- Только женщины

Что не так со списком запрещенных для женщин профессий

Министерство труда и социальной защиты планирует сократить список запрещенных для женщин профессий, которых сегодня в Беларуси 181. В сентябре стартует инициатива Белорусского организации трудящихся женщин «All jobs for all women in Belarus», направленная на полную отмену списка запрещенных для женщин профессий.

Чего опасаются власти, оставляя запрещенные профессии для женщин? Какие аргументы у сторонников полной отмены этого списка? Дискутируют глава «Гендерные маршрута» и председатель Совета Белорусского организации трудящихся женщин Ирина Соломатина , блогер Анастасия Захаревич , психолог Светлана Бергер и журналистка Елена Щербинский .

Вкратце

  • Соломатин: Запретом нарушается принцип равенства прав мужчин и женщин, так как нет никаких запретов, связанных с риском репродуктивному здоровью мужчин.
  • Бергер: Женщина может работать дальнабойшчыцай, пилотом авиялайнэра, но какие профессии нужно оставить в списке, хотя бы для того, чтобы соответствующие структуры понимали, что это — вредные профессии.
  • Захаревич: Взрослые женщины в состоянии оценить риски для физического здоровья. Сегодня женщины уже работают на тяжелых физических работах, которые очень плохо оплачиваются.
  • Щербинский: На сегодня белорусско не может работать водолазом, плотником, не может управлять международными пассажирскими автобусами.

«Списки запрещенных для женщин профессий — рудимент советской эпохи»

— Два года назад Украина полностью отменила список из 450 запрещенных для женщин профессий. В России произошло существенное сокращение списка — с 456 до 98, с 2021 года женщины там смогут работать дальнабойшчыцами, машинистки метро, ​​водолазами и в других ранее запрещенных сферах. В Беларуси планируется сокращение, но не полная отмена списка. Ирина, вы много лет последовательно выступаете за право женщин о работе во всех сферах. Какова ваша аргументация?

Ирина Соломатина: Списки запрещенных для женщин профессий — рудимент советской эпохи, который дошел до нашего времени. Список носит дискриминационный характер, дискриминация выдается за заботу о репродуктивному здоровью женщины. Эта аргументация не выдерживает никакой критики. Если посмотреть последние исследования Всемирной организации здравоохранения, то там нет прямой связи между здоровьем женщины и профессии из списка.

Женщины в 21 веке имеют право сами решать, что им важнее — быть матерью (реализовывать репродуктивную функцию) или быть успешными в избранных профессиях. Но женщина может быть и мать, и успешно реализоваться в профессии. Запретом они нарушают принцип равенства прав мужчин и женщин. Так как не существует никаких запретов, связанных с риском репродуктивному здоровью мужчин. Государство не навязывает выбор мужчиной, но навязывает его женщинам, и это — дискриминация.

Заместитель министра труда и социальной защиты Александр Румак обосновывает наличие списка запрещенных для женщин профессий в Беларуси тем что, женщины на рынке труда уязвимые, и их нужно защищать именно потому, что у них репродуктивная система более уязвимой. Он говорит о здоровье женщины, как приоритет государства, на фоне существующего демографического кризиса. А как насчет дальнейших гарантий жизни с ребенком для женщины? Почему не упоминаются в связи с репродуктивной системой гарантии для родителей?

Приоритет — сам факт возможного материнства, но никак не смотрится на более длительную перспективу. Государство не думает о том, что часть этих профессий — высокооплачиваемая, что с компетенций женщин выводится высокооплачиваемая работа. Такого списка не должно быть, особенно если государство заявляет о либерализации рынка труда.

«Взрослые женщины в состоянии оценить риски для физического здоровья»

— 4 лет назад ООН рекомендовала Беларуси сократить список запрещенных профессий. Существует соответствующий документ, выданный под эгидой ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». Руководство Беларуси пока не выполнила эти рекомендации. Власти объясняют список запрещенных профессий заботой о женщинах, их здоровье, репродуктивную функцию. Почему эта забота есть дискриминацией с вашей точки зрения?

Анастасия Захаревич: Называть такую позицию государства заботой — манипуляция. Забота — это предоставления дополнительных прав, фактическая реализация их, а не запрет. Когда мы говорим о запрете как забота, то мы так можем говорить о маленьких детей, которые еще не в состоянии определить самостоятельно, что правильно, а что нет, что опасно для жизни, поэтому мы запрещаем детям чем-то заниматься.

Взрослые женщины, когда мы говорим о дееспособных женщин, в состоянии понять, что на самом деле для нас важно, в состоянии оценить риски для физического здоровья. Сегодня женщины уже работают на очень тяжелых физических работах, которые очень плохо оплачиваются. Получается, что государство просто врет, когда говорит, что это забота о женщинах. Это просто красивая сказка, за которой скрывается недопуск женщин в ряд профессий. В результате создается замкнутый круг, потому что женщина лишается возможности дать лучшую жизнь самой себе и тем детям, которые в ней есть.

Посмотрим на города, где есть горадафармуючыя предприятия, например шахты. Чаще женщины сталкиваться с ситуацией, что ребенка нужно воспитывать самим, при этом у них худшие финансовые перспективы, потому что ряд высокооплачиваемых работ в этом городе для них просто закрыты, и называть это заботой, на мой взгляд, циничное издевательство.

«В списке есть профессии, которыми лучше не заниматься ни женщинам, ни мужчинам»

— Почему вы выступаете за сохранение запрета определенных профессий для женщин?

Светлана Бергер: Нам нужно стремиться реально смотреть на то общество, в котором мы живем. Мы часто отрываемся от подавляющего большинства людей, которые нас окружают. Наше общество очень патриархально. Понятно, что запрет на профессию — дискриминация, здесь не с чем спорить. Но точно в списке действительно есть профессии, которыми лучше не заниматься ни женщинам, ни мужчинам, потому что это вредно и не всегда хорошо оплачивается. На мой взгляд, не надо делать резких движений в этой теме. Я за то, чтобы список сокращался. Да, наверное, женщина может работать дальнабойшчыцай, пилотом авиялайнэра, другую работу делать, которую раньше делали только мужчины, но какие-то профессии, наверное, нужно оставить в этом списке, хотя бы для того, чтобы структуры, которые занимаются этим, хотя бы понимали, что это — вредные профессии. Со временем наше общество, возможно, будет более готовое полностью отказаться от такой формы дискриминации.

Я слабо себе представляю женщину-Шахтера глубоко под землей с тяжелой физической нагрузкой. Если есть технологии, которые позволяют женщине даже глубоко под землей только нажимать на кнопки, то да. Но, по-моему, эта работа все еще очень тяжелая физически. Я слабо представляю женщину за рулем БелАЗа. Несмотря на то, что в этих гигантских самосвалах используются самые передовые технологии, физически эта работа мне кажется очень тяжелой.

Несмотря на то, что я верю в совершенство человеческой природы, реально глядя вокруг, у меня мало веры в то, что любая женщина способна сделать адекватный выбор. Учитывая уровень развития нашего общества, резкие шаги могут привести к обратным результатам. Даже если несколько женщин после полной отмены запрета на профессии пострадают, даже если это будет одна женщина, которая, не подумав, пойдет выполнять работу, которая будет ей не по силам, и она через это пострадает, я не могу за это голосовать.

«Женщинам запрещено собирать плоды с высоты выше 1 метр 30 сантиметров»

— Елена, вы работали в рамках проекта «Ее дело», посвященного в том числе и запрещенным профессии для женщин. Чем сейчас женщинам в Беларуси запрещено заниматься и почему?

Елена Щербинский: На сегодняшний день в этом списке 181 профессия, 42 рабочие сфере. Последний раз список сокращали пять лет назад. Это все полумеры. Запрета объясняются заботой о женском здоровье. Я искала доказательственную базу о вреде этих профессий для женщин. Ее не существует. На сегодня белорусско не может работать водолазом, плотником, не может управлять международными пассажирскими автобусами с определенной численностью мест и грузоподъёмность.

Некоторые запрещенные профессии кажутся странными и абсурдными. Например, женщинам запрещено собирать плоды с высоты выше 1 метр 30 сантиметров. Некоторые запреты давно устарели, так как техника новая появилась. Женщинам могут быть доступны работа по тушении пожаров, управление тракторами, водолазные парной. Надеюсь, сегодня все понимают, что профессиональные качества женщин и мужчин — ровные, а в некоторых случаях женские даже превосходят мужские.

Этот список дискриминирует не только женщин, но и мужчин. Когда мы говорим, что он защищает женщин от какого-то плохого выбора, то мы должны говорить и о мужчинах, что есть много профессий, которые делают школу мужскому здоровью. Или мужское здоровье и жизнь менее ценное за женское?

Недавно в одной европейских стран на заводе с опасной химической производством проводилось исследование, которое выявило, что женщины не знают, когда нужно ходить к врачу, если работаешь на вредном производстве. Выяснилось, что проблема была не в производственном факторе, а в социальном. Надо большую работу проводит по информированию женщин о заботе о своем здоровье, а не запрещать.

«Беларусь — единственная европейская страна, где есть смертная казнь и список запрещенных для женщин профессий»

— Какой международный опыт в борьбе с гендерной дискриминацией на рынке труда? В каких странах нет списка запрещенных профессий?

Ирина Соломатина : Если посмотреть на европейскую территорию, то Беларусь — единственная страна, где есть смертная казнь и список запрещенных для женщин профессий. В России не то что сократили список, его сжал за счет того, что некоторые профессии иначе разделили по сфере занятости. Якобы сократили, но на самом деле несущественно. В России сняли гендерные ограничения с транспортной и некоторых других сфер, но более 320-ти из 456-ти из действующего списка запрещенных профессий на самом деле остаются недоступными для женщин. В России, Беларуси, Азербайджане, странах Центральной Азии женщинам законодательно запрещены сотни профессий, в том числе престижные и высокооплачиваемые.

«Женщины уже работают на очень тяжелых работах»

— Как бы вы ответили на наиболее распространенный аргумент сторонников запрета об очень тяжелую физическую работу, которые женщинам не по силам.

Анастасия Захаревич: Я очень часто слышу это аргумент. И вот мой контраргумэнт. Это санитарки в больницах. Полностью разрешена для женщин профессия, преимущественно женская. Они очень опасна, потому что это тяжелая физическая работа. Санитарки таскают пациентов, которые могут много весит. Они могут быть в измененном состоянии сознания, могут быть агрессивными. Санитарка получает 200-250 рублей, и государство не считает такую работу опасной. И какой тут забота о репродуктивные способности? Женщины уже работают на очень тяжелых работах.

«Мужчины смогут реализовать свой потенциал только тогда, когда женщина сможет реализоваться полностью»

— Во многих сферах, которые считались традиционно мужскими, появляется все больше женщин. Почему этот процесс нужно ограничивать или контролировать?

Светлана Бергер: Не надо ограничивать возможности женщин и контролировать их выбор. Для нашей страны важно оставить список запрещенных профессий, вредных для женского здоровья. Сама по себе существование списка будет заставлять людей, которые этим занимаются, думать о здоровье людей в общем, о женском и о мужском, в том числе и репродуктивное. Если не существует этого списка, значит, все хорошо. Чиновники непредсказуемы. Если отменить полностью список, логика у них может быть такой, что уже нет вредных профессий, созданы идеальные условия для того, чтобы человек мог реализовать свой потенциал.

То, что происходит с нами, женщинами, то, каким образом мы доказываем всему миру, что мы способны на все что угодно, что мы можем во многих сферах намного больше чем мужчины, этот процесс необратим. Мужчины смогут реализовать свой потенциал только тогда, когда женщина сможет реализоваться полностью. Когда-нибудь это будет.

«Не последний фактор — опыт соседних стран, в которых было решено от подобных списков отказаться»

— Не так давно в Беларуси был объявлен конкурс для женщин в должность дальнабойшчыц. Как пояснили в компании, это было сделано потому, что мужчины не хотят работать, так как зарплаты стали ниже. Или не объясняться сокращение списка запрещенных профессий и тем, что просто некому работать, поэтому уже и женщинам можно разрешить?

Елена Щербинский: Мне хочется верят, что здравый смысл — не последний аргумент, когда принимали решение о сокращении списка. Список менялся последний раз пять лет назад. Создан он был в советское время. Изменения созрели. Надеюсь, власти это тоже начинают осознавать. Не последний фактор — опыт соседних стран, в которых было решено от подобных списков отказаться. Надеюсь, что повлияло гласность, так как все чаще слышу недовольство по поводу запрета женщинам делать профессиональный выбор самостоятельно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *