- Сергей Наумчик

Массовое убийство, которое стремятся забыть в Китае

30 лет назад в Пекине на площади Тъяньаньмэнь военные подразделения по приказу высшего коммунистического руководства подавили массовый выступление студентов.

Недавно знакомая пражская врач рассказала о случае, который ее сильно впечатлил. На прием пришла китаянка, которая стажировалась при одной международной организации в Европе. Была необходимость подождать, пока станут известны результаты анализов, и врач и пациентка беседовали «о жизни». Между прочим, собеседник тоже была врачом — врачом наук. Врач спросила, а как сейчас оценивают обычные люди в Китае события 1989 года на площади Тъяньаньмэнь.

И — удивилась ответа.

Собственно, никакого ответа не было — пациентка не знала о Тъяньаньмэнь ничего. Конечно же, о площади Тъяньаньмэнь — центральную площадь китайской столицы — она ​​знала, и была на ней. Но вот о том, что весной 1989-го, там собрались тысячи студентов с требованием демократизации, и что 4 июня манифестантов расстреливали из автоматов и душили танками, и даже официальный Пекин признал наличие более 200 жертв (различные источники называют другие цифры убитых, вплоть до 7 тысяч), — об этом гостя из Китая не знала.

Существенное уточнение: пациентка было не доктором биологических или физико-математических наук.

Она была историком.

Признаюсь: если бы не слышал это от человека, которому доверяю — не поверил бы. Это все равно, чтобы в Советском Союзе году в 1978 доктор исторических наук ничего не слышал о репрессиях 30-х годов, просто не знал, что они были. Так, после отставки Хрущева об этом не говорилось активно, но о решении XX и XXII съездов КПСС с осуждением «культа личности Сталина» и «неоправданных репрессий», как помню, писалось даже в школьных учебниках.

А с другой стороны — не знали же полтора миллиона жителей Минска о том, что рядом с ними — Куропаты.

Действия коммунистических властей (реальным руководителем Китая в то время был Дэн Сяопин) осудили во всем мире. С той или иной степенью резкости высказались все более-менее заметные страны; СССР — промолчал.

В Минске «Красная смена», которая по смелости могла сравниться с еженедельником «Литература и искусство», опубликовала снимок танков на центральной площади Пекина. Кажется, это было все о Тъяньаньмэнь, что я тогда мог прочитать в официальной печати.

Если коммунистическая китайская пропаганда стремилась сокрушить память о Таньанмэнь, то в некоторых бывших советских республиках события 1989 года, напротив, вспоминают как пример «правильной» политики.

Прокремлевские информационные ресурсы в эти дни пишут, что именно «путь Дэн Сяопина» (подавление танками протестующих и замораживание демократических реформ) позволил запазьбегчы «раздрабленьня страны» и вывел ее в эканамичныя лИдэр мира.

Намек здесь понятен — в СССР все пошло иначе, Горбачев реформы продолжал, и в результате СССР распался. Что Советский Союз прекратил существование — это, разумеется, российские СМИ подают как самый негативный результат начатой ​​Горбачевым перестройки.

Мол, надо было и Горбачеву, как Дэн Сяопин — танками, танками …

Можно представить, сколько бы, — не сотен, тысяч — поражены было бы, если бы Горбачев послушался настойчивых советов и агрессивных требований военных да и партийных генералов «проявить твердость».

Но количество потенциальных жертв при этом апологетов «китайского пути», разумеется, не волнует — на это у них есть индульгенция еще со времен большевистского террора, воплощенная в формуле «лес рубят — щепки летят».

Относительно же экономических успехов Китая можно также привести аргументы, базирующиеся на стоимости этих реформ для общества — свободе слова, политического плюрализма, прав человека.

Боюсь, что перенесение китайского опыта в полном объеме не очень бы обрадовало его поклонников на просторах бывшего СССР. Более того, некоторые из них исчезли бы не только с экранов телевизоров, но и из жизни — в Китае за коррупцию осуждены тысячи чиновников, в том числе и самых высокопоставленных, вплоть до членов Политбюро.

Традиционный способ наказания за коррупцию — расстрел. И наличие у заместителя главы правительства активов на сотни миллионов долларов (как это задекларировал один из кремлевских чиновников) не была бы понята товарищами из Центральной комиссии коммунистической партии Китая по инспекции дисциплины.

Конечно же, такие рассуждения — абстракции. Фактом остаются сотни убитых и тысячи осужденных только за то, что хотели в своей стране демократии и свободы. И фотографию неизвестного человека, который остановил (говорят, только на минуты) танковую колонну на плов Тъяньаньмэнь, сделавшись одним из символов сопротивления диктатуре.

Мнения, высказанные в блогах, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *