспоминать о список запрещенных для женщин профессий и закрытость для девушек определенных учебных специальностей. Если говорим о проблемах в сфере образования, нужно помнить о том, что мальчиков в школах по-прежнему учат технической работы, а девочек — обслуживающей. А если хотим лучшего благосостояния, надо вспоминать, что женщины в Беларуси зарабатывают на 27,3% меньше мужчин.

Невозможно стремиться к общему благу и при этом игнорировать гендерную и общую социальную неравенство. Нет, ну чисто технически это возможно, конечно, но что получится в финале? Новая кастовое общество — не очень удачная идея для европейской страны XXI века.

Поймите правильно: меня, конечно, радует, что люди так переживают об общем благосостоянии, качественное образование и справедливые суды. Но очень хочется, чтобы при этом имели в виду все общество, а не только наиболее «удачливым» его часть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *