- Общество

Похищение в Киеве. Депортация в ответ на просьбу об убежище

Утром 22 мая в пригороде Киева семилетний Мухаммад забежал в помещение, которое снимали его родители, с криком: «Тата украли!». Его мать, жена искателя убежища Муродали Халимов рассказывает, что, по словам ребенка, мужа похитили четыре человека, которые приехали на серой «вреде», один из них был в маске. «Просто у подъезде силой запихнули к своей машине, а мальчика, который хотел прыгнуть вслед за отцом, оттерли», — рассказала Ситора Халимов корреспонденту Радио Свобода. Она сразу сообщила мужу сестры, а тот — адвоката Алексея Скорбач, который готовил документы Халимов для повторного обращения к Государственной миграционной службы Украины (ГТСУ).

2017 Муродали Халимов уже обращался с заявлением, в котором просил ГТСУ предоставить ему убежище в Украине, однако получил отказ. Попытка обжаловать отрицательное решение в судах была безуспешной. Над ним с 2017 года висел дамоклов меч экстрадиции: такое решение приняла Генеральная прокуратура Украины по запросу таджикских спецслужб. Однако, пока длилась процедура в миграционной службе и судах, по украинскому законодательству искатель убежища не может быть выдан в страну происхождения. На родине Халимов обвиняют в причастности к так называемой «Исламского государства».

2017 Халимов вместе с другим таджиком удерживали под экстрадиционным арестом в Харьковском СИЗО для дальнейшей отправки на родину. Товарища Муродали выдали, а его не успели — в дело вмешался адвокат Алексей Скорбач , который увидел в работе следственных и миграцийникив многочисленные процессуальные нарушения. Обращение адвоката в суд затормозила дело об экстрадиции на два года.

На последнем этапе судебного разбирательства против миграционной службы в Халимов были адвокаты по программе бесплатной правовой помощи. В феврале кассационная инстанция — Верховный суд — отказался рассматривать жалобу на решение апелляционного суда об отказе предоставить статус беженца. В таких случаях спасительной для искателя убежища является повторное обращение в миграционную службу. Для этого должны быть изложены в заявлении дополнительные причины для обращения, возникшие с момента подачи первой аналогичного заявления. Такие причины в Халимов были, говорит Алексей Скорбач. Накануне похищения он встречался с клиентом.

Нарушено право на получение убежища в Украине, ведь центральные органы ГТСУ и ГПУ были уведомлены о подаче заявления через новые обстоятельства
Алексей Скорбач

«… Я встретился с Муродали и мы подготовили заявление. Она осталась у него на руках. Примерно в обед 22 мая узнал о его похищении неизвестными лицами. Сразу обратился в миграционную службу и от своего имени, как представитель и адвокат, предоставил новое заявление на защиту со аргументами. С документами о получении заявления обратился в Генпрокуратуру, где дал адвокатский запрос с требованием немедленного сообщения о местонахождении Муродали Халимов. Я также сообщил ГПУ о подаче нового заявления и предоставил копию сопроводительной в ГТСУ », — сказал Скорбач в комментарии Радио Свобода. Вечером того же дня адвокат побывал в областном и киевском городском управлениях национальной полиции, однако своего подзащитного там не нашел.

Адвокат констатирует нарушение прав Халимов: «Возбуждено право на правовую помощь и защиту. Кроме этого, нарушено право на получение убежища в Украине, ведь центральные органы ГТСУ и ГПУ были уведомлены о подаче заявления в силу новых обстоятельств ». Поняв, что его обращение в Украине игнорируются, Скорбач прибег к помощи в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ): он попросил срочно применить правило 39 Регламента суда о немедленной остановке экстрадиции. Но ответ из Страсбурга поступило адвокату только через два дня — в то время Халимов в Украине уже не было. Как сообщила Радио Свобода его жена Ситора, человек позвонил ей с неизвестного номера и сказал, что он в Таджикистане. И попросил как можно скорее вместе с детьми возвращаться на родину. «Сказать, в какой тюрьме находится он не успел, похоже было, что у него отобрали телефон», — отметила Халимов.

Генпрокуратура, которая приняла решение об экстрадиции, не комментирует обстоятельства выдворение гражданина Таджикистана. «Процедура ЕСПЧ предусматривает автоматическое поступления решения о запрете экстрадиции адвокату и в Минюст, откуда курьером должен немедленно передать решение суда Генпрокуратуре, которая его выполняет», — сказал Радио Свобода правозащитник Борис Захаров.

Однако, заместителю министра юстиции — уполномоченному по вопросам ЕСПЧ Ивану Лещине неизвестно о деле Халимов. «Я только из Страсбурга вернулся, ничего не знаю о таком решении», — сказал он Радио Свобода.

«Опасные» таджики

Муродали Халимов не является политическим или религиозным активистом, в поле зрения спецслужб он попал через свои родственные связи с ранее судимыми братьями, один получил по обвинению в терроризме 15 лет, другой — 17. Одна из типичных черт работы местных силовиков — преследование не по конкретные действия, а за принадлежность к семье, члены которой имеют конфликт с режимом. Таджикские спецслужбы провели подготовительную работу к экстрадиции Халимов. Через Радио «Озоди» (Таджикская редакция Радио Свобода) распространили информацию, что Халимов является вербовщиком группировки «Исламское государство» и воевал на Донбассе. Правда, версии о том, на чьей стороне он воевал, были разные. По словам адвоката Алексея Скорбач, именно публикация на сайте Радио «Озоди» стала новой обстоятельством, усилила опасность для его клиента. Так единственная возможная «вина» Халимов перед властью Эмомали Рахмона — принадлежность к салафитских течения в Исламе.

Вижу две причины. Первая — привыкшие к советскому режиму «полковники» и «генералы» тянут Украину назад в СССР, вторая — противостояние старой и новой команд в украинской власти
Маьруф Махмудов

Таджикистан, который последовательно проводит пророссийскую политику и голосует в международных организациях в поддержку России, не является союзником Украины. Поэтому таджикский эксперт по миграционной политике Маьруф Махмудов , который живет в Киеве, советует причины экстрадиции Халимов искать в киевских кабинетах. «Я не вижу здесь тенденции, хотя ситуация довольно печальная. Вижу две причины. Первая — привыкшие к советскому режиму «полковники» и «генералы» тянут Украину назад в СССР, вторая — противостояние старой и новой команд в украинской власти. После заявления нового президента Зеленского об увольнении генпрокурора, его сторонники решили сделать подлость и нарушили все возможные законы, теперь Киеву придется объяснять свои действия в ЕСПЧ », — отметил Махмудов в комментарии Радио Свобода. В то же время адвокат Халимов Алексей Скорбач убежден, что экстрадиции его клиента предшествовали политические договоренности Душанбе и Киева.

В России похищения таджикских оппозиционеров, разыскиваемых тамошними спецслужбами, давно стала повседневностью. Украина задерживает разыскиваемых таджиков, но до сих пор экстрадиция обвиняемых в терроризме (а это стандартное обвинение для всех оппозиционеров) была скорее исключением. В марте суд освободил из-под экстрадиционного ареста проповедника Абдукодира Носирова, которого обвиняют в причастности к легальному в большинстве стран салафизма. Весной 2013 года в Борисполе по запросу таджикских спецслужб был арестован бывший премьер-министр страны Абдумалик Атовуллоев, постоянно проживает в США. Вскоре его отпустили. Экстрадиция Халимов — вторая в Таджикистан за последние два года.

Международные правозащитные организации регулярно называют в своих отчетах режим Эмомали Рахмона как системного нарушителя прав человека. В этой стране практикуются преследования оппозиции, пытки и приговоры оппозиционерам в закрытых для прессы судебных заседаниях. Нормой является приговоры за недоказанные преступления в двадцать и более лет заключения. За последний год доведены до отчаяния заключенные двух таджикских колоний поднялись. Оба восстания были подавлены с многочисленными человеческими жертвами. Власти Таджикистана не допускает независимых наблюдателей для мониторинга мест лишения свободы.

Здание Генеральной прокуратуры Украины

Здание Генеральной прокуратуры Украины

Полгода назад экстрадировали ингуша Тумгоева

Предыдущая экстрадиция из Украины произошла полгода назад Генпрокуратура выдала в Россию ингуша Тимура Тумгоева, который, как утверждают, воевал на Востоке Украины против российских гибридных сил. Обещания Генпрокуратуры расследовать обстоятельства экстрадиции бойца остались невыполненными. Заместитель генпрокурора Евгений Енин, который подписал решение о его экстрадиции, ни был отстранен от выполнения обязанностей и доработал до отставки по собственному желанию. Генпрокуратура обязывалась следить за соблюдение прав экстрадированного ингуша в российских местах лишения свободы. От семьи Тумгоева известно, что он был несколько раз жестоко избит в СИЗО, однако никакой реакции Киева на эти сообщения не было.

Единственным рычагом давления здесь может быть Европейский суд по правам человека, который принимает решение о финансовой компенсации
Геннадий Токарев

Руководитель Центра стратегического защиты Харьковской правозащитной группы Геннадий Токарев в комментарии Радио Свобода отметил, что следует ожидать дальнейших экстрадиций искателей убежища. «Единственным рычагом давления здесь может быть Европейский суд по правам человека, который принимает решение о финансовой компенсации, нарушителем у нас есть орган, который сам должен следить за соблюдением законов, поэтому прогноз неутешительный», — отметил адвокат в комментарии журналистам.

Руководитель проектов Харьковской правозащитной группы Борис Захаров считает, что резкая реакция гражданского общества против экстрадиции Тумгоева позволила предотвратить подобные шагам в отношении других беженцев из Северного Кавказа. Однако общая ситуация с правами человека в Украине ухудшается, отмечает правозащитник.

«Новая власть еще не утвердилась, старая уже идет, поэтому ситуацию под контроль взяли люди в погонах, которые действуют по привычным для них схемам, в том числе и в том, что касается сотрудничества с авторитарными режимами», — сказал он в комментарии Свобода.

По мнению Бориса Захарова, адекватное наказание должностных лиц, которые допускают нарушения прав уязвимых категорий, а среди них и искатели убежища, может предотвратить распространение практики экстрадиций преследуемых авторитарными режимами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *