- Политика

Для российского электората Лукашенко оказался недостаточным патриотом России, — редактор Carnegie.ru

20 июля исполнится 25 лет со дня первой инаугурации президента Лукашенко. Как управляемая им Беларусь, он сам повлияли на Россию за эти четверть века?

Мы задали этот вопрос известным и влиятельным российским политическим экспертам.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию ответ Александра Бавнава, публициста, политолога, бывшего дипломата, главного редактора сайта Carnegie.ru.

Вкратце:

  • Лукашенко в 90-е годы воспринимался российским населением как критическая альтернатива, как другой способ управления в подобной ситуации
  • Лукашенко не мог пройти олигархический и бюрократический кастинг в России
  • Граждан России сумели убедить, что Беларусь живет за счет России
  • Для очень патриотической части российского общества Лукашенко оказался недостаточным патриотом России
  • С 2008-го, а особенно после 2014-го года, Беларусь отдаляется от России

Баунти: Лукашенко в 90-е годы воспринимался российским населением как критическая альтернатива, как другой способ управления в подобной ситуации. Для небольшого количества новых собственников, которые появились в 90-е, и для прозападной интеллигенции это был дурной пример. Но для большого количества граждан России режим Лукашенко представлял собой критическую альтернативу, с которой они сравнивали и режим Бориса Ельцина, и режим Владимира Путина.

Подобная страна, с подобной экономикой, за исключение недр, с подобным уровнем образования, но где не было приватизации, закрытия предприятий, грабежа общенародной собственности, мэдыявойнав, политической борьбы, которая в конце 90-х воспринималось как нечто хаотичное и грязное.

Вот человек, который максимальным образом сохранил советское наследство и стильно недалеко ушел от образа советского руководителя. Ельцин тоже был таким, но Путин уже нет.

Путин постепенно перехватил некоторые черты режима Лукашенко, а также включил в свою пропаганду критику режима Лукашенко. К тому же начал расти уровень жизни в России, плюс к россиянам стали доходить сведения, что этот уровень не такой уж высокий в Беларуси.

Постепенно роль Лукашенко в России поблекла. В 90-е объединение двух стран под Лукашенко рассматривался как возможный вариант, и Лукашенко надежды на это имел.

Если бы он тогда вышел на народное голосование в России, его бы поддержали. Но он не мог пройти олигархический и бюрократический кастинг в России. Интеллектуалы поддерживали капитализм, даже тот олигархический капитализм, сложившийся в 90-е. Но почти нет сомнений, что в народном голосовании он был бы самым сильным.

Сейчас бы так не было. Он не воспринимается, как носитель свежей силы. Он не полностью потерял свою привлекательность в глазах многих. Но произошло несколько важных вещей. Граждан России сумели убедить, что Беларусь живет за счет России.

Многие так считают. Людей убедили, что если белорусский опыт это и история успеха, то это не совсем самостоятельный успех.

Во-вторых, в 90-е была общая на всех постсоветская бедность. И было трудно разобраться, где уровень жизни выше. Сейчас это стало понятно.

В-третьих, важный фактор — патриотизм. Для очень патриотической части российского общества Лукашенко оказался недостаточным патриотом России.

Дело не только в непризнании Крыму и Абхазии и попытках повторить политику Кучмы, политику баланса между Европой и Россией. Там логика еще проще — если ты такой патриот, почему ты до сих пор во главе независимого государства?

Если Лукашенко всеми силами противодействует присоединению Беларуси к России, то какой он патриот России? Это главная претензия к Лукашенко со стороны российского патриотического электората.

В 90-е, когда единственная страна распалась, когда были большие проблемы с регионами РФ, такого вопроса не возникало.

Тогда была логика: как Лукашенко может хотеть присоединения своей страны к России, когда во главе ее стоит такой унизительные смешной, больной лидер — кукла в руках олигархов?

В начале и к Путину патриотический электорат тоже относился очень настороженно, это не был их идеал. Но Путин, вернувшийся в Кремль в 2012 году, который преодолел наследие Медведева и победил либеральный уличный протест — он в некотором смысле превзошел Лукашенко. И тогда возникает вопрос, почему Беларусь не хочет сближаться и в каком-то смысле делаться частью России. С 2008-го, а особенно после 2014-му году, она наоборот отдаляется от России.

Это больше всего разочаровывает тех людей в России, которые могли бы подержать Лукашенко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *