- Отцы и дети

Альтернативная реальность Европейских игр

«Отцы и дети». Журналисты разных поколений обсуждают вызовы времени — что меняется, а что остается неизменным.
Юрий Дракохруст, Юлия Коцкая, Жанна Новик и Виталий Цыганков — о белорусском завзеньне и Европейские игры

Вкратце:

  • Аудитория социальных сетей воспринимает эти игры очень негативно
  • В уличном опросе подавляющее большинство людей разных возрастов ответили, что деньги на игры потрачены правильно
  • Игры — зрелище прежде всего для самих белорусов, в значительной степени — для белорусов из регионов
  • У нас не очень спортивная нация с точки зрения симпатии команде
  • По сравнению с советским временем завзеньне стола и женской традицией

Или утолили голод на зрелища «Голодные игры»?

Дракохруст: В Беларуси проходят Европейские игры. Жанна, какие отзывы вызывают Европейские игры в социальных сетях? Блогер NEXTA сделал флешмоб с напоминанием, что гости игр едут в диктаторскую, бедную страну, он же и пустил словечко, мэм, bon mot — Голодные игры. Нет недостатка в жабах, карикатурах, стеба над отечественным аграглямурам игр.

Ну а другие голоса звучат? И какая пропорция? И изменилась ли она после начала игр?

Новик: Надо отметить, что аудитория социальных сетей воспринимает очень негативно эти игры. Но интересно, что другие люди, которые не сидят в социальных сетях, не высказываются там — они очень хорошо воспринимают их. И здесь образуется некое социальное гетто: белорусское общество в Фейсбуке, в Твиттере, в Инстаграме — все довольно категоричны: называют их «Голодными играми».

В свою очередь, если блоггер NEXTA призвал к флешмоба — у него это не совсем удалось: в социальных сетях градус волнения людей не такой высокий. Комментируют, реагируют, дают альтернативные названия утехам, но я немного видела каких фотожабы, как, например, во время хоккею, когда у нас проходил ЧМ по хоккею. Или сравнить даже с ЧМ по футболу в России. Там несравненно больше было откликов по поводу их чемпионата. У нас такого не наблюдается даже и близко. И здесь удивительно: люди реагируют, но в то же время хотят дистанцироваться от этого.

Дракохруст: Лукашенко говорил, что игры будут стоить где-то 50 миллионов долларов — 100 миллионов рублей. При этом в бюджете на игры и связанные с ними вопросы было предусмотрено 168 миллионов рублей. А на этой неделе министр финансов озвучил цифры уже сделанных расходов: 540 миллионов рублей, в том числе из бюджета — 266 млн рублей. 274 млн — спонсорская помощь, средства от реализации билетов, а также кредиты. Как вы думаете, а если бы белорусов спросили, стоит ли тратить такие деньги на спортивное праздник, они бы согласились? Многим же нравится.

Коцкая: Буквально день назад мы обратились к людям на улице (как молодых, так и пожилого возраста) и спросили, на что эти деньги стоило бы потратить, на сколько поликлиник и пенсий.

И 99% людей разных возрастов ответили, что эти деньги потрачены правильно: нужно рекламировать Минск, надо показывать иностранным туристам и инвесторам.

Жанна сказала, что соцсети преимущественно критически высказываются по поводу игр. Но люди на улицах, те, кого я видела на самих играх — все в восторге, говорят — хорошо, нужно, стоит.

Дракохруст: Когда социолог Лидия Михеева сказала насчет надрывно и чрезвычайно безвкусного празднования победы во Второй мировой: для белорусов, по крайней мере для многих, война — это «хоккей, который мы выиграли». А насчет Европейских игр — не наоборот: спорт, спортивные победы — это война, которую мы выиграли?

Цыганков: Выиграли или нет — очевидно, будут разные мнения. Но теперь впервые за много лет главная итоговая передача на БТ каждый день посвящена не урожая, а Европейским играм. Так что основная борьба идет не на спортивных площадках, а в сфере политики, идеологии и пропаганды. Если на момент записи нашей передачи Беларусь на Европейских играх имеет 49 медалей, а Германия — 11, то это какая-то параллельная спортивная реальность. Ведь в реальном спорте Германия среди мировых лидеров, а Беларусь на последней Олимпиаде получила 1 золотую медаль.

То есть это действительно такое очень местное спортивное мероприятие, которое не имеет отношения к большому спорту. Даже Евроньюс и российские телеканалы не сообщают о игре в Минске. Так что это вещь в себе для белорусского власти, чтобы получить ту самую риторическую, информационную и идеологическую победу.

Откровение игр как «мягкая белоруссизация»

Дракохруст: Откровение игр на многих произвела неожиданно положительное впечатление, в том числе и на многих тех, которые совсем не любители белорусского власти. А что — действительно неплохо получилось? Или это такая абэрацыя зрения: сказал Лукашенко пару слов по-белорусски — счастье привалило, открыли на зыби бар Калиновский — беларушчына рулить. С церемонией открытия — не так ли? И она была такой, какой была — для иностранных туристов или для белорусов?

Коцкая: В церемонии открытия было много белорусского, что множество людей. Я смотрела много церемоний открытия различных соревнований, смотрела открытие Олимпиад. Виталий прав, что Европейские игры — это такая довольно локальная вещь. И это очень ощутимо, что это для белорусов. Там очень мало иностранцев, там нет духа соревнования, нет того, что было даже на чемпионате мира по хоккею в 2014 году. Это зрелище для белорусов, в значительной степени — для белорусов из регионов. В фан-зонах очень много людей не из Минска, которые приехали просто погулять и поесть шашлыков.

А с церемонией открытия — ну да, все было ровненько. Я не увлекалась то ни Лукашенко, ни его языком. Но я лично на игре сама сходила. Правда, билет не получала, пошла по билету, который выдали моей подруге на работе бесплатно. Я сходила на одно соревнование, впечатление точно, что это не мировой масштаб. Любой матч лиги чемпионов с участием белорусского футбольной команды гораздо интереснее.

Дракохруст: Интересная деталь — церемонию открытия игр устраивали русские. Но тем не менее содержание ее было совсем нероссийского. А здесь сделали сущностно по-белорусски и, как говорят коллеги, для белорусов. А почему?

Новик: У меня такая мысль: а если бы показывали все очень идеологически «правильно», в стиле власти Лукашенко, то что показывать? Мне кажется, не было выхода, кроме того, как показывать истинную историю Беларуси. Это на самом деле понравилось почти всем, было очень много позитивных отзывов, что показали и Калюмны, и Быкова, и Погоне, люди были в восторге. Но это, еще раз повторюсь, потому что не было, как мне кажется, выхода. Что показать, как презентовать свою страну?

Даже если взять время правления Лукашенко — ну что показывать за это время? Нет больше чем гордиться, и то, что показали — это действительно самое-самое клевое, что было в истории Беларуси. Ну надо же, чтобы чем-то выделялись эти игры, надо же, чтобы они запомнились. Поэтому здесь и был использован такой ход — как можно больше показать белорусского и, как вариант, пустить пыль в глаза людям, отвлечь внимание от настоящих проблем, которые есть в Беларуси.

Ну посмотрите сами: эти игры обсуждают в сетях настолько часто, церемонию открытия обсуждали несколько дней. А проблемы, которые возникают в это время, просто забывают: люди думают — а может, не все так плохо у нас?

Коцкая : Но ни словом не вспомнили Алексиевич.

Цыганков: Ну это с их точки зрения был бы уже перебор.

Коцкая: Об набелията Алферова вспомнили, а про Алексиевич — нет. Да, это, видимо, было для них уже too much.

«Почти невозможно встретить туриста из-за рубежа»

Дракохруст: На какие особенности массовых поведения вы обратили внимание во время нынешних Европейских игр? Как воспринимают белорусы иностранцев? Как воспринимают иностранцы Беларусь и белорусов? В этом году иностранцев было немного, была официальная цифра — 12200 человек. На чемпионат мира в 2014 году приехала 80 тысяч. Тем не менее, есть ли какие-то особенности восприятия? И какая реакция иностранцев — Wow или Oops?

Цыганков: Эти официальные цифры следует прокомментировать. Ведь из этих 12 тысяч 4 тысячи сами спортсмены. Если добавить их родственников и друзей — то можно предположить, что они составят большую часть всех иностранцев, приехавших в эти дни в Минск. Безусловно, никакого туристического прорыва нет. Прорыв был во время чемпионата мира по хоккею, когда по белорусскому столицы ходили тысячи чехов, шведов, финнов.

Я тоже был несколько раз в фан-зонах и могу сказать, что иностранный нероссийского язык почти не услышишь, это только единицы за день. Общество обсуждает преимущественно те препятствия, которые создают эти Европейские игры для минчан — это и пробки, и перекрытия улиц. Это такое поклонение перед иностранцами, идущее еще с советских времен — все для них, а не для «местных».

Новик: Я была на открытии чемпионата мира по хоккею, я была на открытии и нынешних игр. И надо отметить: просто невозможно найти иностранца сейчас. Будешь искать, ходить неизвестно сколько, а иностранной языка не услышишь! Преимущественно звучит русский язык. Еще реже, чем английский — это белорусский. Даже когда я была в Гродно последний раз, я слышала больше иностранного языка, чем в Минске сейчас во время этих игр. Даже в тех же социальных сетях очень много людей пишет, что невозможно встретить туриста из-за рубежа.

О которых толпы туристов можно говорить, когда на самом деле большинство тех иностранцев, которые все же приезжают в Беларусь, пользуются моментом: как раз идут игры, ну и можно посмотреть на город, почему бы нет? Именно такое мнение высказал единый англичанин, которого встретили на открытии — рассказал, что просто воспользовался моментом, чтобы поиграть. Эти 12 тысяч — это мизер. Кажется, бывает, что в тот же Гродно бывает больше туристов, чем сейчас в столице.

Дракохруст: Во время последнего чемпионата по футболу в России много писалось о многочисленных романы, скажем так, россиянок с гостями чемпионата. Насколько широко сейчас это наблюдается в Минске? Пишут об этом в соцсетях?

Новик: Вовсе нет, просто нет тех толп иностранцев, которые были в России. Надо тут понимать, что когда был ЧМ по футболу в России, то там была просто невероятное количество иностранцев. И девушки, которые начинали встречаться или проводить время с иностранцами, в некоторых случаях их начинали преследовать. Бывало, что могли и избить. «Как вы могли продаться Западу, американцам, как вы можете так ?!»

Дркахруст: В Беларуси нет таких толп нет ли такого народного отношения?

Новик: Не знаю насчет отношения. Есть такое, что девушки, которые начинают встречаться с иностранцами, которые приехали учиться в Беларусь, в студенческих городках к таким девушкам не очень хорошее отношение. И в Беларуси есть такое осуждение, но на играх такого я не вижу.

Белорусское завзеньне родителей и детей

Дракохруст: Как изменилось белорусское завзеньне за десятилетия? Больше стали болеть или меньше? Когда-то в советские времена так следили за футбольными матчами даже по репортажам по радио. Ну а теперь, когда видно все и в реальном времени и в повторах — больше болеют?

Коцкая: Сейчас это иногда идеология, людей часто угоняют, загоняют на спортивные соревнования, им выдают флаги и различную символику. Но если говорить о нынешних Европейские игры — забудьте про соревнования и спорт. Здесь нет туристов, нет болельщиков.

Я была на финале соревнования по батутах, было несколько розданных государственных белорусских флагов, некоторые держали вверх ногами. Были итальянцы и поляки с бэджами. Разговаривать о культуре завзеньня в связи с европейскими играми просто не приходится.

Цыганков: У нас не очень спортивная нация с точки зрения симпатии команде. Мне кажется, можно констатировать уменьшение интереса к спорту среди массовых белорусов. Даже матчи сборной Беларуси по футболу не собирают полные стадионы. В то время как в Европе на игры своей городской команды не высшей лиги приходит больше людей. В США десятки тысяч приходят на матчи университетских команд.

В советских время у людей было меньше развлечений и возможностей провести свое свободное время. Тогда, кроме футбола, не было особенно заметных, законных) альтернатив. Теперь есть выбор, кроме спорта. В результате имеем то, что в Беларуси на матчи чемпионата страны по футболу приходит несколько сотен человек.

Новик: Я не жила в советское время, потому что я слишком молода. Но все же интерес к спорту выросла в последнее время. Появились герои, появились беларусизаваныя команды, есть команды, которые используют белорусский орнамент на форме, и к ним сильная поддержка со стороны болельщиков. Например, тот же Гурков, он очень популярен в социальных сетях, на него приходят посмотреть, он воспринимается героям в Беларуси.

Но если сравнивать с украинцами, там совсем иначе все. Когда я была во Львове во время какого-то матча — весь город его смотрел, во всех барах и кафе его транслировали, мест не было вовсе. Но у нас такого не было. Может, нет привычки к этому или дорого. Но все равно — тенденция увеличения интереса к спорту, мне кажется, есть.

Женское лицо белорусского завзеньня

Дракохруст: Раньше как-то казалось, что болельщик — это преимущественно мужчины. Оно, кажется, и теперь то же самое, но изменилась пропорция? Женщин-болельщиц стала существенно больше? Женщины болеют иначе, чем мужчины?

Новик: Тут уже нет разделения на гендерные категории. Может, в советское время такая риторика была: мужчины самые сильные, самые лучшие. Но, кажется, всегда были примерно одинаковы соотношение, сколько женщин болеет, сколько мужчин. Может, женщины начали смелее высказываться об этом? В моей классе еще 10 лет назад половина девушек ходили на футбол и болели за свои любимые команды и делали флаги этих команд, полностью поддерживали их.

Цыганков: Мне кажется, это существенно изменилась. По сравнению с советским временем завзеньне стола и женской традицией — это достижение последних десятилетий. Например, на хоккей, на матчи хоккейного клуба «Динамо» приходит 20-30% женщин — в советское время такого и близко не было.

Коцкая: Я пару дней назад ходила на соревнования и там на входе досмотр делала женщина. Я ей говорю: «Я впервые стою в очереди на досмотр на спортивное соревнование». Ведь мужчин не было, были одни женщины. Она мне отвечает: «А вы думаете кому-то из мужчин это интересно?»

Цыганков: А что за соревнование было?

Коцкая: Это были скачки на батутах. Было впечатление, что раздали билеты женщинам, преимущественно в возрасте 40+. И одни женщины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *