- Отцы и дети

Что показывает в Беларуси «барометр революции»?

  • «Кто, если не он?» — риторический вопрос и практические ответы
  • Трюк склейки от официоза: Лукашенко как отец-основатель Беларуси и создатель белорусов
  • БРСМ — школа лояльности или равнодушия?

Про Александра Лукашенко для разных поколений белорусов рассуждают Юрий Дракохруст, журналистка «Белсат» Любовь Лунева, редактор новых медиа Радио Свобода Франтишек Вячорка и редактор политико-экономического блока новостей порталу Tut.by Ольга Лойко.

Лунева: Многие в 1994 году были сторонниками Лукашенко не поэтому. что он им нравился харизмой, а потому что надеялись на восстановление потерянной БССР.

Большинство его тогдашних сторонников уже ушли из жизни, а те, кому тогда было 30, сейчас уже пенсионеры. Они теперь говорят, что лучшие годы жизни провели в болоте, жалеют, что в стране нет выборов и невозможно мирным путем изменить ситуацию.

Лев Троцкий: Молодежь — барометр революции

Вечерко: Молодежь не интересуется политикой. Они даже не представляют, что такое влиять на политические процессы.

В ленту Фейсбуке и Инстаграму политика попадает из Киева или Москвы, но не из Беларуси.

Для студентов нет Лукашенко. Сняты его портреты в Минске.

Молодежь открывает для себя, что, оказывается, было в Беларуси политическую жизнь, была политическая конкуренция.

Лойко: БТ и СБ — не самые популярные ресурсы. Но самые популярные — это развлекательные, молодежь преимущественно там.

Аналитические тексты и на TUT. BY — не самые читаемые.

Это не связано со страхом, у нас люди не настолько запуганы.

Склейка времен: независимость началась с Лукашенко

Вечерко: Большинство людей, в том числе и молодежь, не может отличить БССР от БНР, вспомнить, что было в 1918-м, что в 1991-м, что в 1994-м.

Молодежь рассуждает — это было не с нами, ни при нас, так что неважно, что там было.

Для молодежи независимость — ценность. Дэрусификацыя состоялась, в том числе и благодаря склейцы 1991 и 1994-го годов.

Лойко: У политиков, общественных деятелей, бизнесменов, в опытных людей, склейки 1991-1994 нет. Тогда было очень много факторов, которые противодействовали прихода к власти Лукашенко. Это просто фантастика, что у него это получилось.

Очень многих поразил сериал «Чернобыль» ума не новым взглядом, а констатацией самого факта — оказывается, такое было. Массовый читатель не понимающая даже недавних событий.

Лунева: У нас склейка на склейцы, достаточно посмотреть школьные учебники.

В музее истории недавно увидела — лежит княжеская булава, а за ней автомат Калашникова. А между ними разве ничего не было?

«Кто, если не он?»

Лойко: До появления в Украине Зеленский в качестве кандидата в президенты можно было сказать, что у нас нет общественного запроса на альтернативу. Очевидное преимущество Лукашенко над оппозиционными лидерами. А чиновники никогда не претендовали на то, чтобы быть альтернативой.

С появлением Зеленский многие подумали — а почему бы и нет? Белорусам до 40 лет Киев показал, как это может быть. Полагаю, что именно сейчас запрос на альтернативу в Беларуси появился.

Лунева: Люди говорят во время опросов, что не хотят лица, хотят парламентскую республику. За нее высказываются даже люди пожилого возраста.

Вечерко: Система научилась нейтрализовал любые альтернативные фигуры, фигуры. Их либо уничтожают, либо берут на крючок, либо выбрасывают за границу.

Самоцензура срабатывает и у чиновников, и у бизнесменов.

Один белорусский бизнесмен, который поддерживает белорусские проекты, сказал мне: Вы думаете, что я и бессознательным? Я сознательный, но если я скажу, для чего я это делаю, мой бизнес закроют, а меня посадят.

Люди готовы быть альтернативой, но при условии, что они будут частью непэрсанализаванага движения. Так они поддерживали «антыдармаедкия» протесты, так они поддерживали БНР-100.

Люди мне говорили — вот вам тысяча долларов на БНР-100, но про меня ни слова не писать.

Является ли БРСМ «кузница кадров» для аппарата?

Лунева: В советские времена многие искренне верили в коммунизм. Для меня это не было цинизмом. Я поняла, что дедушка Ленин — сволочь, если в вузе начала канспэктаваць его произведения.

Сейчас идейных БРСМовцев вс существует.

Согласно уставу пионеров, пионер должен сообщать вожатым, о чем разговаривают родители.

Я когда это прочитала, сказала матери: Посмотри, воспитывают Павликов Морозовых. Сын, присутствовавший при разговоре, спрашивает: А кто такой этот Морозов? Моя мать отвечает: Был такой мальчик, который записался в БРСМ, то его задушила собственная бабушка.

Лойко: Если раньше компании по идеологическим воспитании хотя бы выглядели сильно, то сейчас они выглядят жалкими.

Отсюда истории, когда кто-то платит взносы за членов БРСМ, которые понятия не имеют, что они члены БРСМ.

Сейчас лидер БРСМ — это не тот, кто станет лидером потом.

Вечерко: БРСМ как «кузница кадров» для аппарата сдох. Такой «кузница» является академия управления при президенте. Правда, многие поступают туда по рекомендации БРСМ. Но не только, это не единственный и даже не основной механизм, чтобы попасть туда.

Некоторые идут в БРСМ потому что хотят бороться за независимость Беларуси. Многие БРСМовцы приходили на празднование БНР-100 и БНР-101 и с гордостью потом писали об этом в соцсетях.

Задача воспитывать лояльность к режиму уже не стоит в принципе. Стоит задача — максимально деполитизировать людей, которые могли бы потенциально стать лидерами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *