- Интервью недели

В Беларуси могут ввести должность вице-президента, чтобы облегчить транзит власти, — бывший судья Конституционного суда

Бывший судья Конституционного суда Михаил Пастухов заявляет, что все нынешние белорусские властные структуры и подписанные ими международные соглашения не имеют полноценной легитимности, объясняет, почему нужно возвращаться к Конституции 1994 года, и размышляет, какие изменения в Основной закон готовят власти.

Вкратце

  • Есть все основания считать эти парламентские выборы незаконными
  • Новые, легитимные органы власти могут поставить под сомнение легитимность международных соглашений и на этом основании их отменить.
  • Была и осталась законной Конституция 1994 года, которую просто нужно «оживить».
  • Возможно, что президента будут избирать не из-за всенародные выборы, а через парламент.

— В своих публикациях вы неоднократно подчеркивали мысль, что после принятия изменений в Конституцию в 1996 году (или, как некоторые это называют, государственного переворота 1996 года) нынешние властные структуры в Беларуси имеют сомнительную легитимность. Имеет это все практическое значение? Может ли эта юридическая ситуация влиять на оценку международных договоров, которые может подписывать руководства Беларуси?

— Сейчас, конечно, это не имеет большого юридического значения. Мы признаем как данность действующую систему власти. Но если считать, что если в 1996 году произошел, как говорят многие независимые юристы, государственный переворот, — то это означает, что органы власти не имеют легитимной основы. Все это должно быть юридически оценено должным образом, и должна быть восстановлена ​​конституционная законность. Это означает, что в стране была и остается единственная легитимная Конституция 1994 года, с которой и надо начинать дальнейшие конституционные преобразования.

Какие-хотя подписаны договоренности с Россией также можно оценить таким же образом. То есть если политическая ситуация изменится, будут созданы новые, легитимные органы власти — они могут поставить под сомнение легитимность этих международных договоров и на этом основании их отменить.

— Если же опираться исключительно на юридические нормы, а не на политическую реальность — можно ли считать, что все ранее подписанные руководством Беларуси международные договоры недостаточно юридически легитимные?

— Да, такой вывод можно сделать. Думаю, новый Конституционный суд сможет дать оценку референдумом, международным соглашениям, принятым законом, президентским декретом — все это может быть пересмотрено. Но это «когда-то» в будущем.

Пока же мы живем здесь и сейчас, и в нынешней ситуации никто не посмеет официально поставить такой вопрос. Вы знаете, что после референдума 1996 года оставался легитимный и правомочен Верховный Совет 13-го созыва, и он даже назначил исполняющего обязанности генерального прокурора, который возбудил уголовное дело в отношении главы государства. Однако все это вызвало лишь информационную волну, но никаких практических последствий.

— Если конкретно говорить о результатах последних парламентских выборов в Беларуси, насколько важное заявление миссии ОБСЕ, что эти выборы не соответствовали демократическим стандартам? Имеет это чисто гипотетическое моральное значение, или более непосредственный политический аспект? Какие международные договора может утверждать это парламент?

— Я считаю, что это имеет и политическое, и юридическое значение. Я также отслеживал и анализировал эти выборы и пришел к выводу, что они были незаконными — по многим позициям. Они были назначены слишком рано, что сократила на 10 месяцев срок работы депутатов. А как формировались избирательные комиссии, как велась регистрация кандидатов, как осуществлялось предварительное голосование, как удаляли наблюдателей, как велся подсчет бюллетеней. Все это подтверждает, что есть все основания считать эти парламентские выборы незаконными и нелегитимными.

— Если говорить об исторических параллели, то в мире довольно долго не признавали большевистского переворота 1917 года в России, только в 1930-е годы некоторые государства установили дипломатические отношения с СССР. Или, например, международное сообщество так и не признала оккупации стран Балтии, но они жили 60 лет в СССР, по советским законам. Та недостаточная легитимность нынешней белорусским власти, о которой вы говорите, — которое она может иметь значение в будущем?

— Зависит от того, каким будет путь развития страны. Если в результате каких-то соглашений Беларусь станет новым субъектом России, то говорить о каких-то конституционные перспективы нереально. Если же суверенитет сохранится и минет политическая ситуация — то будет сформирована новая система органов власти, может быть восстановлена ​​Конституция 1994 года, через выборы будет выбрана новая власть. И эта новая власть объявить, что мы сторонники демократического пути развития, а то, что было после референдума 1996 года, мы признаем нелегитимным.

— Вы считаете, что в случае «изменения политической ситуации» нужно будет возвращаться к Конституции 1994 года или принимать новую?

— У нас была и осталась законной Конституция 1994 года, которую просто нужно «оживить». Все поправки, внесенные в нее на незаконных референдумах, не имеют юридической силы. Поэтому в каждый момент можно будет сказать, что мы признаем законной только Конституцию 1994 года и в этой связи требуем проведения выборов на основании этой Конституции и действующего тогда законодательства.

— Какие изменения, по вашему мнению, готовят провластные юристы в нынешнюю Конституцию? Об распрацаваньне этих изменений уже не раз говорил Лукашенко, но никто не знает их сути.

— Можно с уверенностью сказать, что такие поправки готовятся. Но при этом сохраняется тайна. Мы встречались с председателем Конституционного суда Миклашевичем — ничего конкретного он не сказал.

Можно только предполагать, о чем будут эти поправки. Это вариант формальной либерализации, когда частично полномочия президента будут переданы парламенту и правительству. Вполне возможно допустить, что президента будут избирать не из-за всенародные выборы, а через парламент — возможно, с увеличением срока его полномочий. Поэтому возможно, что весной будет референдум о поправках в Конституцию. И тогда правовая и политическая ситуация может существенно измениться — по крайней мере, что касается отношений с Россией и порядка формирования органов власти.

— Другие аналитики заявляют, что возможные изменения в Конституцию, прежде всего, направлены на обеспечение транзита власти — мол, Александр Лукашенко не захочет оставлять следующему президенту такие широкие полномочия, которые имеет сам. Как вы относитесь к этой версии?

— Эту версию я тоже учитываю. Думаю, в этом направлении и будет осуществляться транзит власти. Возможно, будет введена должность вице-президента для облегчения транзита власти. Если вице-президент может адаптироваться в этой должности, понять, как и что работает — тогда ему легче будет передать власть. Как это введено в Азербайджане, где должность вице-президента занимает жена президента Алиева. Этим как бы обеспечивается устойчивость верховной власти. Такое нельзя исключать и в Беларуси.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *