- Сергей Наумчик

Как Кебича и Мясниковича чуть не арестовали в аэропорту

Факт, о котором забыли: в апреле 1994-го, уже при Мечислава Гриба, Президиум Верховного Совета 12-го созыва обсуждал вариант ареста председателя Совмина Кебича, главы Нацбанка Богданкевича и первого кебичавскага заместителя Михаила Мясниковича.

Арестовать их могли сразу в аэропорту, по их возвращении из Москвы, где они подписали с российским премьером Черномырдиным соглашение о введении российского рубля как единого платежного средства. Была даже определенная группа прокуратуры и КГБ, которая сделала бы арест (КГБ подчинялся Верховному Совету).

О том обсуждение не сообщали СМИ, но мы, «простые» депутаты, узнали сразу.

За несколько дней до этого председатель Верховного Совета Мечислав Гриб подписал новую Конституцию, где говорилось, что Беларусь самостоятельно определяет свою финансовую политику. В случае введения российского рубля, ни о какой самостоятельности речи уже не было. Мечиславу Ивановичу можно было предъявить разные претензии, но каждую букву Конституции он охранял как настоящий милицейский генерал (пишу это без всякой иронии).

Почему же арест не состоялся?

Оказалось, что Лукашенко подписал соглашение с оговоркой, а Кебич поклялся, что суверенитета это не грозит. Это удовлетворило большинство членов Президиума.

Депутаты оппозиции БНФ, однако, потребовали отставки подписантов, так как считали, что введение российского рубля — как раз прямое путь к ликвидации суверенитета. Через несколько месяцев реализация подписанного в Москве договора стало одной из тем предвыборных дебатов Кебича и Лукашенко.

В скобках замечу, что, по моему убеждению, причина провала идеи вовсе не в оговорке Богданкевича — договор он подписал, а до этого подписал еще одно соглашение, с главой российского Центробанка Геращенко, и достаточно было команды Черномырдина, чтобы вагоны с российскими рублями прибыли в Беларусь. Думаю, Москва просто ждала, чем закончатся президентские выборы в Беларуси — а потом ждала, как же будет вести себя новоизбранный президент. Ну а потом уже возникла другая ситуация. Не сомневаюсь, что позже в Кремле кусали локти: российский рубль мог привязать Беларусь к РФ сильнее все «союзные договоры»).

Что показательно в той истории?

Подавляющее (во всех смыслах слова) большинство Верховного Совета на тот момент надежно контролировалась Кебичем. Многие депутаты работали в исполнительных структурах, в Совмине и министерствах, многие надеялись на назначении после прекращения депутатских полномочий. Члены же Президиума ВС могли рассчитывать на самые высокие должности. Кебич (как казалось) был без пяти минут президент (под него и провели президентскую должность в Конституцию).

Было бы большим преувеличением сказать, что Верховный Совет неустанно заботился об укреплении независимости и государственности — наоборот, большинство предложений БНФ в этом направлении игнорировались.
И тем не менее, была какая-то красная линия, за которую руководители парламента не заходили сами и не позволяли заходить другом — суверенитет. За несколько лет независимости депутаты научились ценить то, что раньше не принимали.

А еще — они были настоящими депутатами, избранными (при всей неоднозначности компании 1990-го), а не назначены.

И куда более смелыми, чем раньше, при коммунистах, и позже, при Лукашенко.

Все же, даже относительная демократия положительно влияет на политические организмы.

Мнения, высказанные в блогах, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *